Явиться или не явиться

Дата публикации
Просмотры
878
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Явиться или не явиться

Фото: УНИАН

Или что повлияло на явку избирателей на местных выборах-2015.

Конституционное право голоса, гарантированное каждому совершеннолетнему гражданину Украины – это таки право, а не обязанность. И у всех избирателей есть выбор: идти или не идти волеизъявляться.

Да, в минувшие выходные героев, оторвавших от дивана филейные части, было немного: согласно данным ЦИК, в среднем по Украине – 34 %. Экспертное сообщество тут же разделилось на два лагеря в зависимости от интересов своих заказчиков. Одни начали причитать, что, мол, довели народ до полного безразличия и вынужденной беспомощности лабораторной собачки. Вторые, наоборот, извлекли из аналитических арсеналов нелукавую цифирь и начали убеждать аудитории, что, дескать, в Европах тоже на местные выборы не ходят. Правы и те, и другие – в той же степени, что и врачи, которые ставят диагноз пациенту на основании средней температуры по больнице, учитывающей показатели морга и гнойного отделения.

Во-первых, политические традиции Украины и развитых европейских демократий слишком отличаются, чтобы проводить прямое сравнение. Во-вторых, в каждом округе свое горе и своя электоральная история. В-третьих, причин не дойти до места волеизъявления может быть множество, у каждого избирателя в каждом округе они свои – личные или обусловленные параметрами предвыборной кампании. В-четвертых, есть весьма эффективные технологии, которые мотивируют избирателей проявлять политическую активность.

Начнем с политических традиций. Помечтаем, что мы живем в стабильном и скучном европейском государстве, а терактов в Париже еще не было. Законов много, они в основном разумны и в основном исполняются. Особых возможностей нагадить на голову электорату на местном уровне у политиков нет. Вот и ходят на выборы в основном политически озабоченные и избыточно ответственные граждане. За исключением, разумеется, тех случаев, когда возникают животрепещущие проблемы вроде нашествия особо буйных мигрантов или строительства какого-нибудь вредного производства поблизости. Теперь вспомним, что живем в Украине. Тут пространство для ментальных конструкций намного шире. Закон, что дышло, ворочают им преимущественно в верхах, а не на местах. Сказать власть имущим, что мы о них думаем, хотят все, но, когда смотришь на пул кандидатов, понимаешь – говорить некому. Так что если у европейцев низкая явка от доверия и скуки, то у нас – от его отсутствия и разочарования.

А теперь о личных и коллективных мотивах похода на избирательный участок или саботажа выборов и политтехнологиях. В Украине это вопрос политической культуры и национальной ментальности. Мало кому хочется тратить свою жизнь на то, чтобы контролировать аппетиты власти в межвыборный период. У подавляющего большинства и мысли об этом не возникает. Однако накануне выборов у кого-то гражданское самосознание обостряется, у кого-то – наоборот. В идеале, балансируя эти показатели, мы получаем объективную явку, которая характеризует долю политически активного населения, можно сказать, "соли земли украинской". Величину этого показателя, по идее, определяет электоральная история округа (результаты предыдущих выборов, следы жизнедеятельности политиков минувших каденций, мировоззрение и привычки обитателей), текущие насущные проблемы его жителей, а также набор предлагаемых избирателям нынешних кандидатов.

Но тут о себе напоминают политические технологии, под влиянием которых мотивацию избирателей можно серьезно подкорректировать. Что, собственно, и происходило на территории Украины и ее отдельных регионов.

В целом по стране манипулятивной метатехнологией стал сам обновленный закон о выборах с его системой выдвижения кандидатов и определения результатов. Непонятный рядовым избирателям, отсекающий изрядное количество перспективных кандидатов, практически полностью устранивший ответственность депутатов перед проживающими на конкретной территории гражданами. Именно поэтому выборы в местные советы, никогда не вызывавшие у избирателей особого ажиотажа (люди не понимают, как правило, ни зачем этот орган власти, ни чем он занимается), были еще неинтереснее, чем обычно. Тем более что погода часто благоприятствовала любому другому времяпрепровождению, кроме голосования.

Что касается мэрских выборов, то все зависело от пула кандидатов и объема ресурсов (финансовых, организационных, интеллектуальных), находящихся в их распоряжении. Чаще всего этот пул выглядел искусственно подобранным таким образом, чтобы не создавать лишних противостояний. То есть один кандидат изначально был более ресурсен, а остальные просто проделывали ритуальные танцы. И политтехнологи решали задачу мобилизации не всего электората, а только электорального ядра. Второй тур был относительно интересен только в нескольких регионах, самым ярким из которых стал Днепропетровск. Но даже здесь явку приходилось стимулировать всеми известными и относительно новыми для наших мест технологическими приемами.

Можно ли изменить ситуацию, повысив заинтересованность украинских избирателей? Теоретически – да, если это кому-нибудь будет нужно. Путь известен: нужно системно, кропотливо, рутинно заниматься повышением политической культуры. Создавать не популистские NGO (общественные организации), чье руководство само грезит депутатскими мандатами, а реальные институты общественного контроля. Заниматься просветительской работой, стимулировать не самых крикливых, а самых умных и социально ответственных журналистов. Но это дорого и долго. И, главное, невыгодно украинскому политикуму. Чем более образован человек, тем сложнее им манипулировать. А другим методам политического влияния наших "борджиа" и "медичи", воспитанных на "Плутовстве" и "Карточном домике", не учили.

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
878
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация