Во время оккупации Киевщины раненая женщина смогла вытолкать из расстрелянного автомобиля детей, еще три человека с него сгорели

Дата публикации
Просмотры
13к
Время на прочтение
3 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Во время оккупации Киевщины раненая женщина смогла вытолкать из расстрелянного автомобиля детей, еще три человека с него сгорели

История одной эвакуации в Киевской области на второй день полномасштабного вторжения России шокирует.

Из шести человек в машине выжили трое: Леся, ее дочь и сын подруги. Остальные пассажиры сгорели заживо после того, как россияне расстреляли их автомобиль. Через пять месяцев спустя Леся вместе с ТСН впервые решилась поехать в уже освобожденные от оккупантов городки, чтобы поблагодарить спасателей и медиков, буквально достававших ее из ада.

Они только вернулись из Львова, где Олесе делали операции на разорванной руке. Теперь она очень хочет поблагодарить тех, кто помог сохранить жизнь. За окном авто разболтаны мосты и уже позеленели разрушенные жилища. Такими Олеся их видит впервые, и вспоминает тот день – 25 февраля. «Бахает со всех сторон. Мы не знали о россиянах, мы только слышали, что все чаще и больше взрывов», — рассказывает она.

Вместе с другими Леся и Кира пытались выехать на авто из оккупированного Демидова. И на блокпосте попали под обстрел. «Меня сразу наверняка контузило. Знаете, как аппарат в больнице, когда человек умирает, такой звук, как пищит. Такой же», — рассказывает женщина.

Ни дышать, ни думать, ни шевельнуться. "Думала, это все. Вижу, что по салону летают огоньки. Моя куртка разлетелась на перья. Мне начало печь, и я начала гладить по голове – это были и стекло, и осколки. А потом я увидела, что водитель и его жена Снежана уже склонили голову. А еще мама Тимура начала звонить по телефону мужу. Говорит: "По нам стреляют, я люблю тебя". Успела попрощаться", — рассказывает о пережитом женщина.

Из шести человек – выжили трое: из машины на ходу Олеся вытолкнула трехлетнего сына подруги. После выпрыгнула вместе с Кирой сама. «Сразу не поняла, что у меня разорвана рука. Как онемела. У меня работает только локоть. Здесь не работает ничего. Биопротез – это моя рука. У Киры на ножках, у нее были носочки, кровь. У нее осколочки до сих пор в ножках, потому что пока нельзя достать. Можно задеть важный сосуд», — рассказывает Олеся.

Посреди дороги их подобрали другие люди, отвезли в соседнее село. Там под звуки канонады, истекая кровью, Олеся еще ночь пролежала в подвале. Они мне не давали отключиться, давали сладкую воду. Я понимала, что мне недолго осталось, я молилась, молилась, молилась», – вспоминает она.

Утром приехали спасатели. О встрече с ними Леся мечтала, пока лечилась, ведь очень хотела поблагодарить тех, благодаря кому осталась жива.

Тогда группа спасателей была из Бородянки, но с 24 февраля работали всюду, куда во время оккупации не могли добраться коллеги из других городков.

Дальше была больница в Бородянке, куда по первой медицинской помощи Олесю привезли спасатели. Рядом сбрасывали авиабомбы, непрерывно били из оружия, а после оккупанты ворвались и до самого медучреждения. Женщина приезжает и сюда, спасибо врачам, которые спасая ее жизнь, вынуждены были отрезать палец.

А медсестра Юлия просидела рядом, пока Олесю не эвакуировали во Львов. Тогда, обе вспоминают, спасли долгие разговоры о том, как они обязательно будут жить после победы.

"Ты так боялась, а мне было тоже так страшно, а я думаю, что не могу тебе страх показывать. Она вообще сильная, молодец. мало того, что свою дочь спасла, еще и подружки сына", — говорит медсестра.

Читайте также:

Защитники, выжившие в аду войны и плена, восстанавливаются морально и готовятся к протезированию во Львове.

Цирк в Днепре приютил коллег из оккупированных регионов и теперь на манеж выходят животные-беженцы и раненые клоуны

Военное напряжение в мире: угроза для Тайваня из-за обучения Китая и шаткое перемирие на Ближнем Востоке

Похожие темы:

Статья из подборки новостей:
Война России против Украины
Следующая публикация