Под домашним арестом

© Inopressa
Мало кто понимает, что инвалидам не нужно, чтобы их пропускали "без очереди" - сейчас очереди за колбасой давно нет. Им нужно, чтобы общество помогло им выйти из-под домашнего ареста.

Последние пятнадцать лет своей жизни мой отец был «незрячий» Так культурно называют слепых. Это хорошее, интеллигентное слово, если ты его говоришь, то, вроде бы, не обижаешь человека. Это как говорить вместо «негр» - афроамериканец или чернокожий.

Но, как верно говорит народная поговорка, сказанная правда несколько по другому поводу, «Бьют не по паспорту, а по морде». Мой отец «получал» за свою слепоту по полной программе.

Мы тогда жили в Киеве на Ветряных горах. Те, кто помнят это место в конце 70-х, знают знаменитый 72-й автобус, наполненный гарью и людьми. Автобус брали штурмом и отца все время отталкивали. Что касается несчастных районных «колясочников», то они вообще не могли рассчитывать на автобус, потому что все спешили на работу и не могли ждать, пока инвалид загрузит в узкие двери свою коляску и загрузится сам.

Узкие лифты в домах, отсутствие «пандусов» - плавных спусков на перекрестках улиц и входах в подъезд – все это превращало жизнь инвалида в муку. Причем, это мука была особого свойства – ты оказывался затворником городской инфраструктуры. То есть, в каждом автобусе была заботливая надпись «Уступайте места инвалидам», но уступать эти места было некому, потому что инвалиду было проще сидеть дома и смотреть телевизор, чем просить кого-то помочь совершить путешествие.

Мы часто говорили с отцом по поводу его положения, и он все время повторял, что не хочет, что бы его водили, он «хочет сам». И то, что «все только для здоровых», его сильно обижает. «Они считают, что меня нет», - говорил он. Под словом «они» он имел в виду государство.

Конечно, это было глухое советское время с его «двойными стандартами», когда заявляли о скором пришествии светлого будущего, но оно так и не наблюдалось. Хорошо, то время ушло в историю. И что же сейчас? Если говорить об инвалидах, то все то же. Только уже никто не упоминает светлое будущее. Часто ли мы с вами говорим о больных СПИДом? Нечасто, по внешнему виду прохожего не определишь, болен ли он. Часто ли мы говорим о смертельно больных? Очень редко, они лежат в больницах. Часто ли мы вспоминаем об инвалидах? Еще реже, потому что они, вроде бы, условно здоровы, только у них есть какой-то одна физическая проблема, которая не позволяет им бодро бежать по красивым улицам Киева, Львова или любого другого города щедрой и богатой Украины. То есть, они живые, но дома. Как под домашним арестом.

Так вот, в Украине под таким почти «домашним арестом» в 1993-м году сидело 2,1 млн. человек, в 2005-м – 2,7 млн. Инвалидом был каждый 18-й гражданин. Свежих сведений я не нашел, но тенденция видна. Первое место в 2005-м занимали инвалиды общего заболевания - 1 млн. 757 тыс. человек, а на втором месте - инвалиды войны - 259,8 тыс. Инвалидов детства в Украине 165,1 тыс., детей-инвалидов - 153,4 тыс., инвалидов от трудового увечья - 109,1 тыс., инвалидов-чернобыльцев - 81,7 тыс., инвалидов из числа военнослужащих - 14,2 тыс. Конечно, часть из них социально активна, но представляете, какая армия вполне здоровых, жаждущих работы и полноценной жизни колясочников сидят взаперти, потому что их жены на работе, а дети учатся.

Когда кто-то из вас болел гриппом и неделю валялся дома, помните, как вы «выли в потолок» и мечтали скорее выскочить из дома. Так вот, колясочник, может только выть в потолок. Я не хочу в этой заметке писать о том, что нужно Украине, чтобы жизнь инвалида стала легче. Я хочу сказать, что я видел в других странах за два года моих путешествий, и что для этих стран является нормой. Ни одна улица, ни один перекресток, ни один государственный офис без пандуса для колясочников просто не принимается в эксплуатацию. Старые улицы давно переделаны. Перед дверью государственного учреждения, если она в нормальном положении должна быть закрыта, на уровне рук колясочника, расположен специальная большая кнопка звонка. Она большая потому, что у колясочника может не быть пальцев, и он может не попасть в маленькую кнопку. Если же инвалид нажимает на такую кнопку, то дверь обязательно раскрывается сама. Все социальные учреждения обязательно оборудованы такими устройствами. Когда вы прибываете на вокзал или в аэропорт, то не всегда знаете куда идти. Но не беда, вы быстро пробежитесь по залу и найдете все указатели.

