Четыре предостережения для Украины

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Четыре предостережения для Украины

Самый опасный враг сидит не в Москве, а в наших головах.

События минувшей недели вызвали массу разных эмоций - тревогу, разочарование, радость, новые надежды. У меня же родились сомнения. Их всего четыре.

Предостережение №1: Не стать Боснией

Для нынешней Украины, как стало модным говорить сейчас, - важен пример Хорватии. Хорваты вернули себе Сербскую краину, провели реформы, укрепили армию, вступили в ЕС. Но есть и другой пример - их соседей - Боснии и Герцоговины. История этой страны весьма поучительна. В то время когда хорваты воевали против сербов, приглашали ООН в качестве миротворцев, боснийцы воевали друг с другом, а заодно - с сербами. В результате - так называемый Дейтонский мир, после которого за боснийцев решения принимались в других столицах: Вашингтоне, Белграде, Загребе, Париже. Во имя мира все договорились до того, что страна как бы формально есть, но по факту она разделена на три части: мусульманскую, хорватскую и сербскую. Есть три правительства, три парламента и общий президиум из представителей трех общин - своеобразный коллективный президент.

Боснийская структура управления считается одной из самых неэффективных в мире. Как результат - боснийская экономика в два раза меньше хорватской (практически при равном населении), шансов на вступление в ЕС нет, а общество тотально разделено на три части: Сараево стал по сути мусульманским городом, а в сербской части вы не встретите ни мусульман, ни хорватов.

Война разделила судьбы людей. Я слышал одну грустную историю. Он - бошняк (мусульманин), весьма успешный. Она - сербка, тоже все сложилось с карьерой, и даже очень. Вместе прожили 10 лет. Но конфликт в стране заставил их разойтись. Ее семья переехала из Сараево. Его - осталась там. Теперь оба живут раздельно, правда, в одном городе – но за рубежом. Эта рана в них - на всю жизнь. Как и в их стране, которая состоялась лишь на бумаге, - ради мира.

Сейчас, когда минские соглашения позволили прекратить горячую стадию войны, у нас тоже установился шаткий мир. Важно помнить о Боснии, когда мы начнем обсуждать детали этого соглашения. Потому что общины других частей Украины уже поднимают вопрос: почему у Донецка с Луганском могут быть обширные полномочия, а у нас нет? Только потому, что они воевали против Украины?

Предоставление большей самостоятельности территориальным общинам по всей стране - проблема, которая требует решения сверху, иначе ее начнут решать снизу. Кроме того, вопросы финансирования Донбасса, определения размера захваченной территории, обеспечения ее безопасности, гарантий невозобновления войны, скорее всего, придется решать не только с Кремлем, но и с теми, кого мы называли террористами. А надеяться на то, что мы станем Хорватией - без немедленных кардинальных реформ, включая тотальное разрушение коррупции, - вряд ли стоит.

Предостережение №2: Не стать Византией

Решение об особом статусе Донбасса принималось тайным голосованием. Понятно, что без него положительно вопрос вряд ли бы был решен. Мы не знаем, была ли речь президента перед украинскими депутатами столь же блестящей, как перед американскими сенаторами и конгрессменами, но в отличие от США, в Украине она была результативной. Хотя, как выяснилось позже, в тексте принятого решения задним числом была внесена существенная правка: границы территорий с особым статусом определяет не Рада, а руководство АТО.

Вся эта закулисная история прямо противоречит провозглашенным лозунгам об открытости, честности и важности революции достоинства. Уже постфактум стало известно, что важное для страны решение было согласовано с Москвой, что в Киеве несколько раз побывал серый кардинал Кремля - Сурков, что о самой сути договоренностей депутаты узнали только в зале заседаний...

Безусловно, аргумент, что все это ради сохранения жизни наших солдат - железный, и пространства для споров почти не оставляет. Но почему в таком случае об этом не поговорить с обществом, с депутатами, не рассказать о реальной картине жизни?

Американский президент Рузвельт во время войны часто выступал по радио, отвечая на самые острые вопросы граждан. За мужество признавать свои ошибки, за решимость достичь победы, лишенный возможности передвигаться президент получил славу героя.

Кулуарное принятие решений, стремление выдать желаемое за действительность не только отдаляет нас от главной цели - мира в нормальной европейской стране - но и приносит разочарование и вселяет тревогу.

В США президент Украины выступал безупречно. Пересматривая эту речь, я гордился за страну, ее выбор и лидера. Но из Вашингтона Порошенко вернулся без особого статуса партнера США и с обещаниями военной помощи вспомогательного характера. Возможно, причиной тому могли стать прямые переговоры Киева с Москвой, о которых в Вашингтоне мало что знали, и то, что на выборы команды президента и премьера пошли раздельно? Или потому что переданное Украине новое американское вооружение может быстро оказаться в России и нам не доверяют? Или что-то другое? Опять же, мы мало что знаем.

История со статусом особого союзника с наиболее последовательным союзником Украины - США - тоже требует открытости и последовательности. Потому что если мы сначала так хотим его достичь, а потом объясняем, что искомый статус мы якобы уже имеем - это выглядит как минимум неубедительно. Тем более что накануне за этот статус еще и сенатский комитет проголосовал. Это все равно, что мы хотели новое оружие, а довольствовались - беспилотниками. Обещать одно, а делать другое - качество не сильного лидера. Лидер в этой номинации давно определился и живет он в Москве. Византийские правила управления - это не европейские ценности, о которых у нас, надеюсь, еще не забыли.

Предостережение №3: Не иметь иллюзий

Патриотичные комбаты и честные журналисты во власти - лучше футболистов, певцов или водителей, которых мы уже видели в разных составах Верховной Рады. Но есть один вопрос - а насколько они будут эффективны? Парламент - это не только поле боя и публичная площадка, это государственное управление и законотворчество. Попавшие во власть журналисты, как правило, в лучшем случае возвращались в профессию или становились спикерами политических сил, а чаще всего просто пропадали в извилистых коридорах власти.

Журналистов мы потеряли, а новых политиков приобрели мало. Что касается военных, то хороших командиров у нас и так мало, а теперь значительная их часть вместо курка будет нажимать на кнопку голосования. Очевидно, что опытные политики понимают запрос общества на новые лица и поэтому приглашают комбатов и журналистов в свои списки. И это большое искушение - согласиться, хотя я знаю и немало примеров отказа.

На своих рабочих местах - в армии, в своих публикациях, общественной деятельности - эти люди добились гораздо большего и могли бы еще. Для того чтобы повторить успех в политике, ей себя нужно посвятить целиком, а главное - обладать для этого необходимым багажом знаний и навыков - в госуправлении, менеджменте, экономике, юриспруденции. Не уверен, что это - сильная сторона отряда новых потенциальных депутатов. Но еще большая ошибка самих новых кандидатов в депутаты - уверенно заявлять о важности своего выбора для будущего страны. Как минимум это наивно, как максимум - обман ожиданий избирателей.

И последнее предостережение, четвертое: в борьбе за власть не потерять главное - страну. И плохой мир, безусловно, лучше, чем хорошая война. Тем более потому, что самый опасный враг сидит не в Москве, а в наших головах.

Следующая публикация