Тимчасова адміністрація змушувала мене порушити закон

Керівник ПриватБанку на Кіпрі Владислав Моргачов в інтерв'ю ТСН розповів про перші дні роботи філії після націоналізації.

Керівник філії ПриватБанку на Кіпрі PrivatBank Cyprus Branch Владислав Моргачов в ексклюзивному інтерв'ю кореспондету ТСН Ользі Василевській заявив, що про ухвалення рішення про націоналізацію фінансової установи ніхто на острові не знав. До банку завітали представники тимчасової адміністрації, які взяли на себе виконання всіх функції щодо діяльності установи.

За словами Моргачова, він побоюється летіти до України, адже очікує свого арешту. Чому та за що Владиславу Моргачову може загрожування кримінальне провадження та арешт - читайте в інтерв'ю для ТСН.ua.

Розкажіть, будь-ласка, як триває націоналізація кіпрського філіалу "ПриватБанку"?

- Фактичекски национализация в кипрском филиале уже закончилась. Администрация, которая проводила этот процесс, покинула банк и написала соответствующие письмо в центробанк Кипра, что она снимает с себя все полномочия. Если целью введения временной администрации было списать средства со счетов клиентов, то средства со счетов клиентов на сейчас не списаны.

- Після ночі, коли було націоналізовано "ПриватБанк", ви прийшли на роботу. І що?

- Я пришел на работу и к нам пожаловала делегация в составе двух человек представителей  Фонда гарантирования вкладов и троих из НБУ. Нам предъявили документ о том, что было принято решение о национализации и они теперь являются внешней временной администрацией. Они отстранили меня от полномочий, отозвали все доверенности. Соответственно, полномочия директора филиала переходят временному администратору. 

Наряду с представителями Фонда гарантирования и временным администратором, сюда зашли трое неустановленных личностей. Они обращались ко временному администратору за разрешением дать указание сотрудникам филиала предоставить доступ к серверам филиала для копирования. Но, администратор не взял на себя такую ответственность, ведь это криминал. Они ходили тут с чемоданчиками, рюкзачками, аппаратура у них была.  На следующий день они исчезли.

- Зараз тимчасова адміністрація присутня в філії?

- Нет.

- А хто зараз керує філією?

- Никто. В банке руководит Шлапак, а в филиале никого нет. Операции не проводятся. Вкладчики волнуются, конечно. Звонки, письма. Почему все закрыто? В Украине объявили, что банк будет работать без проблем, почему этого не происходит? Я им говорю, что ни у кого нет полномочий возобновить эти операции. Новое руководство назначено не было, соответственно, и мои полномочия не были восстановлены. 

Выполнять заведомо преступный приказ мы не могли

- Як вони поводились після того, як зайшли на територію філії?

- Достаточно вежливо. Первые два дня велась инвентаризация, пересчет кассовой наличности. Параллельно с этим, в банк поступили судебные иски и распоряжение Центробанка Кипра по изменению лицензии филиала, очень ограничивающее полномочия банка по счетам, которые можно проводить. Несмотря на это, в среду был издан приказ о том, что пять моих коллег должны были провести определенные операции со счетами клиентов (списать деньги на определенные реквизиты). Часть этих счетов из списка, предоставленного администратором, были заблокированы по решению суда, а на оставшиеся распространялось ограничение ЦБ Кипра. Оно гласило: с клиентскими счетами можно проводить только операции по возврату средств клиенту, возобновление существующих депозитов и направление вновь поступивших средств на погашение кредитов. Также ЦБ Кипра была разрешена хозяйственная и административная деятельность банка.  Все остальные операции были запрещены.  Мы довели до временной администрации это распоряжение ЦБ Кипра. Но нам сказали, что нас всех ждет арест в Украине, потому что мы отказались проводить операции с клиентскими деньгами, и якобы тем самым нанесли ущерб государству в особо крупных размерах. С каждым сотрудником говорили, каждому доносили. Я не присутствовал при этом.

Со мной проводили беседу отдельно: в случае возвращения в Украину меня ждет арест. Понятно, что выполнять заведомо преступный приказ мы не могли. Ведь требование временного администратора либо нарушило бы запрет суда, либо ордер-распоряжение ЦБ Кипра. Поскольку находимся здесь, на Кипре, мы не могли нарушить местное законодательство. Мы понимали, что, не дожидаясь прилета в Украину, мы пошли бы в тюрьму здесь. Соответственно, мы были вынуждены обратиться в полицию с заявлением, что нас заставляют проводить такую операцию по счетам клиентов. После этого, временный администратор приостановил действие своего приказа и сказал, что мы можем быть свободны. Все что нужно, уже сделано на территории Украины. На следующий день, когда он ушел, мы увидели, что главный офис списал деньги с корреспондентского счета филиала. Одной суммой в долларах, другой – в евро. Забрали деньги с филиала, даже больше, чем было на корсчете. 

