Один день из жизни в АТО

Один день из жизни в АТО

Кажется, самая тяжелая работа на войне - работа водителя скорой.

Раннее утро. Заскакивает ко мне "Долына" (бывший ОУНовец, сейчас –исполняющий обязанности командир взвода материального обеспечения 93-й отдельной механизированной бригады) и спрашивает: "Гном, тебе ж машина нужна на передовую смотаться, генератор отвезти своим? Я туда буду ехать могу завезти".

Я, конечно же, согласился на предложение, экипировался как положено: броник, каска, балаклава, перчатки, оружие и прочая амуниция и пошли грузить машинку. Ехать предстояло на пикапе "Долыны". Закинули в кузов генератор и еще пару посылок для ребят.

С нами в путь поехал на второй машине (такой же пикапчик) киборг "Тополь". "Тополь" сбежал из госпиталя и вернулся к нам на передок. План был прост – добраться до пункта А, сгрузиться/пообниматься; дальше двинуться в пункт Б – там встретиться с нашим комбатом, потом посетить "Майка" и других комрадов десанта ("Тополь" хотел увидеть всех, с кем повоевал в ДАПе) и вернуться в исходную точку. Все просто.

Выехали, до первой точки добрались без проблем. Что удивительно, именно в это время пункт А не накрывали, и мы спокойно сгрузились. Ребята были очень рады дизельному генератору и рулону пленки с мебельным степлером (стекол давно нет, да и дыры в стенах не способствуют уюту).

Дальше двинулись в пункт Б. Покрутились, нашли своих, потом "Майка". В общем, все шло по плану. Правда, один раз пришлось тросом вытягивать один пикап из рытвины. Грязь есть грязь. Решили выдвигаться обратно. На выезде из пункта Б увидели нашу колонну техники и в голове промелькнула мысль: "Новенькие, видать, на усиление".

И тут я вижу, что эти пехота, которая ехала на броне и в кузове, ведет себя несколько странно – разбегается и падает ничком на землю. И вот она причина – свист и разрыв мины метрах в 50-70 от перекрестка, на который мы выехали из поселка. А дальше еще и еще свисты и разрывы. В общем, старый добрый минометный обстрел. Работали 120-е минометы. Ложили прицельно, но, слава Богу, был сильный ветер, да и били они с предельной дистанции, потому были в основном перелеты.

Но в тот момент мысль была только одна – что пикапчик от мины не спасет, надо "топить" и вырываться из под обстрела. "Долына" молодец, хоть и напрягся, но на газ надавил, и мы начали лавировать между машинами в колонне. А минки падают то слева, то справа от колонны. Доехали до танков (видно, что новенькие, необстрелянные минами)… А они все по-боевому, стволами крутят и ищут цели.

Нам бы проехать мимо, но танк машинка широкая и занимает две колеи вместо одной. Да и "хобот", который смотрит в твою сторону – оптимизма не добавляет. Колонна стоит, мы несемся против ее течения и жестами из кабины просим танчики уступить дорогу. Это было "весело". Хорошо что механики в танках оказались расторопные и вменяемые… увидев два белых пикапа, которые мечутся по дороге, они на пределе возможностей своих машин уступали колею, и мы втискивались между бортом танка и обрывом дороги с другой стороны.

Проскочили.

Поднялись на пригорок и встретили уже моих родных "ласточек", которые стояли и ждали, пока закончится обстрел. Ребята были несколько озадачены, увидев, как мы на хорошей скорости проносимся мимо. Я им помахал рукой, и мы полетели дальше. Адреналин потихоньку выходил, "Долына" поуспокоился и скинул газ, "Тополь" нас догнал и мы двинулись в обратный путь.

Примерно за четверть до конца нашего пути по рации услышали, что в сторону населенного пункта, который мы недавно проехали, везут раненых на БМП. Просили их встретить и сопроводить до госпиталя. "Долына" по рации сказал, что мы в этом районе и можем их забрать.

Попутно пытались вызвать нашу армейскую скорую с врачом, чтобы к точке встречи уже подогнать и скорую, и врачей со всем необходимым. "Тополя" отпустили на базу, а мы прибыли на точку. Приехала БМП и УАЗик – начали разбираться с ранеными. Один тяжелый и двое легких. Ждали скорую, попутно ребята оказывали первую помощь. У всех осколочные ранения, полученные в моих "любимых" Песках. Ребята из 30-й бригады не успели приехать в зону АТО, и уже попали в самое "веселое" место.

Пока ребят грузили в УАЗик, мы решили поехать навстречу скорой и сопроводить к месту. Проехали часть пути вперед и поняли, что скорая не приедет. Она не сможет выехать оттуда, где мы были (где мины падали), и объехать колонну. Снова разворот и обратно к месту встречи с ранеными.

УАЗик нас не стал жать и поехал вперед, мы за ним. Догнали, остановили и решили переместить раненых к нам в пикап (места больше). В это время мимо проезжали ребята из батальона "Днепр-1", мы их тормознули и попросили помочь. Они уехали за врачами. Кто-то из читателей может подумать, что слишком много людей занимается одним тяжелораненым.

Но причина в том, что 30-ю бригаду отправили в бой только с ИПП (индивидуальным перевязочным пакетом) и жгутом – как нас весной еще. И они жгутом перетянули бедро, наложили ИПП на стопу, второй ИПП на низ голени. У бойца – зовут его Юра – был открытый перелом голени, сильно посечены осколками кисти, предплечья и щеки. А кровоостанавливающих - нет!

Нашли у "Долыны" одну перевязку с "Целоксом", вкололи бойцу обезболивающее. Положили в кузов нашего пикапа. Тут вернулись "днепряне" и привезли двух наших медиков из 93-й бригады. Мы их закинули в кузов к раненому. Двух легких посадили в салон и рванули в сторону госпиталя. Правда, рванули – сильно сказано.

Дорога ужас – ямы, ухабы, рытвины, обледеневшие наросты. А ребята в кузове пикапа хоть и под тентом, но полулежа-полусидя, плюс лежачий боец… Едем и решаем, куда его везти – в Селидово или Красноармейск. По расстоянию примерно одинаково. Селидово ближе немного, но дорога к нему хуже. До последнего момента – выезда на трассу – не могли решить. А обстановка очень напряженная. Врачи сзади кричат, чтобы ехали то тише, то быстрее, потому что у Юры постоянно кровопотери: машину труханет на ухабе, и раны начинают кровоточить.

"Долына" нервничает (у него были случаи, когда не успевали довезти). Мы то ползем 5-10 км/ч, то пытаемся ускориться на более ровных участках. Сзади ситуация накаляется – боец начинает терять сознание. Ребята кричат, чтобы "топили" и постоянно спрашивают: "Скоро?" Мы их обнадеживаем, но реально понимаем, что еще минимум минут 20-30.

Летели вперед с одной только мыслью – нужно успеть. Перед выездом на трассу принимаем решение, что едим в Красноармейск – дорога прямая и пустая. Полетели 120-140 км/ч. "Долына" на ходу договаривается по телефону, чтобы нас уже встречали с каталкой и группой по стабилизации тяжелого. Сзади из кузова опять вопрос: "Скоро доедем?" Мы летим, мигая аварийкой и сигналя всем, кто встречается нам по пути. И тут парадокс человеческого сознания – все встречные, кому мы сигналили, приветливо махали нам в ответ. Они, наверное, думали, что мы здороваемся.

Особенно меня поразил наряд ГАИ в городе. Они проверяли документы на другой стороне улицы, стоя к нам спиной. Мы летели мимо и сигналили вялоедущему городскому потоку. Так эти служители (стоя спиной) дружно вскинули руку для приветствия и только потом начали оборачиваться, чтобы взглянуть, кого же они приветствовали. Увидев нас, они несколько сконфузились и опустили руки (это я наблюдал уже в зеркале заднего вида).

...Мы долетели до госпиталя. Ворвались во двор и высыпались из машины. Отобрали пустую каталку у рядом стоящей скорой. Подбежали врачи. Юру аккуратно вытащили и переместили на каталку. Он, слава богу, был еще в сознании. Ребята медики сопроводили его в здание госпиталя и передали в заботливые руки тамошнего медперсонала.

Мы дождались возвращения медиков, попутно сопроводив двух легкораненых внутрь. Один из них потом вернулся назад, чтобы мы отвезли его на базу (у него была легкая контузия). Медики все говорили, как переживали, что не могли остановить кровопотерю у Юры, как боялись, что не довезем… Но мы довезли, успели и надеемся, что у Юры все будет хорошо и он поправится.

Мы сели в машину и поехали обратно в лагерь. По пути забросили бойца к нему на базу, потом отвезли медика. Я вспомнил, как "Долына" по дороге говорил, что, наверное, самая трудная работа на войне – это работа водителя скорой. Я должен с ним согласиться.

На улице стемнело, а внутри меня продолжали "доигрываться" недавние события и укрепляться мысль, что очередной день прожит не зря.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Следующая публикация