Хорошо, что Мастроянни у меня не снимался

У Шахназарова мечтал сниматься даже Мастрояни
Погляди 20 вересня, 2009, 09:45 1037 1
Додати до обраного
Шахназаров представил в Киеве свой новый фильм "Палата № 6". Максимально приближая нас к реальности режиссер снял в картине настоящих пациентов психбольницы, которые учили Чехрва наизусть и играли.

Карен Шахназаров представил в Киеве свой новый фильм «Палата № 6» по одноименному рассказу Чехова. Съемки фильма проходили в психоневрологическом интернате в Московской области, а героями некоторых эпизодов стали пациенты этого заведения, душевнобольные, которые учили отрывки из Чехова и играли на уровне с профессиональными актерами. Лента уже успела завоевать первые награды. На недавнем международном Московском кинофестивале исполнитель главной роли Владимир Ильин получил приз за лучшую мужскую роль.

-Карен Георгиевич, почему вы вдруг решили взяться за сценарий, который у вас провалялся аж двадцать лет?

- Это, действительно, какая-то странная история. Когда-то нам с Александром Бородянским написать сценарий предложил итальянский продюсер, у которого был контракт с Марчелло Мастроянни. Мы подумали: почему бы и нет? В конце концов, Мастроянни не самый последний персонаж в мировом кино. Мы понимали, что это должно быть что-то классическое. Поэтому взялись за Чехова. Я предложил «Палату № 6». Сюжет перенесли в современность, и в результате он получился по форме довольно авангардным. А итальянцам хотелось более классического Чехова. Какое-то время мы препирались, в итоге все распалось, проект не состоялся. Сценарий провалялся много лет и в последний год вдруг материализовался. Я не могу однозначно сказать, почему. Возникло вдруг ощущение, что хорошо бы его снять. И я очень рад этому. Потому, что сам получил большое удовольствие от работы с чеховским языком. Я считаю, очень правильно, что мы сделали картину сейчас, а не тогда. И хорошо, что Мастроянни не снимался. Он хоть и великий артист, но все равно смотрелся бы в «Палате № 6» чужеземцем. А в этом произведении очень русская ткань.

- Вы лично были знакомы с Мастроянни?

- Мы сдружились, много общались, созванивались. Марчелло очень хотел играть у меня. Он был, конечно, очень интересный, яркий человек.

- Хоть с Мастроянни тогда не получилось, но все же одну мировую знаменитость в своем кино вы сняли…

- Я считаю Малкольма Макдауэла, который у меня сыграл в «Цареубийце», одним из величайших актеров ХХ века. Мне очень повезло, что он снимался в моей картине.

- Голливудские артисты в работе отличаются от наших?

- И от европейских, кстати, тоже. Они очень профессиональны. Невозможно представить, чтобы голливудский актер пришел на площадку неготовым, не знал текст. Дело в том, что там такое отношение: тебя пригласили на роль, значит, сделать ее - это уже твоя проблема. Мой монтажер обратил внимание, как легко Макдауэлла было монтировать. Потому что, если он закурил на общем плане правой рукой именно на этом слове, то потом повторяет то же на всех планах. А наш актер, к сожалению, может тут закурить правой рукой, там - левой и т.д. В Голливуде пленку не экономят, как у нас. И всегда снимают очень много точек. Это иная система съемки, чем в России и Европе, я бы ее назвал более индустриальной. Но зато это требует от актера максимальной сосредоточенности.

- А что вы больше всего цените в актерах?

- Личность. Когда подбираю на роли актеров, прежде всего ищу личность. Между кино и театром есть разница. В театре актеры находятся на общем плане. Мы не видим их глаз. Более того, они должны форсировать голос, чтобы их услышали в последнем ряду. Там важнее техника. А в кино есть крупный план, и если глаза пустые, то с этим ничего уже нельзя сделать и никакой техникой не компенсируешь. Бывают актеры, которые вроде бы ничего не делают в кадре, а на них можно смотреть десять минут. Поэтому я всегда ищу актеров с энергетикой, которые притягивают к себе зрителя.

- В «Палате № 6» у вас снимались, кроме профессиональных актеров, пациенты психбольницы. Какие сложности у вас с ними были?

- Оказалось, их практически невозможно переиграть! Тяжело сниматься с детьми и животными – они всегда на твоем фоне будут смотреться органичнее. Вот с пациентами психбольницы было то же. Правда, исполнителя главной роли Ильина некоторые врачи часто принимали за своего!

- У вас на съемочной площадке импровизация бывает?

- Конечно. Иногда еду на съемочную площадку и не знаю, что буду делать. Чтобы сообразить, мне нужно время. Поэтому начинаю, например, ругаться. Вот так придерешься к чему-нибудь: «Вы не умеете работать!» или «Хотите все сорвать!» Смотришь, благодаря скандалу часа два выиграл. Пока все в шоке решаешь, что делать дальше. И бывает выкручиваешься…

Вот у Хичкока, говорят, был железный режиссерский сценарий, и он на съемках спал. Фактически снимал второй режиссер. А Мастроянни мне рассказывал, что он никогда не спрашивал у Феллини сценарий. Это было просто бессмысленно. Потому, что Феллини мог поменять даже текст уже во время озвучения. Актер говорил на съемках один текст, а в результате подкладывали другой. Для меня тоже импровизация важна.

- У вас есть запретные темы для творчества?

- Скорее свод правил. Например, не приемлю в кино нецензурную лексику. Считаю, что это слабость. Если человеку нечего сказать, он прибегает к ругани.

- Вы помните момент в своей жизни, когда как режиссер поверили в себя?

- На самом деле в нашей профессии это постоянный процесс. Приходится веру поддерживать в себе. Думаю, тут важно найти грань между излишней самонадеянностью и уверенностью. Быть самонадеянным – вредно. С другой стороны, надо находить силы для принятия решения, осуществления замысла. Тут без уверенности не обойтись. Для меня таким поворотным моментом в жизни стала картина «Мы из джаза». До этого я даже подумывал уйти из кино. Дело в том, что первый мой фильм «Добряки» фактически провалился. Я даже собирался уйти из кино. Вот благодаря успеху «Мы из джаза» остался… Однако если ты снял одну удачную картину, не означает, что можешь почивать на лаврах. Постоянно приходится себе самому что-то доказывать. А вот как только почувствовал себя абсолютно уверенным в своих силах – все, нужно заканчивать это кино. Увы, на самом деле мало кто из режиссеров чувствует этот момент. И уже некоторым и не надо было бы снимать, а они продолжают мучить себя и зрителей.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 20 вересня, 2009, 09:45 1037 1
Додати до обраного
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 1
Вибір редакції