Принцесса огорошена

Погляди 25 травня, 2009, 09:07 866
Додати до обраного
После самой короткой встречи Путина и Тимошенко, стало очевидно, что Украина не получит от России кредит, а борьба за ГТС вступила в решающую фазу

22 мая в столице Казахстана Астане прошла встреча премьер-министров стран СНГ. Но главным событием для России и Украины стала встреча Владимира Путина и Юлии Тимошенко. По мнению многих, после этой встречи, самой короткой в истории переговоров Владимира Путина и Юлии Тимошенко, стало очевидно, что Украина не получит от России пятимиллиардный кредит и что борьба за газотранспортную систему Украины вступила в решающую стадию.

"День переговоров" в Астане начался со встречи президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и украинского премьера Юлии Тимошенко. Это было ранее утро. Господин Назарбаев, предположив вслух, что Юлия Тимошенко еще до конца не проснулась, разбудил ее сообщением о том, что Казахстан совершенно не взаимодействует с Украиной.

— Мы одно и то же говорим каждый раз! — с каким-то даже потрясением произнес господин Назарбаев.— Говорим: да и да, а потом ничего не делаем! Может, конечно, мы тоже в чем-то виноваты...

Впрочем, было очевидно, что последнее предположение господина Назарбаева является данью вежливости и по природе своей абсурдно.

— Я первый раз в Астане... Все это можно возобновить! — Юлия Тимошенко сказала так бодро, как будто все в жизни, в том числе и отношения Казахстана с Украиной, начинается только с нее.

Переговоры с Юлией Тимошенко определенным образом повлияли на господина Назарбаева. Когда премьер-министры стран СНГ собрались в президентском дворце, чтобы встретиться с президентом Казахстана, он сообщил им:

— Сегодня среди премьеров находятся две прекрасные женщины (он, возможно, имел в виду премьера Молдавии Зинаиду Гречаную и Юлию Тимошенко.— А. К.). У нас есть надежда, что среди президентов тоже скоро появятся женщины.

Господин Назарбаев не только дал понять, что парламент Молдавии, по его мнению, все-таки утвердил госпожу Гречаную президентом страны. Он, можно сказать, открыл президентскую кампанию госпожи Тимошенко. Теперь можно с полным основанием утверждать, что она стартовала из города Астаны, что в Казахстане.

После этого господин Назарбаев заявил, что одним из главных вопросов считает преодоление кризиса в странах СНГ.

— Будем ли мы открывать рынки друг друга? — задал он премьерам риторический, на мой взгляд, вопрос.

Именно в условиях кризиса, что бы ни говорили по этому поводу лидеры стран, рынки неумолимо закрываются.

Затем господин Назарбаев предложил коллегам "сократить наркотрафик через Казахстан". Было полное впечатление, что какое-то время тому назад они приняли решение по поводу налаживания бесперебойного наркотрафика через Казахстан и теперь президент этой страны предлагал немного снизить его пропускную способность в связи с падением спроса в условиях финансового кризиса. Премьерам, казалось, оставалось только проголосовать за это.

Заседание премьеров стран СНГ продолжалось около двух часов, после него не было принято никаких конкретных решений, а премьеры сосредоточились на двусторонних встречах.

Госпоже Гречаной, которой не хватило одного голоса в парламенте для избрания президентом Молдавии, Владимир Путин сказал, что поддерживает законное правительство этой страны (то есть отдал, можно сказать, недостающий голос в поддержку госпожи Гречаной, и вскоре будет понятно, хватит ли ей этого голоса для того, чтобы все-таки стать президентом).

Между тем все ждали встречи Владимира Путина и Юлии Тимошенко. Они виделись в конце апреля в Москве, в "Президент-отеле". Тогда Юлия Тимошенко пришла вся в белом и вышла от господина Путина часа через три с гордо опущенной головой.

Теперь все было наоборот: она вошла в переговорную комнату в "Интерконтинентале", где остановился российский премьер, вся в черном. Черное платье с люрексом, просвечивающее где надо, черные туфли с 15-сантиметровыми каблуками... Ее вид словно подчеркивал трагизм ситуации, связанный с экономическим положением — не ее лично, конечно, а ее страны. Украине не на что закачивать газ в подземные хранилища, а это значит, что зимой, перед президентскими выборами, будут серьезные проблемы и у самой Украины, и у тех стран, которые воспринимают ее как транзитную. Эти проблемы никому не нужны, даже Украине.

При этом в кредите почти в 5 млрд, который Украина просила на этот газ у России, ей было решено отказать, так как велика вероятность того, что деньги будут потрачены на предвыборную кампанию, причем не одного кандидата, а сразу всех.

