Двадцать лет непонимания

Матвей Ганапольский
Россия отмечает 20 лет путча ГКЧП. Единой точки зрения на это событие у граждан нет.

Новая годовщина путча ГКЧП.

Круглая годовщина – 20 лет!

И вновь герои, а также свидетели тех событий полны оценок и комментариев.

Вот Михаил Горбачёв, из совсем свежего интервью о том, как к нему в Фарос приехали ГКЧП-исты:

"Я сказал: "Слушайте, вы меня поражаете. Вы же влезаете в такую авантюру! Вы себя погубите – черт с вами. Но вы хотите раскачать страну, чтобы оно все взорвалось и пошло... Решительно против. Вы от меня передайте: "Я знаю ситуацию. Пусть созывают съезд. Пусть созывают Верховный Совет. У меня самолет лежит, я, говорю, приготовился лететь на подписание. Так что и вы делаете доклад, и я делаю доклад. И посмотрим, кого люди поддержат, кого – нет. Как решит Верховный Совет или съезд, так и будет".

А вот известный писатель Борис Акунин. Он о реальной картинке Москвы того дня:

"На мосту бронетехника. Перед зданием российского верховного совета пусто. Потоптались мы, пооглядывались.
-Ладно, – говорю. – Идем отсюда. Эта страна получает то, что заслуживает.
И побрели мы вверх по Калининскому проспекту.
Я думал: "Никогда себе не прощу, что не задержался на неделю, ведь уговаривали (мы всего день как вернулись из Германии, от друзей).
Теперь всё, снова железный занавес".
Вдруг поднимаю голову – и ощущение, что мне навстречу вздыбилась мостовая.
Сверху, со стороны Арбатской площади шла огромная, многотысячная толпа: люди, триколоры, почему-то строительный кран и на нем парни размахивают какими-то флагами.
И всё это движется к нам, сюда.

Даже сегодня, вспоминая этот миг, я начинаю моргать.
Это один из самых важных моментов в моей жизни. Впервые, в тридцатипятилетнем возрасте, я понял, что живу дома, что это моя страна.
У меня куча претензий к сегодняшней России.
Меня часто тошнит от ее правителей. Но разница в том, что за советского "броненосца в потемках" с его "сиськами-масиськами" мне не было стыдно, он не имел ко мне отношения.
А когда один российский альфа-самец спьяну лупит по барабану или другой изображает горохового шута с глиняным горшком, хочется провалиться сквозь землю.
Августовские события 1991 года – единственное, за что наше поколение может себя уважать.
Больше, увы, пока хвастать нечем".

Вот Леонид Радзиховский. Он о последствиях путча:

"Кто же кого победил?
Центральная номенклатура – иль местные баи? Генерал-лейтенанты КГБ – иль скромные лейтенанты?
Ответ очевиден – победила дружба.
И это очень хорошо, консенсус.
Иначе была бы, пожалуй, гражданская война за интересы тех или иных номенклатурных кланов (а так были только «разборки»).
Больше того.
Ради красного словца не будем упрощать ситуацию.
Родился номенклатурный капитализм.
Он сопровождался и многим другим: например – открытая сырьевая страна. Кому нравится "открытая", кому "сырьевая". Кроме того – полные магазины.
И, наконец, в момент хаоса (1990-95) у многих совсем не номенклатурных людей появилась возможность тоже зацепиться за социальные лифты! Правда, больше такого разврата уже не было. Дверцы закрылись, а потом и лифты встали.
Всего этого не так мало.
А сами дни 19-21 – великое Шоу Свободы.
Такое точно бывает раз в жизни. Далеко не в каждой жизни".

