Главная тайна Путина

Матвей Ганапольский© Inopressa
Чаще всего громкий скандал начинается или вспыхивает вновь с детали, например с глупого запрета.

Угораздило же руководство всемирно известного журнала «GQ» выпустить свою международную версию со статьей Скотта Андерсена «Владимир Путин – темное восхождение к власти» о возможной причастности ФСБ к взрывам домов в России в 1999 году накануне Большой Победоносной Чеченской Войны и победного движения Путина в президенты. Угораздило это же руководство запретить публиковать эту же статью в своем российском номере, как тут же повалил ком событий.

Мгновенно стало известно: статью запретили именно для того, чтобы не раздражать Путина – это решение приняли в главном офисе, а одна из руководителей международного издания Мари Перл честно сказала: «Мы принимаем во внимание законы и проблемы тех стран, в которых выходят журналы издательского дома».
Эта реплика великолепна и прекрасно демонстрирует, что ради бизнеса «проблемой» страны может считаться нерасследование серии зловещих преступлений. И это же может считаться законом, хотя такого закона, конечно же, нет.

Главный редактор русского издания Николай Усков сейчас заявляет, что цензуры в журнале нет и что он эту статью публиковать и не собирался. Тут правда уместно спросить – а почему не собирался? Но ответа конечно не будет.

Однако все это, так или иначе, всколыхнуло ту самую главную таинственную и загадочную историю, которая и сейчас, на протяжении уже многих лет, находится под строжайшим запретом. Эта история о том, насколько Владимир Путин причастен к трагическим взрывам домов в России. И это не дань традиционной журналистской «желтизне» для рейтинга. Это реальные вопросы к власти, требующие ответа.

В сентябре 1999 года в России неизвестные взрывают четыре дома, в общей сложности гибнет более трехсот человек. В ту пору премьер Путин объявляет, что дома взрывают чеченцы и начинает за ними настоящую охоту. Он объявляет свою историческую политическую программу «мочить в сортире» и становится национальным героем.

Однако, одновременно происходят необъяснимые события.

В обстановке нервозности и супербдительности, охватившей население страны, несколько жильцов одного из домов в Рязани заметили подозрительные белые "Жигули", припаркованные рядом с их домом вечером 22 сентября. Их подозрения переросли в панику, когда они заметили, как пассажиры машины перенесли в подвал здания несколько больших мешков, а затем уехали. Жильцы позвонили в милицию. В подвале были обнаружены три 50-килограммовых мешка, подключенные с помощью таймера к детонатору. Здание было эвакуировано, а в подвал приглашен взрывотехник из местного ФСБ, который определил, что в мешках находился гексоген - взрывчатое вещество, которого бы хватило, чтобы целиком разрушить это здание. Все дороги из Рязани были перекрыты блокпостами, а белые "Жигули" объявлены в розыск.

На следующее утро известия о рязанском происшествии разошлись по всей стране. Путин, тогда премьер-министр, даже отметил бдительность рязанцев, а министр внутренних дел похвалил правоохранительные органы, "которые предотвратили взрыв в жилом доме в Рязани".
На этом все могло и закончиться, если бы той же ночью двое подозреваемых в планировании теракта не были задержаны. К удивлению милиции, они предъявили удостоверения работников ФСБ. Вскоре из московской штаб-квартиры ФСБ поступил звонок с требованием их отпустить.

Дальше – больше: на следующее утро директор ФСБ выступил на телевидении с совершенно новой версией событий в Рязани. По его словам, происшествие было не предотвращенным терактом, а учениями ФСБ, «направленными на проверку общественной бдительности», а мешки в подвале содержали не гексоген, а обычный сахар.

Во все это трудно поверить, но такое произошло, не получив никаких объяснений.

Еще один невероятный, почти мистический эпизод произошел 13 сентября 1999 года во время заседания Государственной Думы. В тот день спикер Госдумы Геннадий Селезнев заявляет: "Я только что получил сообщение. Прошлой ночью был взорван жилой дом в Волгодонске".

Селезнев сказал правду, но взрыв, о котором он говорил, произошел не в Волгодонске, а в доме на Каширском шоссе в Москве. Почему спикер произнес слово "Волгодонск" в тот день было непонятно, и это сочли нервной странной ошибкой.

Однако три дня спустя действительно происходит новый взрыв и происходит он именно в Волгодонске.
Казалось бы, что подобная оговорка, когда из тысяч российских городов Селезневым "случайно" был назван тот, где через неделю произойдет взрыв, должна стать поводом для серьезнейшего расследования. Но ничего не произошло, оговорку заметил только один из депутатов, которому немедленно отключили микрофон.

Так или иначе, но именно взрывы домов, начало очередной чеченской войны, отставка Ельцина и президентство Путина сделали Россию именно такой, которой она сейчас есть, пишет международный "GQ". И никто не может отрицать, что именно взрывы домом, а потом война в Чечне сделали из Путина героя: в 99-м за его президентство высказывалось не более двух процентов респондентов, а в 2000-м во время выборов он избирается 53-мя процентами.

Каков же вывод? Он прост.
Есть вопросы, требующие ответа.

Конечно, трудно представить, что Владимир Путин отдает приказы взрывать своих соотечественников. Однако, разве трудно себе представить спецоперацию его окружения, смысл которой "пожертвовать малым, ради большой цели"?

Хорошо, возможно все эти несуразицы не более чем цепь невероятных совпадений. Но разве не на пользу лично Путина вывод независимого следствия, что он ни в чем невиновен.

Казалось бы, что может быть проще, чем установить истину. Обычное парламентское расследование, придание гласности фактам, открытие особого уголовного дела – и в этой истории можно было бы поставить точку.
Но нет – действующие лица и свидетели таинственно гибнут, а те, кто ставил вопросы, как например журналист и депутат Сергей Юшенков, расстреливаются прямо на улице среди белого дня. А об отравлении в Лондоне Александра Литвиненко, который вплотную занимался этой проблемой, знают абсолютно все.

Что касательно парламентского расследования, то власть предприняла все усилия, чтобы оно не было допущено.
Результат? Глухие вопросы без ответов.
Почему путинская власть отчаянно сопротивляется любому расследованию взрывов домов? Почему запрещается показ документальных фильмов на эту тему, почему, в конце концов, вокруг этой истории создана атмосфера испуганной тайны, что приводит к анекдотичному изъятию статьи, как в случае с «GQ».
Ответа нет.

Вернее он есть, но из опыта соседней страны – Украины.
Загадка смерти журналиста Гонгадзе была загадкой ровно до той минуты, пока в стране не изменилась политическая ситуация и количество желающих узнать истину стало превалировать над колличеством желающими ее скрыть.
Этот эффект иногда называют "политической волей".

Когда-нибудь ответ на страшную загадку взрывов домов в России будет найден. И он будет найден помимо воли Путина и независимо от мрачного выражения его лица.

Дізнавайтеся головні новини першими — підписуйтесь на наші push-сповіщення.
Обіцяємо повідомляти лише про найважливіше.

Відправити другу Надрукувати Написати до редакції
Побачили помилку - контрол+ентер
Останні Перші Популярні Всього коментарів: 8
Вибір редакції