Чем нам страшны беженцы в Европе

Чем нам страшны беженцы в Европе

Со всем можно жить – плохо, жестоко и даже голодно. Но нельзя жить с сознанием, что ты хуже всех. Даже, когда это правда.  

Эта тема привлекла в РФ внимание, куда большее чем в самой Европе. Новые варвары! Гунны! Погибель Европе! Провал мультикультурного проекта! Фото гор мусора. Предупреждения, что под видом беженцев Европу наводняют ИГ-овцы, готовя голобоглазеньким и светловолосеньким несмышленышам, гейропейчикам нашим страшное мусульманское иго.

Забота просто-таки умиляющая. Вот что значит братская любовь! И к кому? К гейропейцам. К источнику разврата. К врагам в четвертой мировой, уже душащим нас санкциями. Отравителям, шлющим на нашу погибель свои хамо-пармезаны и прочие тюльпаны с персиками. Жалеющим виз народным артистам "ДНР" (вот уж точное звание!), а уж когда выдающим их особенно выдающимся, то с одной только целью – чтоб их там у себя, в госпиталях своих гейропейских и залечить. Норовящих судить депутатов нашей государственной (ну-ну, вы знаете – чего государственной), обвиняя их черти в чем, сказать смешно: что они, эти самые наши депутаты, как будто кого-то там отравили каким-то там полонием. В общем, если и есть исчадье ада, то это они, гейропецы. Хуже их только пиндосы. (Про жидов не говорю – те вне конкурса.) А мы их, гейропейцев этих, всё равно любим.

Нам бы их ненавидеть. Но такова наша душа, таково ее величие и благородство – любим. Да так, что грозящая им беда заставила нас забыть о всех своих бедах. Вот что значит величие души! Вот где настоящая духовность! Это даже не просто "сам погибай, а товарища выручай". Не просто "душу свою за друзей положи". Нет, здесь выше – здесь совсем евангельское: "мирись с соперником твоим". И еще выше – "любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас". Здесь "не противься злому.. кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую". Вот что здесь. Вот мы какие! А вы говорите...

Ну, хватит смеяться. Как говорил наш великий сатирик, грешно смеяться над больными людьми. Так в чем же здесь дело?
Отчего такой неподдельный интерес и такая эмоциональная реакция?

Отгадка лежит настолько на поверхности, что о ней и говорить как-то неловко. Мы просто увидели в европейском зеркале собственное ничтожество. Они собираются на вокзалах с плакатами "Добро пожаловать!". И кому? Людям чужой культуры, людям непохожим на них. И почему? А просто потому, что те попали в беду. А мы своим единокровным братьям режем глотки. А чуть менее похожим на нас братьям кричим о нашей сексуальной неудовлетворенности и намерении удовлетворить свои сексуальные потребности с целым регионом – неотъемлемой, между прочим, частью нашей страны, населенной этими братьями. Вот где, к слову, прорывается латентный гомосексуализм. А от третьих братьев мечтаем отгородиться визами и вообще хоть как-нибудь отгородиться. Правда, к братьям-бурятам мы потеплели, когда те стали помогать нам бить братьев-украинцев. Но стоило у братьев-бурятов загореться, как мы дружно решили: "А гори они там огнем".

Контраст слишком разителен. Не заметить невозможно. Будь ты хоть совсем слепой. А сознаться себе в своем человеческом ничтожестве, в своей мерзости невозможно вдвойне. Весь мир внутренний твой такое признание разрушит. И всё твое мирное посапывание, весь мир с самим собой. Как жить, осознавая, что ты полная мразь?! Так ведь думать придется начать. А это такое неприятное дело! Особливо поначалу, когда думать ты не умеешь. А откуда тебе уметь? Тебя разве этому учили? Тебя учили, что ты самый великий богатырь, что ты с богом не то на ты, не то вообще его, бога то есть, стырил. У кого-то. Что ты духовный донельзя, аж дух спирает! И тут такой облом. Оказывается, что они-то, бездуховные гейропейцы – люди, а ты – ничто. И даже хуже, чем ничто. Нет, невозможно!

И тут включаются защитные механизмы психики. Любой ценой доказать.себе, прежде всего себе. Что ты если и не хороший, то не хуже их. Что нехороший, это пусть. Это и так ясно. Но здесь нужно убедить себя, что нехорошесть твоя нормальна. Как у людей. Что они тоже плохие. Что все плохие. И это даст тебе право не напрягаться. Ну, и что, что я – мразь? Это, вообще, в природе людей. А кто не мразь? Помните, как министр-администратор в "Обыкновенном чуде" отвечает на "Вы негодяй"? "Да. А кто нынче хорош? Вот сегодня, например, вижу, летит бабочка. Головка крошечная. Безмозглая. Крылышками бяк-бяк-бяк-бяк-бяк. Ну, дура дурой. Воробышек тоже не лучше. Береза - тупица. Дуб - осел. Речка - кретинка. Облака - идиоты. Лошади - предатели. Люди - мошенники. А что делать? Весь мир таков, так что стесняться нечего".

Эта логика позволяет многое оправдать. И когда кто-то ее нарушает, а особенно твой злейший враг, то тут нужно врубать защитные механизмы уже совсем на полную. И доказывать себе, что дуб – осёл, а облака – идиоты. Вот, к ним идут их убивать, а они со своими крошечными и безмозглыми головками этому еще и радуются. То ли дело мы, с нашими огромными головами, набитыми лучшими в мире мозгами.

Доказать это себе нужно обязательно. И как можно быстрее. Потому что без этого жить нельзя.

Так что интерес наш к нашествию беженцев на Франкфурт самый искренний. Это не столько их, сколько наше дело. Наша головная боль. И разобраться с этим делом нам необходимо как можно скорее.

Потому что со всем можно жить – плохо, жестоко и даже голодно... Но нельзя жить с сознанием, что ты хуже всех. Даже, когда это правда.

И особенно – когда правда.

Оригинал 

Похожие темы:

Следующая публикация