Однако, для инвалида понятие «пробежаться»– это дело невозможное. Но и тут не беда – практически на любом крупном вокзале есть специальная комната для инвалидов. Там можно посидеть, узнать, как заказать специальный транспорт, если вы колясочник. Это кажется невозможным, но на Западе инвалиды любят быть туристами, зрячие конечно. Так вот, в этой комнате им сообщат, какие именно развлечения есть в этом городе именно для них. Например, в каком кинотеатре есть специальный лифт до зрительного зала на втором этаже, и какие музеи имеют сплошную дорожку из зала в зал, чтобы колясочник мог ознакомиться с музеем не только по рассказам, а лично. Если колясочник хочет пойти на оперу или на концерт, то в центральных залах всегда есть с боков небольшие зоны для колясок, чтобы не пересаживать инвалида в кресло.

Если в городе колясочник хочет снять деньги в банкомате, то в помещении почти любого банка он обязательно найдет банкомат, стоящий ниже других – это для него. Еще на вокзалах – обязательная касса для инвалидов с пандусом и перилами. И никто не подойдет к ней, хотя в соседней кассе давка. Если вы слепой и идете по улице, ища подземный переход или дорогу к перекрестку, то вам поможет остроумное изобретение – ровно посередине тротуара вдаль уходит пластиковая дорожка из четырех-пяти канавок. Как только незрячий выходит на улицу, он легко находит эту канавку и, поставив в нее палочку, спокойно идет по улице любое расстояние до перехода. Конечно, в трудном месте он кого-то попросит ему помочь, но остальное расстояние он пройдет сам, не натыкаясь на прохожих и не ударяясь о столбы.

К этому я добавил бы небольшие подъемники в любых частных офисах. Логика владельцев офисов проста – ставить их, в общем, не обязательно. Но если поставите, то все инвалиды в округе придут именно к вам и станут именно вашими клиентами.

Особый вопрос – туалеты для инвалидов-колясочников. В поезде – один такой туалет на два вагона обязателен. В больших магазинах в любом туалете одна кабинка большего размера со специальными перилами. Если кабинка всего одна, то она именно такая. Государство жестко контролирует этот «туалетный вопрос».

Я хочу сказать, что в моем рассказе нет ничего удивительного. Все это многие читатели видели в кино или лично, во время поездок за границу. Конечно, возникает вопрос – почему у нас этого нет. Знаете, я бы не спешил по этому поводу ругать власть. Дело в нашей с вами философии. Инвалиды для нас, как маленькие дети, которым покупают компьютер, чтобы они отстали.

И общество готово разово решить для инвалидов какие-то вопросы и даже дать денег. Но общество не готово признать, что инвалидам нужны не деньги, а возможности жить, как полноценные люди.

И если принять эту идею за основу, то начинаешь действовать совсем по-другому. Тогда появляются пандусы и спецстоянки для инвалидов. Тогда государство вспоминает, что «в соответствии со ст. 19 Закона Украины “Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине” для предприятий, учреждений и организаций, установлен норматив рабочих мест для трудоустройства инвалидов в размере четырех процентов от среднеучетной численности штатных работников учетного состава за год, а если работает от 8 до 25 человек, – в количестве одного рабочего места». И, вспомнив, что такой закон существует, государство начинает требовать, как на Западе, его безусловного выполнения. Тогда вместо усопшего «Запорожца» государство объявляет тендер на создание автомобиля для инвалидов. Много чего появляется, если государство начинает планомерно заниматься этим вопросом.

Мало кто понимает, что инвалидам не нужно, чтобы их пропускали «без очереди» - сейчас очереди за колбасой давно нет. Им нужно, чтобы общество помогло им выйти из-под домашнего ареста.

И вот что хочу сказать напоследок. Есть такой всемирно известный ученый Стивен Хокин. Найдите его фото в Интернете – вы увидите скрюченного, обездвиженного человечка, который передвигается на электроколяске. Еще в юности у него развился рассеянный склероз, и он перестал двигаться. Потом у него вырезали трахею, и он теперь может говорить только с синтезатором голоса. Но, вы не поверите, он работает в отделе прикладной математики и теоретической физики Кембриджского университета, занимаясь исследованием движения Вселенной. Так вот, давайте спросим себя, смог бы Стивен Хокин жить в нашей стране?

_________________________________________

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Третья мировая, Религиозная

Это не борьба за независимость, не народно-освободительное движение советского толка и не война против рабства или порабощения. Это новая форма фашизма – ты должен быть уничтожен просто потому, что ты чужой и противоречишь моей идее устройства мира.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 6
Вибір редакції