Раненый и обескровленный нацгвардеец два дня полз на спине к своим: невероятная история выживания

Дата публикации
Просмотры
94к
Время на прочтение
4 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Раненый и обескровленный нацгвардеец два дня полз на спине к своим: невероятная история выживания

Военный Национальной гвардии Украины Дмитрий Финашин получил тяжелое ранение в бою, и смог несколько суток продержаться без провизии.

Нацгвардиец Дима Финашин с позывным "Фин" сейчас в госпитале, уже перенес 4 операции, говорится в ТСН.

«Могло быть получше, но топчик. Я уж слишком много раз хоронил себя мысленно», — рассказывает боец.

Во время выполнения задания взять «зеленку», он со своим батальоном попали в засаду. «Я просто слышу, что их кишит, их там полно. И понимаю, сейчас будет весело», – вспоминает "Фин".

Его собрат Александр с позывным «Азов» получил два пулевых ранения. «Кричу "Фину": «триста». Тогда мне в бочину залетает пуля, ее я уже услышал», — вспоминает боец.

"Фин" и еще один их сослуживец «Сократ» бросились спасать товарища. Но вскоре им пришлось поменяться ролями. «Мы начали тянуть Александра и какая-то пуля залетела мне в руку. Отбил палец. Я такой, оу вавка, и давай туда турникетом мотать», – рассказывает "Фин".

Вторая пуля прилетела вскоре в шлем. После этого его нашла третья. «Он получил ранение в левую руку – от плеча до локтя полностью там «разхерачило» ее», – говорит «Азов».

Теперь Дима стал самым тяжелым трехсотым. «И он ранен, и я ранен, и он еще "лучше", чем я. Снял свой ремень. Бросил "Фину" на низ, он его как-то закрепил под мышку, я на ногу, за ступню и так я с ним полз», — рассказывает Саша.

В какой-то момент ребята встретили еще одного военного. Начали выбираться вместе, "Сократ" пошел в разведку, но его убили.

Затем в разведку пополз "Азов". В следующий раз собратья встретились уже в госпитале, потому что Саша попал под сильный обстрел, упал в яму и потерял сознание. Когда смог вернуться, "Фина" уже не было. «Лежал на спине, толкался пятками, головой подтягивался, как червь какой-то. И так по сантиметрику двигались вперед», – вспоминает "Фин".

Вскоре Дмитрий остался один, новый его знакомый бросил. Больше всего "Фин" боялся умереть. Никто тебя не найдет, тебя не похоронит жена, тебя не сможет оплакать мама. И не в бою, не так, как ты это представлял когда-нибудь. Ну, собачья какая-нибудь смерть», — размышлял боец.

Днем была страшная жара, поэтому "Фин" из последних сил нашел воду. «Жажда просто жгли изнутри, солнце палящее. Я обескровлен, по сути, обессилен. Грязная, абсолютно, просто глина, на которую разлили немножко воды. Я ее начинаю пить. И этот ил, как пылесосом, и впитал. Но меня это не интересовало, это была вода», — говорит он.

Ночью пронизывал холод. У него начались галлюцинации. «Смотрю, стоит наша машина, наши ребята ходят. Начинаю им махать рукой, ползу туда, подползаю – нет машины. Я за этими машинами всю ночь пролезал», – рассказывает он.

В поле Дима провел двое суток, в какой-то момент он увидел военных. На этот раз – настоящих. «Я смотрю там штаны пиксель ВСУ. Настолько я был рад эти штаны увидеть. Думаю, слава небесам, аж плакать хотелось от счастья», — вспоминает боец.

Брюки оказались одним из военнослужащих 80-й бригады, они и эвакуировали Дмитрия. «Говорит, ты что-нибудь ел? Нет, ничего не ел. Дает мне ту вафельку. Кусочек откусил и таков был взрыв вкуса», — вспоминает "Фин".

В госпитале констатировали очень тяжелые травмы. «У меня было ранение где-то сантиметров 15 ниже плеча. Мне наложили турникет, по сути, на высшую точку. Ампутировали там. Плечо у меня уже не плечо», – говорит военный.

Но он очень быстро восстанавливается. Его жена Ирина говорит, пока с мужем не было связи, не находила себе места. «Мы понимали, что связи там не будет и в воскресенье просто пишет: люблю. И вот после таких коротких СМС начинаешь слишком сильно волноваться», – говорит жена Ирина.

Но через несколько дней он позвонил. «Он набрал и сказал, что была ампутация, нет левой руки, пальца на правой руке. Мы решили, жив, а с другим разберемся», — убеждает супруга.

Теперь Дима пристраивается жить без пальца и без руки. «Что взять в руки – пасту или щетку? А куда деть щетку, а как выдавить пасту. И не хочется куда-то класть ее, потому что там грязно. Что я – грязнуля какая-то. Это я так из болота воду пью, а так я нет», – смеется Дмитрий.

Говорит, единственное, что беспокоит на самом деле – фантомные боли. «Ты лежишь, не болят никакие раны. А болит рука, которой нет. Я лежу, смотрю. Говорю, мозг, ну пойми, там ничего нет, а оно не помогает», — убеждает "Фин".

Однако воспринимает это без сожаления, а как опыт. И строит планы на будущее – сначала реабилитация, а затем хочет учить воевать солдат.

Читайте также:

Некоторые харьковчане с начала войны ни разу не выходили на поверхность из бомбоубежища: как живут "люди подземелья"

"Спросили, помогает ли уринотерапия при грибке": медицинские вузы принялись изготовлять на передовую мази, кремы и настои.

За уничтоженные села и жизнь украинцев в Николаевской области мстят артиллеристы и помогают пехоте выгонять врага

Похожие темы:

Статья из подборки новостей:
Война России против Украины
Следующая публикация