А вот, политик "новой волны", миллиардер Михаил Прохоров. Сейчас он руководит партией "Правое дело" и высказывает амбиции о будущем премьерстве. Говорят, что он человек Медведева:

"Думаю, что с определенной натяжкой, события 1991 можно рассматривать как буржуазно-демократическую революцию.
Те, кто пришел на смену партийной номенклатуре, были "прародителями" нового класса – буржуазии. Хотя и не обладали в то время необходимым атрибутом в виде капитала.
Но стала ли буржуазия, "новые русские" (термин был впервые введен тогда газетой Коммерсант) новым правящим классом?
Нет! Ни в России, ни в бывших республиках Союза до сих пор так и не появился новый правящий класс. Мы все по-прежнему уповаем на сильного президента. В нашем сознании – или в коллективном бессознательном – превалирует идея монархии".

Это только несколько мнений из сотен.

А есть еще коммунисты – "Мы потеряли СССР!"

А есть еще бывшие страны СССР – "Мы нашли независимость!"

Есть еще граждане России среднего и пожилого возраста – "Где наши завоевания – бесплатная медицина и хорошая пенсия?!"

Есть русские националисты – "Куда подевали имперское величие страны?"

Эти "вечные" вопросы, мнения и требования останутся навсегда.

И недовольство всех сторон также останется навсегда, потому что оно основано на неизвестности, на предположении того, как бы сложилась жизнь империи, если бы СССР не распался.

Тем не менее, к 20-летию путча можно подвести некоторые итоги.

Первое – мир оказался сложнее, чем предполагали идеалисты – через 20 лет никто друг от друга никуда не убежал. Да, национальные элиты внутри стран появились, но, на внешнем контуре, поискав рынки сбыта и не найдя их, экономика стала диктовать кооперацию, поэтому воссоздание паллиативного СССР-овского экономического пространства – это то, что стоит сейчас на повестке дня всех, без исключения, новых независимых государств.

Второе – идеологическое. Россия всё так же, как и раньше настаивает на существовании "зоны своих интересов". За влияние над этими зонами, она готова на воины реальные (Грузия) и экономический шантаж (Украина). Во многом, это иррациональное поведение России – не более, чем постсоветский имперский синдром и лучше бы его не было. Но пока он есть, странам вокруг России приходится искать подходящую манеру поведения, либо скатываться к глубокому конфликту. Среди положительных моментов – хаотичная интеграция рабочей силы - другими словами, присутствие на российском рынке тех, кого принято называть "понаехали тут". Трудовые мигранты из некоторых стран отсылают домой суммы, составляющие, в совокупности, половину бюджета своих стран.

Третье – культурологическое. Русский язык, как язык межнационального общения, во многих странах сошёл на нет. И тут нет ничего хорошего, ибо никто не отменял постулат, что "знаешь еще один язык – проживаешь еще одну жизнь". В результате, поколение 20-летних оказалось заложниками исключительно своего национального языка со своим нищим национальным рынком труда. Исключением является только Грузия, которая объявила обучение английскому государственной задачей, - как часть интеграции своей страны в Европу.

Итог: политические идеи ГКЧП были обречены – государства, образующие СССР, не могли не использовать исторический шанс вырваться из заботливых лап "социалистического Отечества".

И, думается, не стоит искать правых и виноватых, а также просчитывать историю в её сослагательном наклонении – ведь и Горбачёв, и ГКЧП, да и все мы, свидетели тех событий, были не более чем выразителями требования времени.

Действительно, "верхи не могли, а низы не хотели".

И вряд ли стоит считать "Лебединое озеро", которое стали немедленно показывать по телевизору во время путча, такой уж большой трагедией.

Путч просто привел страну в соответствие с истинными желаниями её граждан – быть свободными и самим определять свою судьбу.

А что касается упомянутого балета, то именно его, в годовщину путча, транслирует российский канал «Культура».

Но это не более, чем программное совпадение.

____________________________________________________________________________________________________________________________________

Читайте також:

Иди сюда, ненька, ты нам очень нужна!

На фоне собственных экономических неудач, украинская экономике нужна России хоть шкуркой, хоть тушкой.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 14
Вибір редакції