"Когда придут наши — отдашь": похищенный рашистами писатель закопал дневник войны в своем саду

Автор
Ирина МаркевичИрина Маркевич
Дата публикации
Просмотры
4816
Время на прочтение
4 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
"Когда придут наши — отдашь": похищенный рашистами писатель закопал дневник войны в своем саду

Мужчину до сих пор не могут найти, потому что в могиле, подписанной его именем, была похоронена неизвестная женщина.

Писатель и волонтер — Владимир Вакуленко во время оккупации Харьковщины писал дневник и зарыл его в саду накануне своего похищения и попросил отца: "Когда придут наши — отдашь", говорится в ТСН.

Он не скрывал свою проукраинскую позицию, поэтому к писателю оккупанты пришли домой с обысками по доносу местного жителя села Капитоловка на Изюмщине. О местонахождении Владимира Вакуленко до сих пор ничего не известно.

Писатель и волонтера Владимир Вакуленко жил с отцом и 14-летним сыном Виталием, который имеет расстройство аутического спектра. Оккупанты перевернули дом вверх дном, забрали книги сына Владимира — он писал на украинском, белорусском, переводил на литовский, издавал также детские книги. 23 марта мужчину и неговорящего мальчика оккупанты забрали на допрос, однако вечером их вернули. "На одном смартфоне у него было "Путин-ху***" и они сразу за него взялись", — рассказывает сын.

По соцсетям Владимира Вакуленко было понятно, насколько у него активна гражданская позиция. Последний пост датирован 3 марта, об обстрелах оккупантов. Как пропал Интернет Владимир Вакуленко начал писать дневник на бумаге. Владимир чувствовал, что за ним придут второй раз, 23 марта он поставил точку в своем дневнике и позвал отца в садик, чтобы спрятать дневник. "Он прятал при мне. "Отец, как только придут наши, отдай", — пересказывает слова сына отец.

Отец о дневнике впервые рассказал писательнице и документатору военных преступлений Виктории Амелиной. Дневник передали на расшифровку в литературный музей Харьковщины.

38 листов то мелким – в каждой клеточке почерком, то наоборот размашистым. Весь дневник сейчас не расшифрован и пока неизвестна судьба его автора, его не будут обнародовать. Это важный документ для следствия – здесь зафиксирован, когда и как заходили оккупанты, а также ценный исторический источник о российско-украинской войне.

"Написал в конце "все будет Украина, я верю в победу". Человек понимал, что за ним придут, но он все равно написал "я верю в победу", — говорит Амелия.

"Я верю в победу" — это последняя строчка в дневнике Владимира Вакуленко — написана 23 марта. Отец был свидетелем того, как сын дописывал дневник. Владимир Вакуленко – волонтерил, помогал военным. Был участником революции Достоинства, был ранен в Мариинском парке 18 февраля 2014 года во время столкновений с «титушками». Самое дорогое, что было у них дома для Владимира, говорит отец — флаги с Майдана, которые он спрятал, чтобы оккупанты не могли уничтожить флаги.

В дневнике только раз упоминается о страхе. Владимир Вакуленко задает вопрос, что будет с его сыном, если с ним что-нибудь случится. Сейчас о мальчике заботится бабушка – мама писателя. Елена говорит искала сына, еще с конца марта, как только его похитили. Она ходила к оккупационным властям, просила вернуть сына. 

Когда деоккупировали Изюм, Елена надеялась узнать новости о Владимире. Весь мир узнал, что в Изюме россияне пытали и расстреливали украинцев. Во время оккупации захоронением занималось единое ритуальное бюро. На месте массового захоронения находились только христы с номерами, их записывали в специальную книгу, а напротив номера указывали фамилии, если знали. "Там есть запись Вакуленко Владимир, захороненный под номером 319", — рассказывает мама писателя.

Однако сейчас, когда все тела эксгумировали в могиле под номером 319, не нашли Владимира. "Действительно Вакуленко указан под номером 319, но во время эксгумации именно в этой могиле 319 было тело женщины", — говорят следователи.

Из этого массового захоронения эксгумировали 447 тел – 22 военных, 425 гражданских, 5 – из них дети. В журнале немало не соответствий, говорит представитель Харьковской областной прокуратуры. Есть пустые могилы, а есть такие, где похоронены сразу двое или трое. Поэтому нужно идентифицировать все тела по массовому захоронению, чтобы понимать, как в записях появилась фамилия Владимира Вакуленко. А ДНК пока сдали только несколько десятков родных, поэтому этот процесс будет длительным. Пока же нет доказательств Елена верит, что ее Володя жив и надеется на маленький, но все же шанс, что ее сын в плену.

Читайте также:

Нидерланды готовят масштабный пакет помощи по восстановлению Украины

Уже не первая потасовка: чем прославился задержанный председатель Белгорода-Днестровского

Старыми пулеметами "Максимами" и "Браунингами-М2" гонят врага из Херсона войска добровольцев

Похожие темы:

Статья из подборки новостей:
Война России против Украины
Дата публикации
Просмотры
4816
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация