Танцы вокруг России

Матвей Ганапольский© Inopressa
Редко какая неделя была ознаменована столь большим количеством важнейших поступков первых лиц разных стран. Но главная особенность этих поступков в том, что все они, так или иначе, касаются одной страны – России.

Редко какая неделя была ознаменована столь большим количеством важнейших заявлений и поступков первых лиц разных стран. Причем, заявлений судьбоносных, при выполнении которых определенно меняется привычная картина мира. Но главная особенность этих заявлений в том, что все они, так или иначе, касаются одной страны – России.

Обама – прогиб или расчет?

Нетерпимость Владимира Путина к НАТО, вернее к возможной вероятности приближения границ альянса к границам России общеизвестна. Эта нетерпимость доходит до абсурда: Путин готов бросить под каток этой нетерпимости дружбу с ближайшими соседями – Украиной и Грузией. Однако, еще при Буше появились первые сигналы, что «дорожную карту», регламентирующую процедуру вступления, эти страны в ближайшее время не получат. Приход Обамы только подтвердил эту тенденцию – процесс вступления отложен на неопределенное время. Причины называются разные, но главных две – внутренние проблемы самого альянса и излишняя политизация обоснования процесса принятия. То есть, считается, что Буш торопился принять Киев и Тбилиси в НАТО в угоду своих республиканских интересов, а не с точки зрения пользы для самого НАТО, которое и так переживает трудности, пытаясь переварить новые страны бывшего СССР и страны Восточной Европы.

Москва может праздновать победу – принятие строптивых соседей в альянс отложено «в долгий ящик».
Особым пунктом неприятия Кремля была реакция на размещение элементов ПРО в Чехии и Польше. И вот новый подарок Обамы Москве – США официально отказываются от размещения базы ракет-перехватчиков в Польше и станции радиолокационного слежения в Чехии. Мотив, по словам главы Пентагона Роберта Гейтса – «Со стороны Ирана нет в ближайшее время угрозы создания ракет большой дальности». Непонятно, правда, откуда Гейтс узнал о действительных планах Ирана. Более того, Гейтс заявил, что новая система будет построена «при участии России» и что «решение об отмене размещения никак с Россией не связано».

Безусловно, вряд ли кто-то может точно сказать, чем именно вызвано решение Обамы-Гейтса. Действительно ли им удалось «почувствовать» истинные планы Ирана, действительно ли новая система защиты существенно сэкономит деньги, и насколько велик в принятии решении «фактор Москвы». Важно другое: как сама Москва воспримет шаг Вашингтона – как осмысленный решение в американскую пользу или испуганную сдачу позиций в угоду Кремля. Если как второе, то совсем скоро тот же Обама станет свидетелем нового, беспрецедентного давления Москвы на Украину и Грузию. Но Россия всегда воспринимает «шаг в сторону», как «шаг назад», если НАТО - враг, то решение Обамы – отступление врага, демонстрация его бессилия. Неадекватные действия России при такой окопной психологии неизбежны.

Чавес – приглашение к войне

Чавес приехал в Россию, и за танки и прочее вооружение признал Абхазию и Южную Осетию. Лидер Венесуэлы не скрывал, почему признал. То есть, он не говорил прямо, что признает за оружие, но очевидно, что признал не раньше, чем приехал в Москву и ему это оружие согласились продать. И важно, что Россия согласилась ему продать именно наступательное оружие или так называемое «оружие двойного назначения» - те, кто интересуются, могут посмотреть эти виды танков, и то для чего они предназначены используя специальную литературу или Интернет.

Каждый решил для себя важнейший вопрос - Москва выдавила из еще одной страны признание украденных у соседа территорий, а Чавес получил оружие для настоящей войны, например с соседней Колумбией, с которой у Чавеса отвратительные отношения, но у которой есть договор с США о военном сотрудничестве.

