Второй план

Второй план

Украина не стоит первой на внешнеполитической повестке дня Франции – но и помогать Кремлю она не станет.

Позиция французских властей в отношении аннексии Крыма предельно ясна: еще до референдума о его присоединении к России президент Олланд отметил, что подобного рода опрос может инициировать только Украина.

Как и другие страны ЕС, Франция осуждает аннексию Крыма, равно как и поддержку Россией сепаратистов на востоке Украины. Из-за этого двусторонний политический диалог и сотрудничество между Россией и Францией (особенно на министерском уровне) были приостановлены с начала 2014 года.

В то же время французские власти считают, что Россия не должна быть изолирована, поскольку это ведет к еще большей дестабилизации ситуации и делает ее еще более опасной. Поэтому на самом высоком политическом уровне диалог между странами продолжает поддерживаться. Так, в прошлом году состоялись две встречи Франсуа Олланда с Владимиром Путиным.

Впрочем, во французском политикуме есть и те, кто симпатизирует российской политике: "Национальный фронт" (праворадикальная националистическая партия, возглавляемая Марин Ле Пен) и Левый фронт Франции (альянс левых партий). В то время как "Левый фронт" – объединение маргинальное, Национальный фронт на выборах в Европарламент в прошлом году набрал 25% голосов избирателей.

При этом "симпатия" "Народного фронта" к политике Кремля, очевидно, не бескорыстная – французские СМИ широко освещают обнаруженную связь между Национальным фронтом и российской властью и бизнесом, включая кредиты от России.

Однако Россия не является главной темой политической программы партии Мари Ле Пен. В основном "Народный фронт" фокусирует свое внимание на миграции и критике Европейского союза.

А правящая Социалистическая партия и другие ("зеленые", республиканцы, центристы) – заняли четкую осуждающую позицию по аннексии Россией Крыма. Однако отдельные представители не разделяют официальную точку зрения своих партий. Напомню, что небольшая делегация членов парламента Франции, состоящая из десяти депутатов Национального собрания [нижняя палата парламента Франции – ред.] и сенатора, недавно посетила полуостров. Однопартийцы делегатов, как и официальный Париж, этот визит раскритиковали.

Исходя из этого, а также последовательной политики властей в этом вопросе, очень маловероятно, что Франция примет какое-либо решение, которое повлекло бы за собой признание ею аннексии Крыма.

То же самое касается и отмены санкций. Конечно, нужно признать, что Франции все это дается нелегко. Экономика страны, состояние которой и так оставляет желать лучшего, претерпевает достаточно серьезный ущерб из-за ответных санкций России. Многие малые предприятия, особенно сельскохозяйственные, выступают за отмену санкций в надежде, что и Россия предпримет симметричный ответ.

Но к решению об отказе поставок вертолетоносцев типа "Мистраль" России во Франции отнеслись с пониманием. Тем более что есть возможность продавать их в другие страны.

Что касается Николя Саркози, который недавно в интервью Le Figaro призвал Европу быстро наладить отношения с Россией и перевернуть страницу холодной войны ради борьбы с "Исламским государством", то в этом нет ничего удивительного. Экс-президент даже от критики по вопросу аннексии Крыма воздерживается с того времени, как это произошло. Он стабильно придерживается мнения, что Европа должна избегать конфликтов с Россией, и не упускает случая его высказать.

Впрочем, холодок в отношениях между Францией и Россией пробежал еще до событий в Украине – из-за поддержки Россией Башара аль-Асада. Нынешняя ситуация с участием России в сирийском конфликте только добавляет неопределенности. Развязку мы увидим в предстоящие недели.

В предстоящие месяцы и даже годы маловероятно, что политика Франции в отношении Украины существенно изменится. Это касается, в том числе, и роли Франции в урегулировании конфликта на Донбассе.

С одной стороны, повышенное внимание, которое французские власти уделили после конфликта в Грузии в 2008 году этой части мира, не ослабеет. Но с другой стороны, в обозримом будущем Франция будет еще менее активной в этом регионе, чем некоторые другие государства-члены ЕС, такие как Германия и Польша. Дело в том, что внешняя политика и все внимание сейчас сосредоточено не на восточном направлении, а на южном – там, где наступают исламисты.

Следующая публикация