Танцы вокруг России

Редко какая неделя была ознаменована столь большим количеством важнейших поступков первых лиц разных стран. Но главная особенность этих поступков в том, что все они, так или иначе, касаются одной страны – России.

Редко какая неделя была ознаменована столь большим количеством важнейших заявлений и поступков первых лиц разных стран. Причем, заявлений судьбоносных, при выполнении которых определенно меняется привычная картина мира. Но главная особенность этих заявлений в том, что все они, так или иначе, касаются одной страны – России.

Обама – прогиб или расчет?

Нетерпимость Владимира Путина к НАТО, вернее к возможной вероятности приближения границ альянса к границам России общеизвестна. Эта нетерпимость доходит до абсурда: Путин готов бросить под каток этой нетерпимости дружбу с ближайшими соседями – Украиной и Грузией. Однако, еще при Буше появились первые сигналы, что «дорожную карту», регламентирующую процедуру вступления, эти страны в ближайшее время не получат. Приход Обамы только подтвердил эту тенденцию – процесс вступления отложен на неопределенное время. Причины называются разные, но главных две – внутренние проблемы самого альянса и излишняя политизация обоснования процесса принятия. То есть, считается, что Буш торопился принять Киев и Тбилиси в НАТО в угоду своих республиканских интересов, а не с точки зрения пользы для самого НАТО, которое и так переживает трудности, пытаясь переварить новые страны бывшего СССР и страны Восточной Европы.

Москва может праздновать победу – принятие строптивых соседей в альянс отложено «в долгий ящик».
Особым пунктом неприятия Кремля была реакция на размещение элементов ПРО в Чехии и Польше. И вот новый подарок Обамы Москве – США официально отказываются от размещения базы ракет-перехватчиков в Польше и станции радиолокационного слежения в Чехии. Мотив, по словам главы Пентагона Роберта Гейтса – «Со стороны Ирана нет в ближайшее время угрозы создания ракет большой дальности». Непонятно, правда, откуда Гейтс узнал о действительных планах Ирана. Более того, Гейтс заявил, что новая система будет построена «при участии России» и что «решение об отмене размещения никак с Россией не связано».

Безусловно, вряд ли кто-то может точно сказать, чем именно вызвано решение Обамы-Гейтса. Действительно ли им удалось «почувствовать» истинные планы Ирана, действительно ли новая система защиты существенно сэкономит деньги, и насколько велик в принятии решении «фактор Москвы». Важно другое: как сама Москва воспримет шаг Вашингтона – как осмысленный решение в американскую пользу или испуганную сдачу позиций в угоду Кремля. Если как второе, то совсем скоро тот же Обама станет свидетелем нового, беспрецедентного давления Москвы на Украину и Грузию. Но Россия всегда воспринимает «шаг в сторону», как «шаг назад», если НАТО - враг, то решение Обамы – отступление врага, демонстрация его бессилия. Неадекватные действия России при такой окопной психологии неизбежны.

Чавес – приглашение к войне

Чавес приехал в Россию, и за танки и прочее вооружение признал Абхазию и Южную Осетию. Лидер Венесуэлы не скрывал, почему признал. То есть, он не говорил прямо, что признает за оружие, но очевидно, что признал не раньше, чем приехал в Москву и ему это оружие согласились продать. И важно, что Россия согласилась ему продать именно наступательное оружие или так называемое «оружие двойного назначения» - те, кто интересуются, могут посмотреть эти виды танков, и то для чего они предназначены используя специальную литературу или Интернет.

Каждый решил для себя важнейший вопрос - Москва выдавила из еще одной страны признание украденных у соседа территорий, а Чавес получил оружие для настоящей войны, например с соседней Колумбией, с которой у Чавеса отвратительные отношения, но у которой есть договор с США о военном сотрудничестве.

Когда мы говорим о Чавесе, то важно понимать, что это не просто Кастро средних лет. Это настоящий миссионер, однако, несущий миру не животворящую идею христианства, а идею антиамериканизма. И заявляющий, что готов сражаться за эту идею с оружием в руках. Чавес «подрос» за последние годы и его теперь не удовлетворяет только идеологические эскапады в сторону США. Экономика Венесуэлы слишком быстро катиться в пропасть, чтобы забавляться только воинственными криками. Необходима война с кем-то из небольших сателлитов Вашингтона, чтобы «сплотить народ перед лицом агрессора». Но до этого момента не было тяжелых танков. Теперь они есть.

Каждый из них решил свой вопрос: "Че Геварра" наших дней получили оружие, Кремль получил "признание".
Для Москвы - это продолжение цепочки "признаний" со стороны государств-отморозков, для Чавеса - очередная попытка выстроить из тех же государств-отморозков «антиамериканское НАТО».
И Венесуэла, и Россия делают это откровенно, плюя на мировое общественное мнение.

Ахмадинежад – «мы мирные люди, но…»

Иранский лидер Ахмадинежад неожиданно заявил, что «Ирану не нужно ядерное оружие в силу изменения обстановки в мире» и добавил, что «мирный атом Ирану никто не запретит».
То, что Иран заявлял, что не делает бомбу - знают все. Но услышать от Ахмадинежада, что что-то изменилось в мире – дорогого стоит.

Если президент Ирана говорит о позитивных изменениях, то значит эти изменения в пользу Ирана. Что же это?
Только три стороны оказывают на Иран политическое воздействие – США, Европа и Россия. Европа держит позицию жестких санкций. Россия, напротив, вновь и вновь заявляет, что не допустит жестких санкций против Тегерана. Но Вашингтон недавно заявил, что не исключает прямых переговоров. Исходя из того, что позиции Европы и Москвы противоположны, но постоянны, можно сделать вывод, что Иран увидел знаки из Вашингтона и именно это причина смены риторики.

Но что же может получить Вашингтон от переговоров.
Прозрачность ядерной программы Ирана?
Отказ от идеи «сбросить Израиль в море»?
Конечно же, ни то ни другое. Фанатики неизменны. США знают, что Иран делает бомбу и ее обязательно сделает. И от антиизраильских идей и прямого финансирования «Хамаса» и «Хезболлы» Ахмадинежад не откажется никогда.
Кто выигрывает? Америка?
В чем, в самоуспокоенности?
Выигрывает Иран в отсутствии санкций; и выигрывает Россия.

Как и в случае с ПРО, как и в случае с Чавесом и с возможными переговорами Тегеран – Вашингтон, Москва одерживает главную победу – идеологическую.
Москва продемонстрирует миру, что мир поступает именно так, как предлагает Кремль, что главное – это сотрудничество и переговоры. Что вся политика Запада последних восьми лет – это не более чем цепь безумных ошибок «антироссийского» Буша.

Но российское миролюбие - не более чем отражение узких российских интересов. Вырвать или купить за газ или танки легитимизацию своей агрессии против соседей, быть «авторитетом» среди изгоев – это то, что максимально возможно для России с ее идеологией «страны, окруженной врагами». Если в политике идешь назад, то остаешься с теми, кто движется в этом же направлении.

Россия не может заставить Иран не делать бомбу, а Венесуэлу не нападать на Колумбию. Россия вообще реально не может воздействовать ни одну страну, ибо не может предложить ничего, кроме газа и танков.
Поэтому, когда «отморозки» начинают говорить о миролюбии, то это воспринимается как «победа российской политики» только в воспаленных кремлевских мозгах.

Однако, не следует уменьшать воздействие пиара на умы. Мир слишком устал от кризиса и не всегда может отделить «принуждение к миру», которое предлагает США от «ничегонеделанья», которое предлагает Москва.
Внешне оба пути похожи. Но за каждым из них следуют принципиально различные последствия.

Залиште свій коментар

Аватар
Залиште свій коментар

Коментарі до посту

Останні Перші Популярні Разом коментарів: