Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Реинкарнация Гитлера

Путин – Гитлер XXI века. Правда, более мелкий, трусливый и подлый.

В каждом столетии разыгрывается один и тот же политический сценарий, в котором история отводит кому-то роль Гитлера. Об этом замечательно написал юрист-международник Джордж Шварценбергер еще в 1964 году: "В каждом веке существует, по крайней мере, одна великая держава, которая вызывает опасение у всех других членов международного сообщества, и которая видит свои возможности экспансии с помощью вооруженной силы. В наше время этот тип государства нашел свою грубую и крайнюю реализацию в тоталитарных государствах-агрессорах. Вместе с "Mein Kampf" (1925-27) Гитлера они утверждают, что "природа не знает политических границ"".

Перед нами в XXI веке разыгрывается историко-политический сюжет, в котором Украине отведена роль Польши и Финляндии в 1939 году, а Россия играет одновременно роль нацистской Германии и тоталитарного СССР. Западные страны, как всегда, заняты политикой умиротворения агрессора. Ну а Путин, соответственно, это новая версия Сталина и Гитлера в одном флаконе. Что касается политики умиротворения агрессора, то ее непосредственным выражением стали договоренности Минск-1 и Минск-2, заметно напоминающие Мюнхенский сговор 1938 года, т.е. умиротворение государства-агрессора за счет государства-жертвы.

Американский сенатор Маккейн в своем интервью немецкому каналу ZDF заявил, что действия немецкого канцлера Ангелы Меркель в отношении России – это ничто иное, как умиротворение агрессора. Точно такие, как действия Англии и Франции в отношении гитлеровской Германии в 1938 году. "Наблюдая за действиями немецкого правительства, - сказал Маккейн, - можно подумать, что это правительство либо не знает, что людей в Украине убивают, либо ему все равно".

Такая политика умиротворения не только глубоко аморальна и противоправна, но и ошибочна и контрпродуктивна с политической точки зрения. Дело в том, что, как и в 1938 году, у государства-агрессора возникает ложное представление о том, что он равен, или даже превосходит по силе, ведущим западным демократиям. Кроме того, уступки государству-агрессору никогда не вели к миру, а являлись лишь короткой передышкой на пути его еще большей экспансии. Особенно интересные параллели в этой связи можно провести между идеями известного нацистского юриста Карла Шмитта, чьи взгляды сейчас переживают ренессанс в России, и внешнеполитической риторикой и практикой российской дипломатии.

Путинский режим в лице его дипломатии, по существу,  взял на вооружение концепцию "большого пространства" (Grossraum) Карла Шмитта. По мнению Шмитта, "каждый рейх имеет большое пространство, в котором излучается его политическая идея и которое не должно подвергаться опасности чужих интервенций". Разве этот тезис Шмитта не напоминает заявления российских политиков, начиная с Путина, о каких-то особых национальных интересах России в странах "ближнего зарубежья" и требования к странам ЕС и США "не вмешиваться" в дела Украины и других постсоветских стран?

Или вот еще одна интересная цитата из Карла Шмитта: "Со времени заявления рейхканцлера Адольфа Гитлера 20 февраля 1938 года в немецком рейхстаге – на основе нашей национал-социалистической идеи народа существует немецкое право защиты (право государства на защиту своих граждан) для немецких этнических групп чужого подданства". Точно такой же тезис был высказан Путиным относительно права России защищать "русскоязычных граждан" других государств всеми возможными способами.

Сама идея "русского мира" является калькой с нацистской идеологии и практики. Интересно отметить, что в решении Нюрнбергского трибунала одно из обвинений нацистских преступников было связано с партийной программой нацистской партии, выдвинутой Гитлером 24 февраля 1920 года. В качестве пункта номер один в этой программе значилось: "Мы требуем объединения всех немцев в Великой Германии на основе права народов на самоопределение". Нельзя не заметить сходства внешнеполитической доктрины Путина, направленной на объединение русских в едином "русском мире", и этим требованием нацистов, также использующем в политических и захватнических целях "право народов на самоопределение".

Внутренняя репрессивная политика России также обнаруживает значительное типологическое сходство с нацистской политикой. Главным источником права в нацистской Германии являлся фюрер. Аналогичным образом российский президент Путин, по сути, находится выше права и диктует свою волю судебной системе в России, что ярко продемонстрировали дела Ходорковского, "Pussy Riot" и Надежды Савченко.

Аналогом антисемитской пропаганды Третьего Рейха в современной России является антиукраинская пропаганда; а "кровавый навет" Кремлевской пропаганды на украинский народ (в связи с обвинением в распятии украинскими военными мальчика в Славянске) по своей лживости и цинизму может равняться обвинениям нацистской пропаганды евреев в совершении ритуальных убийств.

Чем все это закончится тоже хорошо понятно – после тяжелой борьбы и массы ошибок демократия во главе с сильным лидером (конечно же, не Обамой, а кем-то типа нового Черчилля) побеждает современный фашизм. Таков классический сюжет всемирной исторической драмы и для Украины в нем отведена одна из ключевых ролей.

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции