Третья мировая, Религиозная

Матвей Ганапольский© Inopressa
Это не борьба за независимость, не народно-освободительное движение советского толка и не война против рабства или порабощения. Это новая форма фашизма – ты должен быть уничтожен просто потому, что ты чужой и противоречишь моей идее устройства мира.

Украинскому читателю не следует полагать, что взрывы в московском метро не могут эхом отозваться в Украине. Можно, конечно, считать Украину Европой, но вопрос в том, согласны ли с этим сторонники создания нового «панисламистского эмирата» - возможно, что «украинский джамаат» нанесен на карту исламистов, как их будущий форпост для «окончательного наступления на Запад».

От угрозы исламизации не застрахована ни одна страна: в Украине есть Крым с его проблемами, во Франции – огромная мусульманская община. То же в Англии. В Германии, вроде бы, спокойные светские турки, но кто знает, к чему в какой-то момент, их призовет вновь появившийся местный радикальный имам.

Борьбе с феноменом современного исламского террора мешает многое: и «горизонтальность» структур боевиков – у них нет общего руководящего боевого или идеологического центра. Мешает своеобразие подхода к поставленной цели – каждый может трактовать ислам, как хочет, и ставить перед собой те цели, которые желает, но, при очевидных различиях, всех фанатиков объединяет одно – они готовы взрывать всех и себя за свои идеи.

Тонкий знаток Кавказа Юлия Латынина приводит такой пример: «…Например, учение «Ат-Такфир валь-Хиджра», оно появилось в Египте, как ответвление от «Братьев-мусульман» и замечательно оно тем, что пыталось убить Бен Ладена за недостаточную чистоту веры…

Чему они учат? Во-первых, они считают, что каждый человек, который не исполняет полностью все предписания ислама, т.е. не молится пять раз в день и так далее, он является неверным, даже если он называет себя мусульманином; что любой человек, который сотрудничает с государством, является неверным; что любой мусульманин, который исполняет первые две категории, но не считает, неисполняющих первые две категории людей неверными, он тоже является неверным. Это достаточно стандартный ваххабитский набор, это то, что обычно считают сами ваххабиты. Но есть «такфириты», они идут дальше. Они считают, что если в целях конспирации они живут среди неверных, то им как раз позволено нарушать все каноны. Т.е. тут можно носить любую одежду, тут можно не молиться, тут можно пить, курить, всё ради блага аллаха».

Особо важно, что подобное поведение – это не следование указаниям какой-то партии или начальника. Это идущее из глубин души следование религиозной идее, поэтому, как показывает история, оно неискоренимо. Именно фанатики пронесли сквозь пытки и казни идеи христианства и иудаизма. В результате – христианство торжествует, а Израиль снова появился на карте мира.

В исламе все неявно, и если вглядеться, то обнаруживаешь парадоксы в том, что, казалось бы, давно знаешь. Взять хотя бы Иран, который принято называть государством-изгоем за финансирование террористов и попытки создать ядерное оружие. Совсем недавно всерьез обсуждалась тема «иракского варианта» - мгновенной оккупации Ирана и смены режима. Сторонники силового варианта объясняли, что у Тегерана плохо вооруженная трехсоттысячная армия, которая, конечно же, не сможет противостоять западной коалиции, составленной из войск НАТО.

Однако, как мы видим, разговор о силовом варианте как-то затих, и не удивительно. Обнаружилось, что в Иране не одна армия, а две. И вторая, которая составляет триста шестьдесят тысяч – это армия «стражей исламской революции». Именно эта армия, подчиняющаяся духовному лидеру и, одновременно, главнокомандующему аятолле Хоменеи, и есть главная. И вооружена она самым современным оружием, танками и авиацией. Но и это не все. Поскольку «стражи» - это армия, защищающая не территорию, а идею, то у нее есть «резерв», готовый в считанные часы стать под ружье. И этого «резерва» у Ирана миллион человек.

Таким образом, вооруженная операция против Ирана – это столкновение с полуторамиллионой, великолепно вооруженной армией, защищающей и свою территорию, и свою веру. А президент Ахмадинежад, в которого мечутся громы и молнии за его бесконечные заявления об уничтожении Израиля и Запада не более, чем кукла. Он не смеет сказать ни единого слова, несанкционированного Аятоллой.

Мир стал постепенно понимать, что «исламистский проект» – это не только «борьба угнетенного пролетариата за свои экономические и гражданские права». Это проект по уничтожению «неправильной» цивилизации и замена ее на «правильную», исламистскую. В свете этого начинается постепенный пересмотр методов, которые используются против террористов. И пересмотр начинается с вопросов.

Неудача сначала советской, а потом и американской армий в Афганистане, фактический провал иракской компании заставляет спросить – каким образом борьба с исламистами все усиливается, но исламистский фактор становится все сильнее. Взрывы звучат не только в России, а самолеты взрывают не только в США. Главные поставщики террора – это такие страны, как Сомали, Пакистан, Алжир, Египет. А пример Ирана, где внутри государства с выборной властью существует власть параллельная, и она более сильная, чем первая – этот пример не единичен. Такой же феномен наблюдается, немного в измененном виде, и в Ливане.

Вывод, к которому приходишь, тревожен и печален. Возможно, нам в 2010 году трудно себе представить, что все мы участвуем в Третьей Мировой войне и что эта война религиозная. Но это именно так. Исламисты, совершающие теракты, а особенно их организовывающие, люди небедные, с прекрасным европейским или американским образованием. Многие имеют паспорта той страны, которую они взрывают. Приехав маленьким ребенком с бедными родителями, проучившись в бесплатной школе и получив все бенефиты и стипендию в престижном университете, обретя работу адвоката или врача «достойный гражданин» взрывает поезд и сам гибнет во взрыве, как смертник.

Это не борьба за независимость, не «народно-освободительное» движение советского толка, не война против рабства или порабощения. Это новая форма фашизма – ты должен быть уничтожен просто потому, что ты чужой и противоречишь моей идее устройства мира.

Конечно, мировому сообществу трудно подтвердить факт существования такой войны. Идеи толерантности, «общего дома» приведшие к созданию объединенной Европы, казалось бы, противоречат дремучести идеи воинствующего панисламизма. И можно представить, какой крик поднимут некоторые страны в ООН, если кто-то с ее трибуны наконец назовет вещи своими именами. Но пора признать правду - это именно религиозная война, потому что у исламистов нет одной страны, где они обитают. Они разных национальностей и с разных континентов. Они взрывают не конкретные страны, а их демократические режимы и гуманитарные институты, потому что они «поддерживают неверных». Они не считают культурой достижения человечества последних 13 веков. Они – наши враги.

Сколько будет длиться эта война – неизвестно. Но уже понятно, что в ней не победить какой-то конкретной операцией и не закидать проблему деньгами. За большие деньги просто будет куплено больше взрывчатки. Ответ к решению проблемы может лежать исключительно внутри самого ислама. Только сами мусульмане могут найти способ остановить своих фанатиков.

Поэтому, как ни странно, спрашивать надо не с конкретных «идеалистов-взрываетей», и даже не с их духовных наставников, а с лидеров стран, в которых процветают «духовные школы», где пропагандируются идеи террора. Лидеры этих стран не должны прикрываться общими разговорами о «исламской специфике», ибо убийства, генерируемые в их странах, не имеют оправдания.

И еще, наверное, пора вводить экономические санкции против этих стран и препятствовать бизнесу того, кто списывает налоги на «благотворительность террора». Цивилизованное человечество, конечно, толерантно. Но не думаю, что оно забыло, как себя защитить от варваров. 

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 28
Вибір редакції