Реакция Вассермана

Анатолій Вассерман
Погляди 18 листопада, 2009, 11:03 14101 116
Додати до обраного
Реагировать на подобный пещерный реприманд, право слово, и не стоило бы. Кабы не назойливость, с коей продолжают тиражировать эти «откровения» российские интернет-ресурсы.

Героем Рунета в канун годовщины Майдана оказался стойкий сторонник целибата, убежденный атеист, экзотический марксист, признанный эрудит и последовательный неославянофил Анатолий Вассерман. Одессит (обретший известность благодаря участию в телепроектах «Что? Где? Когда?», «Брейн-ринг» и «Своя игра») на днях старательно огласил весь список украинофобских банальностей. Мол, нет никакого украинского языка, а есть диалект русского. Нет никакой Украины, а есть часть России и примкнувшая Галичина. И нет никаких украинцев, а есть выдумка поляков, подхваченная австрийцами и творчески развитая большевиками. Et cetera.

Как известно, разница между дураком и умником в том, что первый повторяет чужие глупости, а второй продуцирует собственные. Подтверждая это правило, умница Вассерман сделал два отважных вывода. Первый: если бы украинское законодательство позволяло, то президентом республики на ближайших выборах избрали бы Владимира Путина. Второй: «Украине сейчас может помочь только одно: публичный отказ от лжетеории о том, будто русские и украинцы — разные народы, а Россия и Украина — разные страны… Иначе сильно пострадает весь русский народ», – поделился своей искренной обеспокоенностью патриот Вассерман.

Спор с человеком, столь небрежно отказавшим целому народу в праве на существование, бессмысленен. И не только потому, что после пятидесяти своих убеждений не меняют. Те, кто оперируют подобными аргументами, традиционно глухи к контраргументам.

Недавняя теледискуссия с участием еще одного, такого же ревностного, русофила, Андраника Миграняна, лишний раз в этом убедила. Кстати, когда-то вождь народов Ульянов, не скрывая озадаченности чрезмерным шовинизмом Дзержинского, Орджоникидзе и Сталина, заметил: «Обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения».

Одному Богу ведомо, с чего отдельно взятый уроженец Украины решил, что большинство (все еще) соплеменников разделяют его точку зрения. Что точно так же, как Вассерман, они мечтают стать частью братского народа, занимающего первое место в мире по объему уничтоженных горячительных напитков. По официальным данным, уровень потребления алкоголя в РФ в 2 раза допускает критическую отметку, установленную Всемирной организацией охраны здоровья. То, что самая известная русская привычка превратилась в одну из главных национальных бед, публично признается даже первыми лицами соседнего государства. Обычно не слишком склонными к громогласному обсуждению российских изъянов. Из-за проблем со спиртным в братской стране, по приблизительным прикидкам, ежегодно на тот свет отправляются от пятисот до семисот тысяч человек. Нет, мы тоже – отнюдь не трезвенники, но в Украине эти цифры составляют от десяти до сорока тысяч. Сопоставьте с численностью населения, почувствуйте разницу. Злорадствую? Упаси Бог! К чему эти цифры? Как одна из иллюстраций, почему я туда не хочу. И, уверен, не только я.

А еще наш стратегический партнер много лет стабильно входит в пятерку стран-лидеров по количеству убийств на сто тысяч населения. И Украина – вовсе не Люксембург, но она все же во втором десятке. Это при том, что российское уголовное право понимает под убийством только умышленное лишение жизни, а в нашем законодательстве под данное определение подпадает и неосторожное причинение смерти. Даже в сдержанной путинской России демографы не скрывают своего беспокойства чрезвычайно высоким уровнем насилия и позволяют говорить об этом, как об одной из основных угроз для развития человеческого потенциала в стране.
Но есть еще нечто, различающее нас куда сильнее. Верноподданичество. На этом играли Отрепьев, Пугачев и Гапон. На этом сломались декабристы. Этим отравился Гоголь. От этих пятен то ли не смогло, то не захотело избавиться «солнце русской поэзии». «Нет, я не льстец, когда царю хвалу свободную слагаю, я смело чувства выражаю, языком сердца говорю», - вдохновенно писал об убийце своих друзей и единомышленников свободолюбивый Пушкин. Даже зверское убийство Николая ІІ некоторые историки считают обратной стороной той же медали. Мол, заказчики злодеяния спешно хотели лишить народ самого большого фетиша, а его организаторы свято верили, что именно этим смогут оставить след в истории. А еще история вряд ли помнит случай канонизации человека, получившего при жизни прозвище «кровавый».

Россия – это не только Опричнина, Смутное время, Ходынка и «кровавое воскресенье». Украина – это не только Дикое поле, Гуляй-Поле, Холодный Яр и УПА. Но повод для обобщений есть. И разница – тоже. Чтобы ощутить ее, совершенно не обязательно вспоминать Сагайдачного, Мазепу, Петлюру или Бандеру. Конотоп, Полтаву, Круты или Броды.

Там самодержавие до сих пор пытаются сохранить в качестве главной религии. Название формальной системы правления значения не имеет. Имя самодержца тоже. Там верноподданичество до сих пор упорно навязывают в качестве главного морального кода. А здесь оно, к счастью, не приживается.

Сколько бы справедливо не говорили об общности и схожести, сколько бы (столь же справедливо) не критиковали тоскливую украинскую действительность, но здесь невозможно многое из того, что обыденно или даже почетно там. Там возможны разговоры о внедрении института сословности в политике, как это предложил знаковый русский публицист Виталий Третьяков. Там позволительно, чтобы имя автора песен «Арийский марш», «Россией правят жиды», «Жидам», «Убей американца», «Добей абрека», члена союза писателей РФ Александра Харчикова было внесено в словарь «Русская литература XX века» (изданный Институтом русской литературы Российской академии наук) и «Энциклопедию русского народа». Там допустимо, чтобы человек, совершивший умышленное убийство был объектом восхищения, образцом для подражания, как это было в случае с Виталием Калоевым, застрелившем авиадиспетчера и Юрием Будановым, казнившем чеченскую девушку. Речь не о сочувствие к человеку, потерявшему семью. Не о милосердии к узнику, которого изувечила война, превратив из мужественного бойца в идейного садиста. Далеко не все, но очень многие открыто восхищались неумолимостью мстителей, хладнокровием палачей.

Готовность проголосовать за Путина (о которой всуе поминает названный выше самоуверенный гражданин) – это готовность жить в путинской России. Своеобразный тест Вассермана. Реакция на него бывает разной…

Дочь уроженца Чернигова Анна Политковская (в девичестве Мазепа), в своей книге «Вторая чеченская» с горечью писала: «Мака Джабраилова, жительница села Махкеты Веденского района Чечни, рассказывает: «Как Путин по телевизору сказал: «Мочить в сортире!» — так на следующее утро у меня обстреляли туалет в огороде. Теперь у нас тайный, подземный туалет». Что думает о президенте своей страны 14 летний сын Маки?». Известно, что думал о творчестве Политковской президент ее страны.

А вот, что думал о своем командире, уроженце Харцызска, полковнике Буданове его подчиненный, уроженец Никополя, старший лейтенант Багреев. Командир дислоцированного в Чечне танкового полка Буданов долго и яростно бил командира разведроты, а затем заставил спрыгнуть (со связанными руками и ногами) в бывшую силосную яму, выложенную кирпичом, где тот провел 12 часов в сидячем положении при нулевой температуре.
На суде Багреев скажет: «Буданов — грамотный, требовательный, жёсткий, волевой командир. Он самый достойный командир из всех, под началом которых я служил». Реакция положительная.

Интересно, интернационалист Вассерман готов к своему подземному туалету? К своей силосной яме? К своей песне от Харчикова?

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Погляди 18 листопада, 2009, 11:03 14101 116
Додати до обраного
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 116
Вибір редакції