Убить Сталина

Матвей Ганапольский
"Все мы, все наши гены, косточки, кровь, даже говно наше пропитаны были временем и воздухом, сотворённым Сталиным."

В России сталинизм осужден, если можно так сказать, беспрецедентно. Вначале Путин, а потом и Медведев заявили миру, что сталинизм - это позорная страница в истории СССР. Однако, отторгнуть сталинизм на словах - это одно. Нести ответственность за его деяния - это совсем другое. И на этом пути Россию ждет суровое испытание.

"Все мы, все наши гены, косточки, кровь, даже говно наше пропитаны были временем и воздухом, сотворённым Сталиным. Мы и сейчас ещё во многом его дети, хотя и стыдно даже себе в этом признаться". Эти важные слова сказал Виктор Астафьев, русский писатель-диссидент и правозащитник.

Он их сказал о главном удивительном феномене наших дней — о жажде Сталина.

Эти слова приводят в своем фильме молдавские кинематографисты, которые взялись за казалось бы непосильный труд - понять, почему народы, пострадавшие от Сталина, пережившие над собой массовый террор, вновь жаждут крепкой сталинской руки.

В опубликованном сценарии приводятся слова "рядового героя" фильма, пострадавшего от сталинских репрессий, который провёл в ссылке около 10 лет, работая на лесоповале в сибирской тайге. То, что он сказал перед съёмочной камерой, это просто "снег на голову":

"У нас везде почти 20 лет бардак. Пусть придёт Сталин, наведёт порядок, даст всем работу, приструнит взяточников, вернёт моих внуков из Италии, а потом уж пусть возвращается в свою могилу...".

Этот молдаванин-сибиряк, как он себя называет, не хочет "живого Сталина" с расстрелами "врагов народа" и ГУЛАГ-ом, он хочет только порядка и справедливости. Он разочаровался в демократической власти - и баста!

А вот что говорит в сталинист, интеллектуал, известный русский писатель, редактор газеты "Завтра" Александр Проханов: "Надо понять чудо сталинизма. Происходит восстание Иосифа Виссарионовича из гроба. Сталин – это скорость света, которая борется со скоростью тьмы".

Однако, авторы фильма не останавливаются на констатационной части, а делают точный вывод о том, как преодолеть сталинизм в головах людей. Они напоминают те простые шаги общества, которые необходимо сделать, чтобы не нуждаться в Сталине:

- проводить эффективные социально-рыночные реформы;

- покончить с коррупцией, и обкрадыванием народа;

- преодолеть бедность и нищету;

- покончить с политической коррупцией;

- утвердить законность и справедливость, покончить с преступностью.

И, наконец, избавится от плесени лжи, обмана и неправды.

Авторы фильма в своем анализе делают акцент на политической жизни Молдавии, но их рецепт, без сомнения, пригоден для любой страны распавшегося СССР.

Справедливости ради следует сказать, что все упомянутые страны в меру политического таланта официально отстранились от сталинизма. Некоторые - без политических оценок, некоторые официально изложили свою точку зрения.

Но оказывается, даже официально признать порок сталинизма - это не более чем пол дела.

В России сталинизм осужден, если можно так сказать, беспрецедентно. Вначале Владимир Путин, а потом и Дмитрий Медведев заявили миру, что сталинизм - это позорная страница в истории СССР, и что нынешняя Россия осуждает преступления прошлого и заявляет, что подобное недопустимо и не имеет оправдания. Последний пассаж наиболее важен, ибо он выбивает почву из под тех, кто оправдывает репрессии государственной целесообразностью.

Однако, отторгнуть сталинизм на словах - это одно.

Нести ответственность за его деяния - это совсем другое.

И на этом пути Россию ждет суровое испытание, и не только моральное.

Это испытание касается самой мрачной страницы российско-польских отношений - расстрела польских офицеров в Катыни.

Как известно, Россия в лице Государственной Думы признала ответственность сталинского режима за их гибель, начала передавать польской стороне засекреченные документы и сейчас делает новый неожиданный шаг.

Посол России в Польше Александр Алексеев на конференции в Варшаве, посвященной возможности реабилитации расстрелянных в Катыни, заявил, что Россия может реабилитировать расстрелянных в 1940 году офицеров: "Политические решения уже приняты. Идет поиск юридического пути. Это вопрос взят под контроль высшим российским руководством".

Это заявление застало врасплох многих "патриотов" внутри России. Зазвучали обвинения в адрес власти об "особом отношении" к полякам, о национальном унижении. Осуждается и правовая сторона вопроса - реабилитации подлежат лишь те, по поводу кого есть судебное дело и приговор. Что касается пленных поляков, то сталинский режим действовал просто: по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 3 октября 1939 года, рядовых и унтер-офицеров, уроженцев территорий Польши, отошедших к СССР, распустили по домам, а более 40 тысяч жителей Западной и Центральной Польши передали Германии. Оставшиеся военнопленные, примерно 41 700 человек зимой 1940 года были высланы в Сибирь; в начале весны до 26 тысяч семей военнопленных, а также представители некоторых других категорий польского населения (осадники) были депортированы на спецпоселения, главным образом в Северный Казахстан и Сибирь. Остались 14 736 бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, тюремщиков, осадников и разведчиков. Возобладала точка зрения, что все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю. Поэтому Л. П. Берия предложил Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотреть их дела в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела, что и было исполнено.

Однако понятно, что реабилитация, о которой говорит Россия, не столько правовая, сколько политическая, однако не исключающая правовых последствий - в данном случае реабилитация означает однозначное утверждение, что для осуждения и приговора польских офицеров, а также направленных против них репрессий не было никаких юридических оснований. Такое решение российских органов могло бы позволить родственникам жертв обратиться в суд за компенсацией. Пока в Страсбурге они требуют символическую компенсацию в 1 евро, но аппетиты могут возрасти.

Кажется, что Россия решила окончательно закрыть катынскую страницу, хотя позиция Кремля подвергается сильному давлению.

И никто не может утверждать, что Кремлю, в этом вопросе, хватит политической воли.

Читайте також:

Gоod bye, Russia?

Раньше говорить о "запасном аэродроме" было не принято, сейчас это главная тема. Все спрашивают друг у друга, где лучше приобрести какой-то "маленький домик".

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 31
Вибір редакції