- Я що це за реквізити, на які були списані кошти?

- Туда же, куда списывали деньги с клиентов при национализации в Украине. Как было у клиентов на счету, образно говоря, сто долларов, так и осталось. Но речь идет о том, что главный офис списал деньги со счета филиала. 

- Чи збігається список афілійованих структур "ПриватБанку" Кіпру з варіантом, який надали в НБУ? Чи бачили Ви цей список?

- Нет. Это большой список, он серьезно отличается. Очень много там компаний, клиентов, которые не совпадают. Очень много. 

- А що це за фірми, можете їх назвати?

- Это банковская тайна.

- І тепер ці особи подали до суду?

- Некоторые из них – да.

- А скільки взагалі є зараз судових позовів до вашої філії?

- Один иск от шести компаний и двух физлиц. Я не знаю, сколько будет еще. Мы об этом узнаем, когда нам принесут документы из суда. 

В деньгах на физлицах-киприотах 15-17 миллионов долларов. На все физлица миллионов 60.

- А який відсоток у вас саме кіпрських вкладників і чи є серед них якась паніка?

- У нас здесь порядка 500 вкладчиков-киприотов, других физлиц порядка 300. А корпораций у нас 1700. В деньгах на физлицах-киприотах 15-17 миллионов долларов. На все физлица миллионов 60. Но каждый за свои деньги волнуется, приходят в филиал, звонят в ЦБ.  И все упирается в банк, что он не хочет выдавать деньги. 

- З чим ви пов'язуєте таку поведінку тимчасового адміністратора?

- Задание самого временного администратора (Григорий Лурье, - Авт.), и заключалась в том, чтобы передать новому собственнику филиал, списав определенные средства лиц, которых они считают афиллированными. И, если бы он ее не исполнял, были бы последствия для него, как у представителя госорганизации. Его бы обвинили в халатности. Просто ЦБ Кипра в письме изложил, что с ним никакие действия не согласовывались и они были удивлены теми процессами, которые происходят. 

- А скільки було списано з кореспондентського рахунку?

- 300 миллионов долларов. На момент списания было порядка 140 миллионов, в разных валютах. Списали в минус.

- А що тепер буде з цим мінусом на коррахунку?

- Сложно предположить. Если вернуть обратно, то как объяснить списание? Если не возвращать, то как дальше филиалу работать и выполнять платежи? Может в долг дадут…

- Чи є відкриті на Вас та інший менеджмент філіалу кримінальні провадження в Україні та на Кіпрі? Чому вам погрожували арештом?

- Мне никто не говорил ничего об этом, никаких повесток не присылали.

- Чи визнаєте ви фіктивні експортні операції, в яких ваш банк звинувачували в пресі? Ніби-то через такі схеми було виведено 1,8 млрд дол.?

- Я не понимаю о каких транзакциях идет речь. У нас достаточно большие обороты, какие из них фиктивные, я не знаю. Мы ж не участники клиентских договоров, а обслуживаем только рассчеты.

- Які ваші подальші кроки? Чи залишаєтесь ви уповноваженою особою в банку?

- Фонд гарантирования вкладов не возобновил мои полномочия. Аннулирована доверенность, выданная мне. Я не был уволен, но мне угрожают увольнением. А полномочий у меня нет, впрочем, как и у других сотрудников филиала.

- Але на роботу ходять?

- Ходят. Мы должны успокаивать клиентов. Ведь если мы закроем двери, паники не избежишь.

- Чи плануєте ви повертатись додому?

- Я на Кипре уже живу 19 лет. И скажите, что такое дом? Мне сложно уже сказать. Когда меня уволят, тогда начну думать, что делать дальше.

- А ви взагалі якось готувались до націоналізації чи це було неочікувано?

- Мы никак не готовились. Для этого не было предпосылок кроме слухов и непонятных заявлений от некоторых чиновников от НБУ. Но так как банк работал стабильно, клиенты оставались спокойными, мы работали в стандартном режиме.

Розмовляла Ольга Василевська

Залиште свій коментар

Аватар
Залиште свій коментар

Коментарі до посту

Останні Перші Популярні Разом коментарів: