Остались самые стойкие: тысячи иностранцев, приехавших воевать за Украину, наводят ужас на оккупанта

Дата публикации
Просмотры
23к
Время на прочтение
4 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Остались самые стойкие: тысячи иностранцев, приехавших воевать за Украину, наводят ужас на оккупанта

Харьков становится направлением, где россияне активизируют боевые действия, и штурмовое подразделение Интернационального легиона наводит ужас на них.

Ольвис, парень из латвийской глубинки, никогда не служил в армии, но после первых увиденных по телевизору ужасов российской агрессии твердо решил ехать защищать Украину. Отец решил не останавливать сына, рассказывает он ТСН.

«Батя сначала не хотел, а потом мне разрешил и сказал, бей москаля, в ад», – рассказывает Ольвис.

Ольвис стал одним из первых бойцов уникального подразделения, к боеспособности которого поначалу скептически относились даже сами командиры. Ведь Интернациональный легион – это тысячи людей из десятков стран. К тому же некоторые из которых конфликтуют между собой.

«Вы бы удивились, если бы увидели, как здорово это работает. Я был несколько скептически настроен перед тем, как приехать. Люди отовсюду. Из стран, о которых вы даже не слыхали. Но это работает», – рассказывает гражданин Британии, легионер Интернационального легиона ВС Украины Стюарт.

Британец Стюарт считает, что легион на виду превращается в самое эффективное подразделение в современной военной истории. Однозначно, западный подход к армии здесь работает. И это то, чего россияне боятся. Им не нравится наша тактика. Им не нравится, как мы воюем. Как мы организованы. Это опыт, который мы добросовестно привезли с собой. Все мы купили себе билеты, чтобы выиграть войну. И это то, что мы собираемся сделать», – убеждает он.

Уникальным это подразделение делает мотивация бойцов, враг их называет наемниками, но ни один из легионеров не сказал мне, что его интересует размер зарплаты. «Они могут называть нас, как угодно. Наша зарплата такая же, как и у украинцев. Мы здесь не ради денег. Многие из нас бросили хорошую работу и высокое состояние для того, чтобы приехать сюда. Мы здесь того, что должны делать правильные вещи», — добавляет гражданин Канады Кэндимен.

«Причина по которой я здесь, это наш общий сосед. Потому что я из Эстонии. И я знаю, если они расправятся с Украиной, они не остановятся на этом. Они пойдут дальше», – уверен Тибон.

«Каждый, кто имеет военный опыт, должен приехать и помочь, потому что это не просто война за Украину, это война за свободу в широком смысле. Они пойдут дальше, дальше и дальше. Все должно закончиться здесь. Тиранию нужно остановить», — уверяет Кендимен.

Но тирания располагает широким арсеналом средств убийства. Буквально через пару недель после создания Интернационального легиона Россия нанесла жестокий удар по казарме, где ночевали иностранные добровольцы. Некоторые из выживших после обстрела вернулись домой, даже не вступив в первый бой.

«Вроде бы профессионалы, сражавшиеся в Афганистане, в Сирии, но они воевали против людей, которые с «калашами» бегают. Может быть, они приехали как на охоту, но был минимум таких людей. А здесь – другая война. В основном артобстрел. Когда собрали, обстреляли казармы, и очень многие сразу поехали. Какой-то процент людей после обстрела не выдерживают и уходят", — рассказывает гражданин Грузии, легионер Интернационального легиона ВС Украины Роберт.

Единственный пункт, которым контракт иностранца отличается от контракта украинца: легионер в любой момент может покинуть ВСУ. Эстонец Тибон этого не сделал даже после ранения на севере Харьковской области. «Танк произвел выстрел в мою сторону, я пролетел двадцать метров и ударился о дерево. Кусок металла вытащили, и я в порядке. Я свое дело не закончил», – рассказывает он.

У Тибона тысячи единомышленников. Официальных цифр численности интернационального легиона в открытом доступе нет. Неофициальные оценки – около двадцати тысяч сражаются на всех горячих направлениях. Оставшиеся прошли через фильтр собственного страха. «Страшно было. Страшно пиз**ь. Но когда я видел, что другим еще страшнее, чем тебе, я такой человек, заставлял других брать себя в руки, взять оружие и погнал делать свою работу», — рассказывает Ольвис.

Россия считает страх эффективным оружием, агрессор пытается запугать потенциальных добровольцев. Эти ребята прекрасно отдают себе отчет — в случае плена они могут никогда не вернуться домой. «То, что россияне делают с пленными, это варварство. Я видел много ужасных вещей, но такого, как делают россияне, не видел. Мы понимаем степень угрозы. Россияне пытаются запугать людей, чтобы они не ехали сюда. Но ужасные вещи, которые они делают с западными людьми, оказывают обратный эффект. Напротив, сюда едет еще больше людей», – говорит Стюарт.

Больше людей – значит, нужно больше оружия. «Не хватает, нужно еще. Пиз**ц, как много надо», — утверждает латвиец.

«Мы прекрасно воюем тем оружием, которое у нас есть. Но если ее будет больше, мы сможем делать больше. Особенно с тяжелым вооружением. БТРы и прочее. Нам нужно больше оружия. Это мнение солдата. Нам нужно больше тяжелого оружия», – уверяет гражданин Ирландии Айриш.

Но нехватка тяжелого оружия никак не ставит на паузу то, ради чего они купили билеты в Украину. «Будем ли мы воевать дальше? Ответ - да. Мы все приехали сюда, чтобы победить», — убеждают легионеры.

Читайте также:

Никопольский район на Днепропетровщине под огнем: подробности ночного и утреннего обстрелов

Как военнообязанный узнает, что мобилизован: объяснение руководителя ТЦК

Еще два судна с украинским зерном вышли из портов Одесщины

Похожие темы:

Статья из подборки новостей:
Война России против Украины
Следующая публикация