"Человек судьбы" Юлия Тимошенко

Андрій Окара
Погляди 5 жовтня, 2007, 12:06 2482 2
Додати до обраного
Иногда бывает: тебе снится музыка. Ты просыпаешься, но музыка как бы растворяется, остается невыразимым воспоминанием. Подозреваю, Юлии Тимошенко снится рай.

Post Scriptum-2007. Эвита и Юля: Сны о рае

Юлия Тимошенко в последние несколько лет привыкла быть законодательницей мод — на косу, на "Louis Vuitton", на белые элегантные костюмы и традиционное украинское коралловое "намисто".

На досрочных выборах в Верховную раду она попыталась реализовать свою старую мечту: стать законодательницей еще и интеллектуальной моды. Не получилось: на ее вызов в виде 300-страничной стратегии развития Украины под названием "Український прорив" откликнулся только Кинах. Да и то бил-бордами — мол, книгу с таким называнием я уже когда-то написал.

Наверное, точно так же Вергилий отчитывал бы Ивана Котляревского за "Енеїду". Ющенко сквозь зубы процедил, что от таких стратегий проку нет никакого. Ахметов же пообещал, что после выборов презентует собственную, написанную американскими экспертами.

Иногда бывает: тебе снится музыка — такая чудесная, такая удивительная, какой не написали ни Бах, ни Вивальди, ни Моцарт, ни Вагнер, ни Чайковский, ни Платон Майборода. Ты просыпаешься, нервно пытаешься вспомнить, напеть, записать, если знаешь ноты, но музыка как бы растворяется, рассасывается, испаряется, остается невыразимым воспоминанием.

Иногда тебе снятся неслыханные никем слова — они пульсируют, соединяются в сложный рисунок как булыжники на мостовой, из них рождаются стихи и созвучия.

Иногда тебе снятся образы, картины, скульптуры, театральная сцена, отрывки из никем еще не снятых фильмов.

Подозреваю, Юлии Тимошенко снится рай.

По крайней мере, ее желание построить "ідеальну країну" и "конкурентоспроможну Україну" свидетельствует именно об этом. Она с увлечением говорит о теории справедливости Джона Роулза, о солидаризме, об Украине, повторившей успех азиатских "тигров". Ее собственное "ноу-хау" — это соединение идей справедливости и конкурентоспособности.

Профессиональный композитор, поэт, художник отличается от непрофессионального талантливого человека с тонким ощущением мира именно тем, что свои смутные видения, сны, мысли и чувства умеет переводить на язык искусства.

Юлия Тимошенко мечтает стать великим социальным философом — это очень заметно, если понаблюдать за ее речью и выражением глаз. В украинской политике крайне мало людей, которым интересны идеи. Ей интересны.

Иное дело, она не знает нот. Да, впрочем, Пол Маккартни тоже нот не знает — ни в переносном, ни в самом прямом смысле. Но если ты напишешь "Yesterday", люди, способные записать это на пяти линейках, найдутся непременно.

Похоже, свою знаменитую косу Юлия Тимошенко тоже увидела во сне. Однако снилась ей вовсе не Леся Украинка, а Эвита Перрон!

Интересно, чему еще — хорошему и плохому — научила ее аргентинская супердива?

Post Scriptum-2006. Солидаризм в стране "маленьких украинцев"

Везде, где появляется Юлия Тимошенко, там появляется идеология "Третьего пути" — как в форме собственно идеологии (например, солидаризм), так и в форме политической стратегии. Ее путь — не с "оранжевым" Ющенко и не с "голубым" Януковичем. Ее путь — в радикально ином направлении. Именно благодаря Юлии нынешняя украинская политика — это не лобовое противостояние двух полярных сил, а треугольник "Ющенко — Янукович — Тимошенко", в котором каждой из "вершин" приходится постоянно маневрировать.

Поэтому по различным политическим вопросам возможны любые ситуативные коалиции: Ющенко с Тимошенко против Януковича, Януковича с Тимошенко против Ющенко, Януковича с Ющенко против Тимошенко. Реализации последнего варианта Юлия Владимировна опасается больше всего, поэтому немало ее сил направлено на предотвращение "оранжево-голубой" коалиции. Кажется, уже все противники поняли, что оставить БЮТ за бортом будущей парламентской коалиции — это значит спровоцировать новый Майдан и вызываемый политтехнологическими средствами хаос.

В нынешней предвыборной парламентской кампании блок Юлии Тимошенко основную ставку, как и подобает апологетам "Третьего пути", делает на "качественный" электорат — на неравнодушных, на пассионариев, на людей с максималистскими жизненными установками. Это неэффективно с точки зрения борьбы за голоса электорального "болота", но эффективно с точки зрения более длительных общенациональных перспектив и с точки зрения позиционирования самой Тимошенко как уникального политика с мессианскими амбициями.

Такая ставка БЮТ на "избранных" проявляется во всём — и в идеологии солидаризма (с точки зрения предвыборного маркетинга было бы эффективнее назвать ее "истинным либерализмом" либо "настоящей социал-демократией"; солидаризм — это очень гордый и самоотверженный вызов современному либерально-демократическому "мейнстриму"), и в сочетании в предвыборной символике концептуальных, но отталкивающих красного и черного цветов на белом фоне, и в главном слогане кампании "Справедливість є. За неї варто боротись", в котором ключевыми понятиями выступают "справедливость" и "борьба".

Политический "развод" Ющенко и Тимошенко осенью 2005 года стал тяжелейшей моральной и психической драмой для многих сторонников Оранжевой революции, для которых тандем Ющенко — Тимошенко зафиксировался в образах "Отца Отечества" и "Матери Отечества".

Нынешние отношения между Тимошенко и Ющенко строятся приблизительно по той же модели, что и отношения между Украиной и Россией. Тимошенко позиционирует себя с Ющенко "через запятую" — мол, есть я, есть он, а есть все остальные. В ее понимании коммуникации должны быть горизонтальными, "на равных" и строиться по координационной (а не субординационной) модели.

Ющенко же каждый раз дает понять, что есть он, а есть все остальные, среди которых, возможно, найдется место и для Тимошенко. То есть в его понимании эти отношения — субординационные, иерархические, вертикальные, не предполагающие никакого равенства сторон. Российско-украинское непонимание аж с XVII века строится на том, что Украина жаждет равноправных отношений, а Россия мыслит себя исключительно "старшим братом".

За прошедшие годы и сама Тимошенко, и ее многочисленные советники по-прежнему занимались поиском исторического "протообраза" для "Леди Ю". Их достижения таковы: Маргарет Тэтчер, Эвита Перрон, президент Либерии Джонсон-Сирлиф Эллен. И по новому кругу: Жанна д’Арк, княгиня Ольга, княгиня Ольга, Жанна д’Арк… Обратить внимание на образ Маруси Богуславки никому из искателей почему-то не посчастливилось.

За время своей карьеры Юлия Тимошенко уже несколько раз становилась "украинской Жанной д’Арк". Теперь стратегия ее развития должна заключаться в том, чтобы не просто "примерять" на себя исторические образы, но и реально стать княгиней Ольгой и Марусей Богуславкой. Хватит ли сил, желания и мудрости? — вот в чем вопрос.

Post Scriptum-2005. Премьер-министр и "любі друзі": Конфликт интересов и энергетик

Юлия Тимошенко стала мотором, нервом, генератором импульсов, идеологом, провайдером, модератором и главным творцом успеха Оранжевой революции в ноябре-декабре 2004 года. Возможно, революция могла бы победить без Александра Зинченко, Петра Порошенко, Юрия Луценко, Николая Томенко и даже без Виктора Ющенко. Но никак — без Юлии Тимошенко, поскольку именно она наиболее явно и последовательно демонстрировала инстинкт власти и волю к победе.

Ничего подобного не проявлял ни Виктор Янукович (и это главная причина его проигрыша), ни даже Виктор Ющенко. Именно она сыграла роль "критической массы", без которой победа Ющенко была бы под большим вопросом. В случае если б она под любым предлогом перешла на сторону Януковича, в кресло президента Украины, вне всякого сомнения, сел бы именно он.

На революционной волне Юлия Тимошенко феерически стала премьер-министром Украины, а также — самым харизматичным политиком в Украине и даже во всем СНГ. Виктор Ющенко и Владимир Путин — носители харизмы принципиально иного типа — пассивного, "лунного", главный признак которой — вменение внешне пассивному политику уникальных, иногда даже сверхчеловеческих качеств.

Например, харизматичность Юлии Тимошенко строится на ее политических поступках, действиях, публичных выступлениях. Тогда как харизматичность Владимира Путина в начале его первого президентского срока и Виктора Ющенко в 2001–2004 годах строилась на уверенности в том, что они — "избранники судьбы", способные ответить на главные вызовы, стоящие перед их государствами: восстановить "вертикаль власти" в России, в Украине — объединить общество и способствовать приходу к власти новой элиты.

Однако ее недоброжелатели строили ей многочисленные козни не только потому, что в тех или иных случаях имел место конфликт бизнесовых либо политических интересов, но еще и потому, что был "конфликт энергетик": яркая, энергичная, "дионисийская" личность, к тому же женщина, не может не раздражать амбициозных, самодовольных и при этом вялых, ленивых, субпассионарных, бесхребетных и неопределенных мужчин. Такая женщина, да еще на ключевом государственном посту, не может не умалять мужского самолюбия, дополненного жаждой фаллоцентрического самоутверждения.

Тем не менее, она пугала не только корыстных "любих друзів" президента, но и многих рассудительных и добропорядочных аналитиков. Пугала как ураган, как воплощение Хаоса, как необузданная и непредсказуемая стихия, грозящая не только злобным олигархам, но и всей призрачной стабильности украинского общества, государства и экономики.

В результате отставки Тимошенко и ее кабинета министров взаимная ненависть и недоверие между нею и Ющенко усилились и стали публичными. В свое время, где-то в 2002–2003 годах, единственными двумя украинскими политиками, между которыми никакие политические союзы и договоренности в принципе невозможны из-за личной неприязни, были Ющенко и Медведчук. Такое впечатление, что теперь таковыми стали Ющенко и Тимошенко.

А зря. Ведь в украинской политической среде никто так друг друга не дополняет, как эти двое. Огонь и вода. Максималистка и минималист. Экстравертка и интроверт. Революционерка и консерватор.

И при этом при всём каждый из них является гарантом политического выживания другого: без Ющенко Тимошенко не имела бы серьезных шансов на пост премьер-министра, без Тимошенко Ющенко не стал бы президентом. Друг без друга они лишены политического будущего. Вопрос заключается в том, по какой из моделей будут развиваться их дальнейшие политические взаимоотношения: как у Жанны д’Арк, преданной спасенным ею же королем, или по житиям княгини Ольги, "переигравшей" всех своих обидчиков и домогателей?

Отставка Юлии Тимошенко с поста премьер-министра говорит в пользу того, что пока, в формате "короткого" времени, она, подобно Жанне, — жертва. Однако в формате "длинного" времени она имеет немало шансов отыграться и жестоко наказать своих обидчиков — "любих друзів" президента.

Intro-2002. Юлия Тимошенко как "человек Судьбы": Жанна д’Арк, княгиня Ольга, Маруся Богуславка

Наиболее заметное отличие Юлии Владимировны Тимошенко от всех других украинских политиков заключается в том, что у нее, пожалуй, единственной внутри стоит моторчик. Некий генератор пассионарного поведения и несимметричного политического мышления. Что-то такое, что качественно отличает ее от соратников и противников и создает перспективы для непредсказуемого политического будущего.

Доминирующий поведенческий стереотип Юлии Тимошенко — это антиповедение, то есть когда сознательно идешь против течения, когда поступаешь вопреки чему-то. Примерно так вели себя запорожские козаки и юродивые. Некоторые не самые большие доброжелатели объясняют стиль ее политического мышления и поведения особенностями женской природы либо наличием элементов параноидальной акцентуации. Тем не менее, соображает она молниеносно и столь же молниеносно реагирует на политические вызовы.

Пребывание в Лукьяновском следственном изоляторе в 2001 году, а также дальнейшее развитие событий создали предпосылки именно для духовного перерождения Юлии Тимошенко. Она начинает верить в свою историческую миссию, в некое высшее предназначение своей политической деятельности, в призвание и исключительность.

Публичный образ Тимошенко как "девы-воительницы" очень хорошо укладывается в традиции специфической украинской политической культуры: ее, женщину, следовало бы считать психологическим мужчиной, пусть часто истеричным и непоследовательным. По крайней мере, необходимость выживать заставила ее воспроизводить многие стереотипы мужского политического поведения. Тогда как не менее половины украинских политиков-мужчин могут считаться психологическими женщинами, утратившими свою политическую субъектность под давлением то ли внешних, то ли внутренних факторов и обстоятельств.

Юлия Тимошенко, похоже, единственная из украинских политиков, пытается "найти" себя в образах исторических персонажей. Так появилась "украинская Жанна д’Арк", немного позже — новая равноапостольная княгиня Ольга. Дальнейшие поиски зашли в тупик — многострадальное штудирование украинской и мировой истории оказалось напрасным: ничего более интересного ни сама героиня, ни ее советники не нашли. А зря: плохо искали.

Если учесть, что в политическом поведении Юлии Тимошенко и в ее риторике явлены достаточно четко выраженные мессианские установки и провиденциальный характер мышления, то было бы оправданным обращение к полулегендарному образу, одному из самых сокровенных в украинской истории, — "дівки-бранки" Маруси Богуславки.

Маруся, вызволившая из бусурманской неволи много тысяч православных душ, манифестирует именно мессианскую историческую устремленность Украины. А известные благодаря соответствующей думе мотивы с кражей ключей у султана и отмыканием темницы с невольниками — это инициатический сюжет, сюжет о посвящении в высшее сокровенное знание.

В основе украинского характера, украинской ментальности лежат два противоположные архетипа: революционно-активный и пассивный. Некоторые пытаются эти противоположные модели поведения сопоставить с двумя кастами — кшатриев (воинов, козаков) и вайшьев (селян-гречкосеев, торговцев, людей буржуазных профессий и мировоззрения).

Характерным для этих каст моделям поведения и социальной адаптации соответствуют модели поведения Ющенко и Тимошенко. Возможно, эти два поведенческих и мировоззренческих начала имманентно присутствуют в каждом или почти в каждом украинце. Сверхзадача Тимошенко, если судить по ее словам и политическим поступкам, — "разогнать" людей с пассивным поведением и "минималистской" социальной ориентацией до "максималистов".

Характерно, что "тимошенковский" и "ющенковский" электораты, при всей их идеологической и ценностной близости, имеют очень четкое деление между собою: за Ющенко голосуют преимущественно "минималисты", "маленькие украинцы" — люди, чья "хата", как правило, "скраю" и которые живут по принципу "якось воно буде" и "главное, чтобы не было войны". За Тимошенко голосуют "максималисты" — "люди с моторчиками". Но наиболее четкое отличие между этими двумя электоратами лежит в сфере онтологии: для сторонников Ющенко время имеет циклическую структуру, для сторонников Тимошенко — линейную.

Поэтому одна из наиболее эксклюзивных черт и самой Юлии Тимошенко, и близкого ей электората, — это эсхатологичность мышления. Именно ощущение Конца, конечности исторического времени создает пространство для мессианской реализации — как отдельной личности, так и всего государства. Такой формат нехарактерен для украинской политической культуры, но именно он является наиболее ценной предпосылкой, способной "прорасти" в украинском будущем.

Если политический инстинкт не подведет Юлию Тимошенко и у нее получится отыскивать правильную "тропинку" в "джунглях" украинской политики, она сможет стать тем самым Человеком Судьбы (так французский геополитик Жан Парвулеско назвал Путина в самом начале его президентства), с личностью которого обычно связывается обуздание социального, политического и исторического хаоса.

Андрей Окара

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції © За матеріалами Андрій Окара /
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 5 жовтня, 2007, 12:06 2482 2
Додати до обраного
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 2
Вибір редакції