Охота на "Интер" Погляди 21 квітня, 17:30
Попытка Константина Григоришина отсудить телеканал "Интер" и возобновленное по этому поводу расследование обстоятельств смерти бывшего владельца и продажи канала в 2005 году — эпизод политической борьбы.

Смерть, большие деньги, поддельные документы... Эта история обладает всеми атрибутами детективного романа. Однако искренность намерений слуг закона насчет нахождения виновных, их наказания и установления справедливости вызывает сомнения. Попытка Константина Григоришина отсудить телеканал "Интер" и возобновленное по этому поводу расследование обстоятельств смерти бывшего владельца и продажи канала в 2005 году — эпизод политической борьбы. Собственно — борьбы за власть, ключом к которой в предвыборную пору становится медийный ресурс.

Сомневаться в чисто политической природе интереса правоохранительных органов к вопросам собственности канала "Интер" не приходится. Возвращению к истории четырехлетней давности, ставшей легендой отечественного медиапростраства, предшествовало открытое противостояние Юлии Тимошенко и собственников "Интера", травля премьер-министра в интеровских новостях и ток-шоу, на которую она отвечала призывами к зрителям "Посмотрел "Интер" — переключи за собой", а также публичные заявления Валерия Хорошковского: мол, Тимошенко пыталась выкупить у него канал для собственных нужд.

Активные боевые действия между Юлией Владимировной и "Интером", которые можно трактовать как эпизод противостояния между премьером и Дмитрием Фирташем, пришлись на первые месяцы 2009 года. В феврале же российский бизнесмен Константин Григоришин, который ранее говорил, что имеет неиспользованный опцион на 50% "Интера", но не намерен заявлять свое право на канал, вдруг передумал — и обратился в суд. 26 февраля хозяйственный суд города Киева, в рекордно короткий срок приняв иск в производство, вынес постановление, которым акции "Интера»"были арестованы. И еще одно, которым просил Министерство внутренних дел и Генеральную прокуратуру расследовать обстоятельства смерти бывшего владельца канала Игоря Плужникова и продажу контрольного пакета акций, будто бы состоявшейся по поддельным документам.

Смерть в Германии

45-летний народный депутат Игорь Плужников умер 22 июня 2005 года в немецкой клинике "Фридерикенштифт". По официальной версии, — от острого инфекционного гепатита. Одна­ко близкий к умершему источник не исключает врачебной ошибки, имевшей место еще в Украине: больному якобы дали лекарства для расслабления мышц, повлекшие асфиксию, а из-за нее кислородный голод мозга. После этого немецкие врачи были уже почти бессильны. Вокруг внезапной смерти владельца мощнейшего медиаресурса страны сразу начали роиться хмурые слухи. Эсдеки, однопартийцы Плуж­никова, почтили усопшего в день смерти голосованием его карточкой в Верховной раде, провели медицинскую экспертизу, чтобы исключить возможность отравления. В свою очередь депутаты Владимир Сивкович и Владимир Нечипорук обратились с запросом в СБУ и Генпрокуратуру с просьбой расследовать обстоятельства смерти Плужникова, ссылаясь на другие данные: якобы в крови умершего была обнаружена высокая концентрация яда. Авторы запроса предполагали, что внезапная смерть депутата могла быть связана с недавними переговорами о продаже его медиаактивов.

Следствие по уголовному делу, возбужденному Министерством внутренних дел по поводу отчуждения "Интера" по признакам преступления, предусмотренного п. 4 ст. 190 Уголовного кодекса (мошенничество), не дало результата. Как и следствие по возбужденному Генпрокуратурой делу по поводу обстоятельств смерти Плужникова. Однако дела не были закрыты и ждали своего часа.

71-процентный пакет акций компании "Украинская независимая ТВ-корпорация" (владельца лицензии канала "Ин­тер") после смерти Плужникова унаследовала его жена Светлана. Спус­тя полтора года, в декабре 2006-го, было официально объяв­лено: 61% "УНТК" переходит к компании "Украинский медиа­проект", которой владеет Ва­лерий Хорошковский. Последний в то время уже около года был председателем наблюдательного совета и открыто хозяйничал на "Интере". 10% акций остались в компании "Пегас-Телеви­дение", принадлежавшей Свет­лане Плуж­никовой. Фактически струк­туры Хорошковского получили контроль над "Интером" еще летом 2005-го, однако Григоришин отталкивается от даты оформления сделки — 7 декабря 2006-го и, следовательно, считает, что срок исковой давности еще не истек.

Интерес Григоришина

Как утверждает Константин Григоришин, 19 апреля 2005 года между ним и Игорем Плужни­ковым было заключено письменное соглашение на сумму 273,9 млн. долл. США, по которому российский бизнесмен должен был получить 61% "УНТК", а также доли (90% и 20%) в ряде компаний, входивших в группу "Интер". Чтобы засвидетельст­вовать серьезность своих намерений, Григоришин уплатил Плужникову аванс 10 млн. долл.

Соглашение должно было быть закрытым до 1 июля 2005 года, однако уже в первой половине июня Плужников впал в кому, поэтому, по убеждению истца, совершенные от лица больного действия, касающиеся собственности, не могли быть законными. Потому истец просит правопреемниц Плужникова — жену Светлану и дочь Елену — продать ему указанные в соглашении активы, как и договаривались.

Для выполнения этого требования суда пришлось бы аннулировать соглашение 2006 года, забрать "УНТК" у компании Хорошковского (или Фирташа?) и возвратить Плужниковым, которые сейчас владеют только десятью процентами компании. Кстати, рыночная стоимость контрольного пакета "Интера", особенно учитывая надвигающиеся выборы, ныне составит не менее 1,5 млрд. долл. Таким образом, если Фемида улыбнется россиянину, покупка "Интера" может стать самой выгодной сделкой в его жизни.

Действительно ли Константин Григоришин стремится стать крупнейшим медиавладельцем Украины?

Информированные источники склонны усматривать в бизнесмене скорее добровольное орудие политической борьбы (или борьбы за собственность), чем главное действующее лицо игры. Об этом свидетельствует и поведение бютовцев, играющих роль группы поддержки Григоришина в телеэфире и Верховной раде, — дошло уже и до блокирования трибуны. Не из простой же симпатии к чужеземному бизнесмену это делается, в конце концов. Да и министр внутренних дел Юрий Луценко, не очень-то заботясь о тайне следствия, делает сенсационные заявления о деталях расследуемого его ведомством дела, нескрываемо подыгрывая политическим союзникам.

О том, что он не планирует владеть каналом, а только желает "восстановить справедливость", Григоришин заявил в интервью "Украинской правде", как только стало известно об иске. По информации источников, договоренность, существующая между бизнесменом и премьером, предполагает возмещение не рыночной стоимости "Интера", а суммы, указанной в пресловутом соглашении, — 273,9 млн. долл. На такую милость премьер сможет рассчитывать в том случае, если поможет Григоришину дотянуться до предприятий, к которым бизнесмен имеет немалый аппетит. В случае решения дела в пользу истца "Интер" может быть перепродан структурам, близким к Тимошенко, или — если Юлия Владимировна будет иметь основания для уверенности в своем будущем во власти — национализирован и превращен в государственный, или даже "общественный", телеканал. Ясное дело, общественный в кавычках, ведь будет контролироваться Кабинетом министров. Правда, у этого плана есть слабая сторона: нет никаких гарантий, что Григоришин, получив "Интер", не передумает и не решит оставить канал себе. Во всяком случае, этот сценарий становится реальным лишь при условии, что Тимошенко останется во власти после 2009 года.

Впрочем, на пути блицкрига, разработанного стратегами БЮТ, стоят весьма серьезные, если не непреодолимые препятствия. Это прежде всего Банковая и Партия регионов, во время газовой войны с удовольствием пользовавшиеся гостеприимностью "Ин­тера", а теперь рассчитывающие на него в будущей предвыборной борьбе и закономерно опасающиеся усиления Тимо­шенко. Не в восторге от перехода мощнейшего медиаоружия под контроль БЮТ будут и другие политические силы (кроме коммунистов — по понятной причине). Не надо также недооценивать мощную команду юристов "интер"-группы, имеющих возможность если не выиграть процесс, то затянуть его на годы. Поэтому вероятно, что иск Григоришина — один из ходов комбинации, целью которой является ослабить, нейтрализовать или загнать в угол Фирташа и Хорошковского, вынудив их договариваться. В этом случае вознаграждением для Тимошенко может стать изменение антитимошенковской информационной политики "Интера", иначе говоря, лояльность.

Странные обстоятельства

Расследованием обстоятельств смерти Плужникова и продажи "Интера" по просьбе суда занимаются Государственная служба по борьбе с экономической преступностью (ГСБЭП) МВД и Генеральная прокуратура. 13 апреля заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин заявил: проверка показала, что подпись под доверенностью, по которой продавался "Интер", была поддельной. Эти и другие обстоятельства, по его словам, дают основания считать смерть Плужникова неслучайной. А уже 16 апреля председатель комитета Верховной рады по вопросам свободы слова и информации Анна Герман сообщила, что Шевченковская прокуратура города Киева отказала в расследовании обстоятельств смерти Плужникова, поскольку немецкие медики еще раз засвидетельствовали: владелец "Ин­тера" расстался с жизнью естественным образом. Также, по словам г-жи Герман, Генпрокуратура, проверив ситуацию с собственностью "Интера", не обнаружила среди держателей акций канала Фирташа и... Хорошковского. И отказала в возбуждении уголовного дела.

Соответствующее постановление было вынесено старшим прокурором ГПУ Пе­ребийносом еще 2 апреля — то есть за неделю до заявлений Кузь­мина. Есть все основания считать, что противоречивые заявления из Генпрокуратуры связаны с политической "многовекторностью" этого органа, и на самом деле точка в проверках интеровского дела ГПУ еще не поставлена.

Между тем Министерство внутренних дел всерьез принялось искать если не "убийц" Плужникова, то по крайней мере нарушения в соглашении о купле-продаже "Интера". Это подтверждают документы. Один из них — копия доверенности от 23 мая 2005 года, выданной И.Плужниковым С.Коннову. Согласно этому документу, заверенному нотариусом Левицким, владелец "Интера" поручает "осуществлять все действия, связанные с долями и акциями украинских и иностранных компаний", иначе говоря, — распоряжаться своей собственностью. Специалисты-графологи Госу­дарст­венного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра установили, что подпись Плужникова на доверенности поддельная. По информации правоохранителей, 23 мая владелец "Интера" уже находился в тяжелом состоянии за границей, так что никаких подписей в киевской нотариальной конторе ставить не мог.

Сергей Коннов — старший партнер компании "Коннов и Созановский", которая входила в состав основателей ассоциации "Деловой мир" — общественной организации и главного акционера "УНТК" — и тесно сотрудничала с "Интером", обеспечивая не только юридическую поддержку, но частично и управление компаниями группы. Второго партнера фирмы, Сергея Соза­новского (теперь председатель правления "Интера"), называли правой рукой Плужникова, а после смерти последнего — доверенным лицом его семьи и фактическим руководителем канала. Он же разработал структуру собственности "Интера", защищенной от внешних атак, и выступал гарантом ее сохранения в случае, если с Плужниковым что-либо произойдет.

Согласно другому документу — справке ГСБЭП, проверка установила достоверность факта заключения соглашения между Плужниковым и Григоришиным. Для выполнения соглашения сторонам понадобилось изменение структуры собственности канала, которое осуществлял Сергей Коннов, 19 апреля 2005 года став участником ООО "Пегас телевидение" (собственником 82,5% капитала, принадлежавшего до того Плужникову). Следующее собрание участников общества, на котором Коннов представлял Плуж­никова на основании той самой доверенности от 23 мая, приняло решение о вступлении компании в ассоциацию "Деловой мир". Десять из 20% акций "Интера", принадлежавших обществу "Пегас телевидение", оно передало "Деловому миру" как вступительный взнос, и 8 июня на собрании "Делового мира" "Пе­гас телевидение" было принято в ассоциацию. Официально эти документы были зарегистрированы 16 июня, когда Плужников был в коме. "Учитывая изложенное, в действиях гражданина Коннова С.В. усматриваются признаки преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 358 УК Украины (Ис­пользование поддельных документов) и ч. 4 ст. 190 УК Украины (Мошенничество)", — сказано в справке.

Заметим, что и экспертиза, проведенная по заказу МВД, и экспертиза, заказанная Генераль­ной прокуратурой Киевскому научно-исследовательскому институту судебных экспертиз, подтвердили не только подделку подписи Игоря Плужникова под доверенностью от 23 мая, но и фальсификацию определенных учредительных документов, по которым были переданы права собственности.

Как свидетельствуют источники в МВД, дела о подделке документов и о смерти Плужникова со временем намерены объединить в одно судопроизводство. Между тем Блок Юлии Тимошенко требует от Верховной рады создать временную следственную комиссию для расследования дела "Интера". Но на последнем заседании (как ни настаивали бютовцы), решение о создании ВСК было заблокировано регламентным комитетом. Теперь вернуться к вопросу депутаты смогут только 14 мая.

"Евразийский" вектор

Что же на самом деле происходило с собственностью "Инте­ра" в 2005-м? После прихода к власти оранжевых Игорь Плужни­ков впал в глубокую депрессию, усугублявшуюся проблемами со злоупотреблением алкоголя. На него, по словам источника, в то время близкого к менеджменту "Интера", давил один из высокопоставленных чиновников государства, требуя продать канал по смехотворной цене — 100 млн. долл. Именно это давление и заставляло Плужникова искать инвесторов, желательно зарубежных и влиятельных, которые разделили бы с ним риски и могли в случае необходимости защитить от бесчинства новой власти. Наиболее приемлемым партнером казалась группа Александра Абрамова "Евраз", у которой были хорошие отношения с оранжевыми властями. Однако, посчитав, что приобретение украинского канала может помешать планам холдинга по выходу на ІРО, Абрамов решил действовать неофициально, через партнера, представлявшего интересы "Евраза" в Украине, — Константина Григоришина.

По словам источника, условия, на которых Плужников соглашался расстаться с контрольным пакетом "Интера", были более выгодными, чем те, которые записаны в опубликованной Григоришиным в Интернете копии соглашения. После продажи 51% акций за продавцом на пять лет оставалось главенствующее место в руководящих органах "УНТК", а также опцион на приобретение всей доли, полученной "Евразом". Плужников еще надеялся вернуть себе "Интер" в лучшие времена.

Однако в определенный момент Григоришин вроде бы перестал устраивать Абрамова. Некоторые источники намекают, что причина была политическая — россияне опасались вмешательства секретаря Совета национальной безопасности и обороны Петра Порошенко, проявлявшего немалый интерес к каналу. Переговоры прекратились и возобновились уже после смерти Плужникова. Теперь "Евраз" представлял Валерий Хорошковский — топ-менеджер и миноритарный акционер группы. Вдова согласилась продать 61% акций "УНТК" и не возражала против того, что с ней рассчитаются не сразу, а постепенно. Соглашение о продаже от лица наследников Плужникова подписывал Сергей Коннов.

Несмотря на публичные заверения Валерия Хорошковского, что "Интер" он купил для себя и за собственные деньги, нужной суммы у него в 2005 году быть не могло — деньги ему одолжил "Евраз". Легализация Хорошковского как владельца канала совпала с его выходом из "Евраза": 12 декабря 2006 года он заявил, что продал свою часть акций и покинул должность президента холдинга. В те же дни в жизни "Интера" появился Фирташ: стало известно, что медиагруппа берет в управление его телеканалы К1, К2 и "Мегаспорт", а гендиректор К1 Анна Безлюдная будет назначена генеральным продюсером "Интера". За несколько месяцев "УНТК" официально приобрела каналы Фирташа, заплатив за них около 200 млн. долл., и с тех пор постоянно прирастала новыми активами, крупнейшим из которых стал канал НТН. Со временем Хорошковский заявил о наличии у владельца "РосУкрЭнерго" опциона на приобретение 50% холдинга U.A. Inter Media Group. Между тем многие источники уверенно называют Фирташа владельцем значительной доли "Интера". Учитывая неуверенное положение его основного бизнеса в Украине, собственнику "РосУкрЭнерго" было выгодно, а теперь — просто необходимо прикрываться Хорошковским (что, впрочем, не мешает последнему уверенно чувствовать себя на канале и контролировать информационную политику). В конце концов, чтобы убедиться в том, что Дмитрий Васильевич ведет себя на канале по-хозяйски, достаточно было посмотреть ток-шоу "Свобода на «Интере", где он обращал на себя внимание ведущих жестом, которым невоспитанные клиенты подзывают официантов в кафе.

Впрочем, источники уверяют, что в случае отмены всех соглашений и контрактов, которые могли быть сфальсифицированы, права на канал будут возвращены Светлане Плужниковой. И можно только гадать, кого она изберет партнером: кроме Фирташа и Григоришина, среди украинских и зарубежных бизнесменов есть немало желающих побороться за контрольный пакет "Интера". В их числе — Игорь Коломойский, Владимир Гусинский, Виктор Медведчук, а также российское правительство (государственная телекомпания "Первый канал", как акционер "УНТК", может претендовать на опцион). Последствия возврата к нерыночным методам передела медиасобственности могут оказаться самыми неожиданными.

Протокол зборів асоціації "Діловий світ"
Дзеркало тижня. Україна
Протокол собрания ассоциации "Деловой мир"
Впрочем, собственники "Ин­тера", кто бы они ни были, не собираются прощаться с каналом и не теряют надежды на мир­ное урегулирование конфликта. Об этом свидетельствует отсутствие в эфире канала не только информационных контратак или призывов о помощи, но и вообще каких-либо упоминаний об иске Григоришина и кампании по реанимированию дела Плуж­никова. В 2007-м, после первого выброса в СМИ компромата, связанного с опционом Григоришина, Хорошковский пообещал: "Если ситуация станет критической, будут названы все имена и показаны документы" — и недвусмысленно намекнул, что "Интер" будет использован на полную силу для противостояния попыткам рейдерских атак. Молчание канала в этом случае красноречивее любых заявлений свидетельствует о двух вещах. Или о том, что Хорошковский, Фирташ, Коннов и Созановский почувствовали, что результаты экспертизы, установившие подделку "учредительной" подписи Игоря Плужникова, — для них действительно большая проблема. Или о том, что владельцы "Интера" понимают: происходящее — еще не настоящая война, а маневры.

Справка: Структура собственности "Интера"

Лицензия на вещание под логотипом "Интер" (общенациональная сеть УТ) принадлежит акционерному обществу закрытого типа "Украинская независимая ТВ-корпорация". Акционерами "УНТК" являются ООО "Украинский медиапроект" (61%; бенефициаром называет себя Валерий Хорошковский), российское ОАО "Первый канал" (29%), а также ООО "Пегас телевидение" (10%; бенефициаром считается Светлана Плужникова, которая занимает полкрыла на шестом этаже здания "Интера", однако в управлении каналом не участвует). В 2007 году для управления активами группы "Интер" был создан холдинг U.A. Inter Media Group, владеющий 100% "Украинского медиапроекта" и другими компаниями, входящими в холдинг (семь телеканалов, несколько рекламных агентств, продакшн-студий и т.д.). На самом деле можно только верить (или не верить) Хорошковскому на слово, что он является бенефициаром группы "Интер", ведь учредителями U.A. Inter Media Group являются офшорные компании, владеть которыми может кто угодно.

Доля телеаудитории U.A. Inter Media Group ("Интер", НТН, К1, "Мегаспорт", К2, "Энтер-фильм", "Энтер-music") составляет около 30%. Доля на рынке телевизионной рекламы — свыше 60% (агентства группы также продают рекламу на каналах Виктора Пинчука).

По материалам "Зеркала недели", авторы Отар Довженко, Константин Усов.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 21 квітня, 2009, 17:30 2392
Додати до обраного
Всього коментарів: 0
Вибір редакції