Преступление часто совершает одиночка

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Преступление часто совершает одиночка

УНІАН

Но страна не должна делать вид, что она ни при чем.

Главным событием прошедшей недели, если не брать то замирающие, то нарастающие военные действия вокруг донецкого аэропорта, было злодейское убийство российским военнослужащим целой армянской семьи.

Молодой человек приятной внешности, имеющий свой собственный аккаунт в социальных сетях, где он размещал фото то с мамой, то с собачкой, то с девушкой, по непонятной причине – наверное, просто свихнулся – зашел в дом армянской семьи и из огнестрельного оружия убил шестерых. Потом патроны закончились, но был еще шестимесячный ребенок. Его он пытался убить штыком. Мальчик выжил, но нанесенные травмы были слишком тяжелыми – через неделю он умер.

После массового убийства военнослужащий взял три мобильных телефона, деньги, которые были в семье, и отправился к турецкой границе, где и был задержан. Не будем сейчас размышлять о том, какие психологические сдвиги были у этого молодого человека – убийца, он и есть убийца.

Гораздо интереснее, что происходило вокруг него. Начнем с того, что на границе с Турцией он был задержан армянскими пограничниками. Обратим внимание – не российскими, а именно армянскими. Что же сделали армянские пограничники, узнав, в чем дело? Они немедленно выдали его российской стороне.

Напомню, что в Гюмри находится российская военная база. Это очень важная военная база – ее можно назвать азербайджанским форпостом. Следует отметить, что трагические события произошли на фоне спорного Нагорного Карабаха, политическая битва вокруг которого между Азербайджаном и Арменией то обостряется, то стихает. Напомню также, что в свое время Армения вторглась в Нагорный Карабах, вдребезги разбила слабую на тот момент азербайджанскую армию и присоединила к себе Нагорный Карабах. Это присоединение никто не признал. Более того, не признан даже независимый статус этой территории.

С момента захвата Нагорного Карабаха Арменией прошло много лет. За это время благодаря нефти и газу Азербайджан стал на ноги и значительно укрепил свою армию. Сейчас это совсем другой Азербайджан – мощный и агрессивный, полный сил и амбиций вернуть себе отторгнутую территорию. Но… мешает мощная российская военная база, которая, по сути, является единственной гарантией сомнительного статус-кво.

Но вернемся к преступнику. Его выдают российской стороне, а дальше начинается воистину дипломатический сумасшедший дом, и главный его участник – российская сторона. Армяне любят русский язык и активно смотрят российские государственные каналы. И что они видят: преступник отдан русским, а в российских государственных СМИ нет даже малейшего упоминания об этом преступлении, всколыхнувшем всю общественность Армении.

Более того, официальная Москва молчит, не выражая никаких соболезнований. Тогда у армян возник закономерный вопрос – а не пытается ли российская сторона спустить это чудовищное преступление на тормозах. И народ начал выходить на улицы. России пришлось реагировать, но сделано было это по-слоновьи чудовищно и высокомерно: российский министр обороны Шойгу выразил свое соболезнование – не сочувствие, а именно соболезнование. Замечу, что фамилию Шойгу мало кто знает в Гюмри. Да и не уровень это на фоне такого чудовищного преступления.

Дальше – больше. Узнав о соболезновании, немедленно проснулись русские патриоты. И тут же в социальных сетях стали появляться фотографии молодого человека с вопросами: "Он преступник? А, может быть, он жертва?"

Жертва кого? На этот вопрос немедленно ответил Владимир Жириновский, который сказал, что это преступление подготовили американцы ровно для того, чтобы протестующие армяне устроили Майдан. После этого день за днем в течение целой недели все больше и больше нарастала кампания, что этот преступник – никакой не преступник, а настоящий герой. При этом официальные российские СМИ по поводу этого преступления хранили полное молчание.

Общественная ситуация в Армении накалилась до такой степени, что наконец зашевелился Кремль. И вот Владимир Путин по истечении целой недели (!) выражает уже свое соболезнование – опять-таки не сочувствие, а соболезнование. Более того, урегулировать конфликт он отправляет своего представителя.

Кто же этот представитель? По логике, это должен быть человек, который умеет найти самые правильные слова – слова сочувствия, слова горя, слова соучастия в горе – только такие слова, которые могут успокоить общественность Армении.

Но Кремль находит поразительную фигуру – это глава Следственного комитета Бастрыкин, человек, от которого вряд ли услышишь слова сочувствия. Для армян это был окончательный сигнал.

Итак, военнослужащий находится на российской базе. Согласно российским законам, армянам его выдать не могут, преступника должна судить Россия, верховная российская власть процедила высокомерные слова, а телевидение – молчит, как будто преступления и не было.

Финал ясен – его оправдают. Тем более в интернете вовсю идет кампания, что он никакой не преступник, а жертва Соединенных Штатов. И вот финал – Россия заявляет, что своего солдата она не выдаст, но в виде компромисса суд над ним будет проходить на территории Армении.

Каков же вывод из этой истории? Он не столько базируется на законах, сколько на морали. Как кажется, Армения – это последний и единственный друг Российской Федерации. Трудно сказать, это друг по вынужденности или друг искренний. Те обстоятельства, которые вынуждают Армению дружить с Россией, хорошо известны – я уже о них упомянул. Добавим к этому огромную армянскую диаспору в Москве, которую могут прижать, если начнутся антироссийские беспорядки в Ереване.

Хотя, возможно, армяне искренне питают к России дружеские чувства. И, думается, в этот раз они получили сильнейшую пощечину. Они обижены и оскорблены. Потому что погибли семь человек, целая семья, и у России не нашлось необходимых слов сочувствия, чтобы сказать – мы вместе в этой трагедии.

В этих случаях часто спрашивают, а что можно было сделать. Сделать можно было многое. Все зависит от того, какой след в отношениях хотела оставить после этого ужасного происшествия Россия. Если прохладный – то тогда она действовала вполне в рамках законов. Но если разговор идет о дружбе, то тогда, видимо, президенту Путину – как ни сказочно это звучит – следовало немедленно вылететь в Ереван, приехать в Гюмри, встретиться с родственниками погибших, сказать слова сочувствия, заявить, что будет сделано открытое следствие, что будет проверено психическое состояние всего контингента российских военнослужащих в Армении – ведь этот преступник, совершивший злодеяние, явно сошел с ума.

А, может быть, вместе с армянским президентом Саргсяном следовало поехать на кладбище и положить цветы на могилы погибших. Но вряд ли следует ждать таких шагов от верховной российской власти. Путин знает – если пойдет на кладбище, это будет означать, что и он в какой-то степени несет ответственность за это убийство. Гораздо лучше сидеть в Кремле и произносить официальные слова.

Выводы же по поводу того, насколько Россия является искренним другом Армении, предстоит сделать самим жителям этой республики.

Следующая публикация