Ду ю лав ми? Ноу!..

Ду ю лав ми? Ноу!..

Матвей Ганапольский

Теперь, кроме разногласий по ПРО и отношению к странам, вспыхнувшими революциями, яблоком раздора между Белым Домом и Кремлем станет российская оппозиция...

В Россию приехал новый посол США – Майкл Макфол.

Многие знакомы с Майклом Макфолом, потому что он здесь работал, потом очень часто ездил в Россию и имеет тут друзей, в том числе среди самой непримиримой оппозиции, что не может не тревожить Кремль.

Видимо действительно, где-то в глубине души Кремль не рад этому назначению. И тут есть несколько причин, кроящихся в самом Макфоле. Он не дипломат, а аналитик, отчасти даже политический активист.

У него очень четкие личные политические взгляды, он написал много книг о России, хорошо знает страну, прекрасно говорит по-русски.

Он много по ней ездил и знает, как работает метро, что такое российская электричка, был много в провинции.

Скажем прямо – конечно, Макфолу нужно было приехать раньше, когда Дмитрий Медведев не только считался президентом, но и был им – пусть в виде хромой утки.

Один из высокопоставленных американских политиков, который занимается российско-американскими отношениями, сказал, что Обаме в Медведеве нравится одна вещь: Медведев в разговорах с Обамой никогда не обещал того, что он не может сделать.

Он сразу говорил: "Я этого сделать не могу и обещать не могу". А это очень ценится в Вашингтоне, потому что по традиции, Вашингтону все лидеры, в том числе Западного мира - лучшие союзники, втирают самые невообразимые обещания - что угодно, лишь бы получить некое благословение и наладить хорошие отношения с президентом Обамой.

Но, как выясняется, американцам проще работать с человеком, который говорит "Вот это я могу вам сделать, а это я даже не буду обещать, поэтому давайте и не будем говорить на эту тему".

Им это нравится – это сокращает время и позволяет как-то более доверительно, что ли, относиться к партнёру по переговорам.

Так вот, Макфолу нужно было приехать, когда доверительность между Вашингтоном и Москвой была медведевской.

Однако, все рухнуло, когда стало понятно, что новым президентом будет Владимир Путин, ибо что бы не говорил Путин об Америке, такое ощущение, что он произносит свою мюнхенскую речь и грозит Западу пальцем. Хотя, честно говоря, отношения с США поползли в кювет еще при Медведеве из-за проблемы ПРО.

Но, главная проблема в российско-американских отношениях заключается в том, что до сих пор так и не создана их содержательная часть. Это не удалось сделать вообще после распада СССР. И сейчас получается, что отношения у обеих стран хорошие, но применительно к третьим странам.

То есть, Россия и Америка, по инерции, продолжают обсуждать те же самые темы: безопасность, энергетика, терроризм, нераспространение ядерного оружия и так далее.

Однако, не очень понятно, в чем суть именно российско-американских отношений. Конечно, можно обсуждать Ливию, можно обсуждать Сирию, можно обсуждать Египет, но это не российско-американские отношения – это отношения России и США с Ливией по отношению к Египту, по отношению к третьим странам.

Конечно, есть партнёрская программа "Россия-НАТО", но это несколько другое.

Мой коллега, тонкий знаток США Николай Злобин предложил такое сравнение: Россия и Америка – два таких, во внешней политике, больших сильных хирурга, которые способны сделать серьезную операцию, ампутацию.

Но сейчас мировая политика превратилась в такую очень сложную замысловатую нейрохирургию, где все надо разглядывать под микроскопом – что там происходит. Вот эти малейшие изменения в Ливии, в Сирии, вот эти группировки, все эти племена там и так далее.

А Москва и Вашингтон не умеют этого делать. И Китай, собственно говоря, не умеет. Большие страны вообще никогда не учились этому делу. В результате они чувствуют, что теряют контроль над ситуацией и мир приобретает неуправляемость все больше.

Сегодня мир малоуправляемый – это такой хаос; и мы, считает Злобин, только можем изображать, что, якобы, понимаем, что происходит.

На самом деле, большого понимания нет. И большие страны чувствуют, что они оказываются, вдруг, неожиданно на обочине мировой политики, их мнение уже не так важно.

Да, у них огромные армии, но чего с этими армиями делать?

У них огромное ядерное оружие – а чего с этим оружием делать?

Видимо сейчас российско-американские отношения начинают переходить к стадии резкого охлаждения, ухудшения. Позитивный потенциал, связанный с медведевской перезагрузкой, исчерпан.

Конечно, язык стал другой, доверия появилось больше, сотрудничества появилось больше. Но потенциал исчерпан, и обе страны в следующие годы будут жить в период охлаждения, разочарования, а то, и просто конфликтов.

Кстати говоря, это вписывается в традиции, которые можно проследить на протяжении десятилетий.

Каждый российский лидер, начиная от Горбачева, приходил в Кремль с надеждой наладить отношения как проамериканский лидер. А уходил как антиамериканский.

И это же произошло и с Медведевым и с Путиным.

Путин пришел как очень сильно стоящий на проамериканских позициях, и его поддержка 11 сентября была очевидна всему миру, но потом все это кончилось Мюнхенской речью.

У Медведева происходил тот же самый процесс.

А теперь, после выхода граждан на демонстрации и митинги, в риторике Путина фраза "оппозиция сидит на зарплате у Госдепа" просто незаменима.

И каждое заявление США о неприемлемости подтасовок на выборах, воспринимаются, как удар в спину.

Сейчас все что ни делает Америка, вызывает острую критику России: ПРО, Каддафи, Сирия, Иран. А есть еще список Кардина – это список тех чиновников, которых сенат не рекомендует пускать в США из-за убийства Магницкого в СИЗО...

И вот на таком фоне в Россию приезжает новый посол Майкл Макфол.

Его задача, конечно, проводить американскую политику, но при этом, как человеку, который близкий к Обаме, проводить обамовскую политику.

Обама сейчас является мишенью очень резкой критики в США и республиканцы, как известно, поставили цель сделать Обаму президентом одного срока - они намереваются выиграть выборы 2012 года и бьют по Обаме. Он теряет поддержку даже многих либералов.

А чтобы бить по Обаме, нужно бить по наиболее эффективным направлениям его президентства. Россия – одно из них, поэтому бьют по российско-американским отношениям. По российско-американским отношениям бить – это, значит, бить по России, по объявленной "перезагрузке".

Поэтому в Америке идет сильная антироссийская волна и в газетах, и в прессе, и в экспертном сообществе: "Да, Россия не та страна, с которой надо дружить, да, перезагружаться надо не с Россией, а с другими странами.

Да, России доверять нельзя".
Однако, но тут США сильно не обвинишь – Россия при Медведеве не изменила на йоту свои внешнеполитические подходы. А сейчас, при Путине, на это можно и не надеяться.

Теперь, кроме разногласий по ПРО и отношению к странам, вспыхнувшими революциями, яблоком раздора станет российская оппозиция, которая будет плотно ассоциироваться с "трудовыми книжками, лежащими в Капитолии", как мрачно указывает Путин.

Так что же может сделать посол Макфол, пусть даже очень хорошо знающий Россию.

Успокоить Путина?

Объяснить ему, что ПРО не угрожает России, а недовольные выходят на площади не по наущению госсекретаря Клинтон?

Вряд ли это успокоит Кремль. Ибо точно так же, как Россия для республиканцев используется для внутренней политики, американская страшилка – лучший фактор для консолидации российского общества – так считает Кремль.

Дую лав ми? Ноу!

Они, конечно, не любят друг друга – Россия и Америка.

Но как супруги, прожившие в долгом браке, прожить друг без друга не могут.

Так пусть лучше послом, в такой момент, будет человек, хорошо знающий Россию.

__________________________________________________________________________________

Матвей Ганапольский
Читайте також:

Чьи белые тапки?

Российская оппозиция ждёт ухода Путина. Путин ждёт ухода оппозиции...

Повʼязані теми:

Наступна публікація