Господин Путин в начале встречи был оживлен и сказал, что согласен с госпожой Тимошенко: амбиции уходят вместе с деньгами (очевидно, Юлия Тимошенко успела сказать ему это, пока они заходили в комнату).

— Да, действительно. Мы как-то больше стали слушать друг друга... — добавил российский премьер и сказал, что украинцы могут порадоваться хотя бы успехам в футболе (кроме победы "Шахтера" в Кубке УЕФА, больше Украине радоваться, таким образом, нечему.— А. К.).

— Нас радует то, что далеко от нас кубок не уходит,— продолжил господин Путин.— Был у "Зенита", теперь — у вас, в следующем году, может, опять к нам вернется...

— Да, Украина умеет побеждать, если даже для этого немножко дополнительного времени нужно,— ответила Юлия Тимошенко.

Да, теперь мяч был на ее половине поля.

— Я уверена,— продолжила украинский премьер,— что мы найдем взаимопонимание и в том, как закачать газ в подземные хранилища. Это важно для всех, а не только для Украины.

При желании слова госпожи Тимошенко уже можно было начать расценивать как энергетический шантаж, и по лицу Владимира Путина было видно, что он их так и расценил.

После этого переговоры стали закрытыми.

На этот раз встреча была очень короткой и, судя по жизнеутверждающему виду украинского премьера, безрезультативной.

Впрочем, о главном — как решится вопрос с закачкой газа — Юлия Тимошенко почти ничего не сказала. Она благодарила коллег из СНГ за продуктивную встречу, за то, что все согласились с ее предложением провести очередной саммит премьеров в Ялте...

— Решение по газу на эту минуту окончательное не принято,— произнесла она так, как будто оно будет принято в следующую минуту.

При этом стало понятно, что получаса господину Путину хватило, чтобы и в самом деле окончательно отказать Украине в пятимиллиардном кредите.

Российский премьер подтвердил это.

— Сейчас, именно в этот период,— сказал он,— должна быть произведена закачка, без этого украинская сфера экономики и быта нормально существовать не может... Это сложная технологическая система. Еще раз повторю: без газа из подземных хранилищ экономика Украины функционировать не может! Это примерно 15 млрд кубометров газа... и на это нужно около 5 млрд. Ясно, что в условиях кризиса найти эти деньги — сложная задача.

Господин Путин пояснил, что "Газпром" предлагал дать эти деньги Украине в счет оплаты за транзит газа по ее территории в течение пяти лет.

— Срок большой,— задумчиво сказал он,— и риск, связанный с президентскими выборами, с модернизацией газотранспортной системы на Украине...

Юлия Тимошенко, судя по всему, не предполагала, что Владимир Путин выскажется на эту тему так широко, и внимательно слушала, как будто на ходу считая варианты, как использовать то одну, то другую его мысль в ближайшие часы и дни, а может, и годы.

— Президент Ющенко заявил, что считает такую форму оплаты неприемлемой и даже чуть ли не незаконной. Я прошу общественность обратить на это внимание. Так решать мы проблему не можем и не будем.

Да, госпоже Тимошенко было что тут использовать — как во внутриполитической борьбе, так и во внешнеполитической, по крайней мере в переговорах с Евросоюзом.

Становилось понятно, что Владимир Путин, по крайней мере, не играет сейчас против самой Юлии Тимошенко — скорее всего, потому, что она ему в этой игре безразлична. Борьба идет не за то, кто будет президентом на Украине. Борьба идет за ее газотранспортную систему, которая может оказаться под контролем России даже раньше, чем ее начнет модернизировать ЕС,— если Украине больше нечем будет платить за российский газ.

А ей будет нечем — Владимир Путин опять повторил, что кредита в 5 млрд не будет.

Он пояснил, что Россия готова участвовать в финансировании этого проекта, но может внести только долю, и добавил, что министр финансов ЕС "прямо сказал на днях: "У нас денег для Украины нет"".

— Украина предложила свои варианты,— добавил Владимир Путин, и было очевидно, что ни один из них не может заинтересовать его хотя бы потому, что у него есть свой.

— Какие все-таки у вас варианты? — спросил я у госпожи Тимошенко.

Но она не стала отвечать — видимо, потому, что тоже отдает себе в этом отчет.

Это была самая короткая встреча Владимира Путина и Юлии Тимошенко и на самом деле продуктивнее всех остальных: оба поняли, что наступил момент, когда будет решен вопрос, с кем Украина и ее газотранспортная система — с Россией или с ЕС. И никакого дополнительного времени не будет.

По материалам "Коммерсанта"

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 25 травня, 2009, 09:07 866
Додати до обраного
Всього коментарів: 0
Вибір редакції