Реформа Конституции и электорат реформаторов

Михайло Погребинський
Сегодня практически все политические силы предлагают те или иные изменения к Конституции.

Сегодня практически все политические силы предлагают те или иные изменения к Конституции. Нет согласия в том, какие именно изменения нужны; но если бы голосовали по принципу «вы за изменение нынешней Конституции?», - то, пожалуй, в парламенте набралось бы порядка 400 голосов «за», причем Ющенко даже не стал бы налагать вето на такое решение.

А вот поддерживают ли такую позицию избиратели? Можно ли сказать, что избиратели, поддерживающие политическую силу Н., тем самым показывают, что они поддерживают предлагаемые этой силой поправки к Конституции?

На такой вопрос можно совсем коротко ответить: «нет, совсем не обязательно». Попробуем, однако, ответить в несколько более развернутой форме.

Прежде всего, далеко не ясно, какие именно изменения предлагает та или иная сила. К примеру, Тимошенко предлагает ответить на девять, не очень понятных, вопросов; но какой именно новой Конституции хотела бы она?

Надо думать – такой, по которой максимум полномочий отдавалось бы той должности, которую сама она намеревается занять. А поскольку сегодня она не вполне уверена, что это за должность, то и ее инициативы не вполне ясны.

Поддерживают ли эти инициативы ее избиратели? Вероятно, если сама Юлия Владимировна выйдет к избирателям и попросит их поддержать ее – то ее сторонники согласятся, что нужны именно эти изменения. Но нет уверенности, что без такой просьбы они, хотя бы, смогут сказать, какие именно изменения требуются.

Что касается Ющенко – он также не говорит внятно, какая именно новая Конституция ему нужна, но тут дело яснее. Он стремится получить такую Конституцию, при которой максимум полномочий находится в руках президента.

Заведомо он хочет иметь больше полномочий, чем имел Кучма; ведь стремясь получить новые полномочия, он никоим образом не склонен отказываться от тех полномочий, которых не имел Кучма (право распускать парламент, возможность увольнять судей Конституционного суда, самолично при этом определяя факт «нарушения присяги», возможность назначать губернаторов и т.п.)

Поддерживают ли эти изменения его избиратели? Вполне возможно, что они бы их поддержали, если бы такие желания были сформулированы внятно (идея сильной президентской власти имеет в стране немало сторонников), но так как внятных формулировок нет, то и говорить о поддержке избирателями этих изменений трудно.

СПУ выступает более ясно: за продолжение политической реформы, а точнее, за перенос полномочий на более низкий уровень: ограничение полномочий центральных органов власти в пользу местных властей.

В данном случае есть основания говорить о последовательной (или, по крайней мере, долгосрочной) позиции, поскольку эти позиции партия отстаивает уже несколько лет. Возможно, поэтому ее избиратели действительно поддерживают такую реформу.

Однако и здесь трудно говорить о поддержке реформы заметным числом избирателей просто потому, что электорат СПУ незначителен. В то же время, возможно, что сама по себе идея передачи полномочий из центра в регионы (подкрепленная соответствующим перераспределением ресурсов) была бы популярна также и у избирателей других партий. Но это уж совсем другой вопрос, поскольку другие партии такие изменения не предлагают.

Наконец. Партия регионов периодически выступает за изменения Конституции в плане придания русскому языку статуса государственного, за невхождение в военные блоки и т.п.

Здесь можно было бы с наибольшей степенью вероятности говорить о поддержке избирателями этих идей, поскольку сами по себе идеи имеют довольно большую популярность. Однако тут мы имеем дело с обратным случаем: избиратели-то, может быть, и поддерживают, но нет уверенности в том, что эту позицию занимает партия, которая демонстрировала в этих вопросах очень высокую степень гибкости.

При этом, если некоторые вопросы (такие, например, как избрание судей народом, что предлагает Тимошенко, или тема русского языка, предлагаемая ПР), независимо от того, насколько удачны и уместны предложенные изменения - так или иначе касаются интересов людей, то тонкости, связанные с организацией системы власти, людей вряд ли задевают за живое. Думается, что большинство считает, что «кошка должна ловить мышей, а какого она цвета – не имеет значения», «это дело политиков, а не граждан».

Поэтому приходится вернуться к тому, с чего мы начали: очень мало причин думать, что избиратели, поддерживающие ту или иную политическую силу, тем самым склонны поддержать и предлагаемые ею конституционные изменения. Сегодня представляется, что основные причины поддержки избирателей – совсем другие, и в их предпочтениях конституционная реформа занимает не первое, не второе и не третье место.

М. Погребинский,
директор Киевского центра
политических исследований и конфликтологии

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Всього коментарів: 0
Вибір редакції