Когда мы говорим о Чавесе, то важно понимать, что это не просто Кастро средних лет. Это настоящий миссионер, однако, несущий миру не животворящую идею христианства, а идею антиамериканизма. И заявляющий, что готов сражаться за эту идею с оружием в руках. Чавес «подрос» за последние годы и его теперь не удовлетворяет только идеологические эскапады в сторону США. Экономика Венесуэлы слишком быстро катиться в пропасть, чтобы забавляться только воинственными криками. Необходима война с кем-то из небольших сателлитов Вашингтона, чтобы «сплотить народ перед лицом агрессора». Но до этого момента не было тяжелых танков. Теперь они есть.

Каждый из них решил свой вопрос: "Че Геварра" наших дней получили оружие, Кремль получил "признание".
Для Москвы - это продолжение цепочки "признаний" со стороны государств-отморозков, для Чавеса - очередная попытка выстроить из тех же государств-отморозков «антиамериканское НАТО».
И Венесуэла, и Россия делают это откровенно, плюя на мировое общественное мнение.

Ахмадинежад – «мы мирные люди, но…»

Иранский лидер Ахмадинежад неожиданно заявил, что «Ирану не нужно ядерное оружие в силу изменения обстановки в мире» и добавил, что «мирный атом Ирану никто не запретит».
То, что Иран заявлял, что не делает бомбу - знают все. Но услышать от Ахмадинежада, что что-то изменилось в мире – дорогого стоит.

Если президент Ирана говорит о позитивных изменениях, то значит эти изменения в пользу Ирана. Что же это?
Только три стороны оказывают на Иран политическое воздействие – США, Европа и Россия. Европа держит позицию жестких санкций. Россия, напротив, вновь и вновь заявляет, что не допустит жестких санкций против Тегерана. Но Вашингтон недавно заявил, что не исключает прямых переговоров. Исходя из того, что позиции Европы и Москвы противоположны, но постоянны, можно сделать вывод, что Иран увидел знаки из Вашингтона и именно это причина смены риторики.

Но что же может получить Вашингтон от переговоров.
Прозрачность ядерной программы Ирана?
Отказ от идеи «сбросить Израиль в море»?
Конечно же, ни то ни другое. Фанатики неизменны. США знают, что Иран делает бомбу и ее обязательно сделает. И от антиизраильских идей и прямого финансирования «Хамаса» и «Хезболлы» Ахмадинежад не откажется никогда.
Кто выигрывает? Америка?
В чем, в самоуспокоенности?
Выигрывает Иран в отсутствии санкций; и выигрывает Россия.

Как и в случае с ПРО, как и в случае с Чавесом и с возможными переговорами Тегеран – Вашингтон, Москва одерживает главную победу – идеологическую.
Москва продемонстрирует миру, что мир поступает именно так, как предлагает Кремль, что главное – это сотрудничество и переговоры. Что вся политика Запада последних восьми лет – это не более чем цепь безумных ошибок «антироссийского» Буша.

Но российское миролюбие - не более чем отражение узких российских интересов. Вырвать или купить за газ или танки легитимизацию своей агрессии против соседей, быть «авторитетом» среди изгоев – это то, что максимально возможно для России с ее идеологией «страны, окруженной врагами». Если в политике идешь назад, то остаешься с теми, кто движется в этом же направлении.

Россия не может заставить Иран не делать бомбу, а Венесуэлу не нападать на Колумбию. Россия вообще реально не может воздействовать ни одну страну, ибо не может предложить ничего, кроме газа и танков.
Поэтому, когда «отморозки» начинают говорить о миролюбии, то это воспринимается как «победа российской политики» только в воспаленных кремлевских мозгах.

Однако, не следует уменьшать воздействие пиара на умы. Мир слишком устал от кризиса и не всегда может отделить «принуждение к миру», которое предлагает США от «ничегонеделанья», которое предлагает Москва.
Внешне оба пути похожи. Но за каждым из них следуют принципиально различные последствия.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 9
Вибір редакції