In memoriam

Погляди 7 жовтня, 2009, 11:06 4656
Додати до обраного
Павло Романович Попович. Главная перегрузка космонавта — на земле…

Павло Попович
Павло Романович Попович
Павло Романович Попович отошел в Вечность в той же очередности, что и полетел в Космос. Первый - Юрий Гагарин — советский «WASP», т.е. русский, из народа (из крестьянской семьи), суперхаризмат.
Второй - Герман Титов — русский интеллигент (из семьи сельских учителей).
Третий - Андриян Николаев — «русский цветной», т.е. из РСФСР, но не славянин, а чуваш — представитель поволжского тюркоязычного православного народа.
Четвертый Павло Попович — украинец, представитель «коренной» Украины, «хартленда» — уроженец Киевской области, воплощающий популярную в хрущевские времена официальную присказку об Украине как «второй среди равных».

Потом, почти одновременно с Валерием Быковским, полетела женщина — Валентина Терешкова — красавица-комсомолка-спортсменка, белоруска из Ярославской области, из рабочих.

Космонавти
Первые герои космоса: Герман Титов, Юрий Гагарин, Валентина Терешкова, Валерий Быковский, Андриян Николаев, Павел Попович
Даже если последовательность «Гагарин — Титов — Николаев — Попович» была не выдумкой хитрых пропагандистов, а случайностью, она удивительно точно встраивалась в советскую политкорректную схему.
Не все из первых космонавтов выдержали испытание славой: оказалось, что главные перегрузки — вовсе не в космосе и не при спуске на землю. Главные перегрузки — на Земле! Испытание медными трубами, невероятной славой, всеобщей любовью, интригами, лестью, водкой.
Кто-то спился, кто-то опустился, кто-то умер в одиночестве и забвении. Пожалуй, из первых космонавтов Попович оказался самым счастливым: на похоронах о нем, не дожившем нескольких дней до 79 лет, почти все говорили как о безвременно ушедшем.

Он был интегрирован в такое количество проектов и организаций, что, должно быть, и сам сбился со счета. Он стоял у истоков всех украинских общероссийских организаций и землячеств, и был их «знаменем» — самым эффективным лоббистом. В конце жизни у него даже была идея — организовать ассоциацию украинских космонавтов.

Вообще, Попович долгие годы был как бы главным «официальным украинцем» в СССР. В сталинские времена таким считался Иван Семенович Козловский, а при Хрущеве и Брежневе — Павло Романович. Что нетипично — они оба позиционировали свою украинскую идентичность с сильных позиций. Мол, вам не нравится, что я украинец? Ну, выбачайтэ. Но танцевать гопака перед вами, как Хрущев перед Сталиным, — уж извините. То есть украинец, лояльный Советскому Союзу и советскому режиму, но украиномовный, при этом без шароварщины, коленопреклонения перед «старшими братьями» и ритуальных кликушеских заклинаний, что «мы — один народ»…

Еще при советской власти, в 1970-х годах, секретное предприятие, где работали мои родители, активно сотрудничало с Павлом Романовичем Поповичем по некоторым космическим программам. Один их сотрудник и наш сосед по подъезду даже готовился к сложному космическому полету.

И вот однажды, когда я еще учился в начальных классах, моя мама, ее коллеги и Попович поехали в Киев — по каким-то непонятным для меня делам. Ну и прихватили меня с собой. А еще предполагалась встреча — в ботаническом саду Киевского университета. Принимающей стороной был директор ботсада — некто Вадим Францевич, я даже фамилии его не знаю. Помню только, что это именно он с чуть ли не диссидентским прищуром приобщил нас с мамой к стихам Лины Костенко — мол, замечательная поэтесса, ее долго не печатали — вот, вышел тут роман «Маруся Чурай» — почитайте непременно, тем более, там про Полтаву.

Так я впервые в жизни увидел Киев — Софийский собор, Крещатик, будущий Майдан Незалежности, электронные куранты на Доме Профсоюзов — они были видны из окна гостинницы, где мы жили. Это было начало марта — на склонах уже таял снег, но до настоящей весны еще было далеко. Совершенно удивительный запах и удивительное ощущение жизни — в Москве иначе. С тех пор я больше всего люблю бывать в Киеве именно в начале марта…
Поповича попросили выступить перед сотрудниками ботсада — он рассказывал множество интересных житейских вещей. Например, что когда обычно болит голова, это сужаются сосуды головного мозга, поэтому чтоб не болела, их надо расширять. Но в космосе всё наоборот: там от невесомости сосуды расширяются. Поэтому чтобы голова не болела космосе, Попович просто бился головой о стенку космического корабля. Удивительно, но это помогло.

Павло Попович
Попович долгие годы был как бы главным «официальным украинцем» в СССР
Я тогда еще не знал, кто такие «свадебные генералы», но подумал, что это про него. Вот так слетал пару раз в космос, и на всю жизнь ты — Прометей. Он был веселый и самодостаточный человек и совершенно феерический шоу-мен, знавший огромное количество анекдотов. Но потом он куда-то исчез, не попрощавшись, — типа, по делам. В Москву мы возвращались без него. И вдруг в вагоне в новостях по радио мы слышим: так и так, сегодня утром с космодрома «Байконур» стартовал такой-то космический корабль с таким-то экипажем. И до нас дошло, куда улетел Павло Романович, занимавший в те годы одну из главных должностей в Центре подготовки космонавтов. А еще нашим родственникам в Полтаве провели газ — в начале 1980-х это была большая проблема, но Попович, почетный гражданин города, подписал какое-то прошение на сей счет…

На похоронах Павла Романовича, блуждая среди могил на Троекуровском кладбище, я вдруг отчетливо осознал одну вещь, о которой дотоле лишь смутно догадывался.
Поколение, к которому принадлежал Попович, а также поколение наших родителей — предвоенное и послевоенное — открывало путь к звездам, строило ракетный щит СССР, создавало какие-то удивительные масштабные, неподъемные проекты — заводы-гиганты, электростанции, города в вечной мерзлоте, трубопроводы, многострадальный БАМ. Словом, всё то, что называется модернизацией и индустриализацией. Возможно, большая половина из этого была не нужна изначально, но иначе тогда не получалось.

А наше поколение — занимается всякой фигней.
Я сам лучше других могу пояснить, что так и надо, что эти изменения связаны с новым форматом бытия как такового, со сменой глобальных парадигм — от индустриальной эпохи к эпохе информационной, от модерна к постмодерну. Но вот, скажем, среди моих знакомых и друзей наберется по несколько сот человек журналистов, экономистов, юристов, бухгалтеров, разного рода посредников, несколько десятков бизнесменов, начинающих политиков, политологов, социологов, пиарщиков, имиджмейкеров, стилистов, компьютерщиков-программистов, продавцов воздуха, немало миллионеров и несколько миллиардеров, есть даже один мерчендайзер. Но нет ни одного маркшейдера. Нет ни одного внятного инженера, ни одного ученого-химика, физика или биолога. И «нанотехнологов» тоже нет. (Речь не об образовании, а о роде деятельности.) Никто не хочет открывать что-то новое, неизвестное, уже никто не мечтает стать космонавтом.

Хотя, возможно, это просто смена циклов — сначала общество напряжено, мобилизовано, способно к сверхусилиям и прорывам, способно к освоению вечной мерзлоты и космоса. Но потом оно расслабляется — сверхзадачей считается благополучие и потребительство, а люди то ли погрязают в роскоши, то ли вынуждены чисто физически выживать, бороться за существование.
В такие времена люди забывают не только о Космосе, но и о Боге.

Ведь, если разобраться, первые теоретики космонавтики открывали космические орбиты вовсе не для того, чтобы политики потом могли бросать сверху боеголовки или шпионить за вражескими аэродромами, не для того, чтобы решать какие-то сугубо утилитарные проблемы. И Циолковский, и Федоров, и Кондратюк, и Вернадский считали освоение Космоса чем-то вроде богопознания, чем-то вроде прорыва в Жизнь Вечную.
Поэтому те, кто побывал ТАМ, уже заранее приобщены к Вечности. И, как сказал на погребении Павла Романовича Поповича коллега — легендарный космонавт Алексей Леонов, пусть земля ему будет небом!
Поскольку именно первые советские космонавты стерли грань между Землей и Космосом, между Временем и Вечностью.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 7 жовтня, 2009, 11:06 4656
Додати до обраного
Всього коментарів: 0
Вибір редакції