Ярослав

Ярослав

Фото: Фото из личного архива автор

Во всем, что он говорил и делал, чувствовалась какая-то фатальность, как будто все это в последний раз. Через месяц его не стало.

С Ярославом Чалым мы познакомились пару месяцев назад, когда забирали пополнение из учебной воинской части под Киевом. Оказалось, что мы приехали из разных подразделений бригады за одними и теми же бойцами. У нас появилось время для общения. Такие разговоры, когда волею случая жизнь вдруг сводит людей, интересных и полезных друг для друга, часто бывают особенно откровенны. 

У Ярослава в АТО недавно призвали сына, и его главной задачей стало перевестись в часть, где тот служит. С женой у него не сложилось, зато с сыном контакт сохранился.

Батальон, в котором служил Ярослав, стоял на передовой и уже больше полугода постоянно вел боевые действия. А сам Ярослав, как командир разведподразделения, находился на одном из наиболее опасных участков. Это был тот самый террикон, на котором в конце апреля мы с капелланом Сергеем работали с "аватарами". Там уж все было обустроено и вполне функционально. Похоже, наша работа не пропала даром.

В день отъезда из Киева у нас оказалось около четырех часов свободного времени, и мы решили его использовать для культурной программы. Прошлись по Крещатику, съели по паре порций знаменитой киевской "перепечки", закусили не менее знаменитым мороженым в конусообразных вафельных стаканчиках. Сначала прогулялись, а затем немного отдохнули в Мариинском парке, заглянули к Святому Владимиру на склоне Днепра, посетили Михайловский собор. Все это время, наблюдая за Ярославом, я заметил какое-то скрытое, непонятное волнение. Во всем, что он говорил и делал, чувствовалась какая-то фатальность, как будто все это в последний раз. Он особенно трепетно воспринимал посещение святых мест и даже соглашался фотографироваться. Хотя при его военной специальности лишние фото обычно не делают.

Несколько моментов меня насторожили. В переходе под Майданом Незалежности мимо нас прошла пара — высокая блондинка вместе с мужчиной. Уже на выходе Ярослав вдруг остановился и стал высматривать эту пару на выходе из перехода с другой стороны. Внимательно присмотревшись к блондинке, он вдруг узнал в ней свою любовь, с которой недавно расстался. Он даже несколько раз порывался их догнать и поговорить. В последний момент передумал.

Перед входом в небольшую старинную церквушку рядом с новостроем Михайловского собора какая-то старуха вдруг настойчиво стала спрашивать у нас, который час.  Хотя прямо над ее головой на церковной колокольне были большие куранты. Ярослав среагировал очень резко, быстро зашел в церковь, увлекая меня за собой. Уже там он сказал, что это очень плохая примета, как будто бы начался отсчет последних минут чьей-то жизни. Старуха зашла за нами и продолжала пытаться добиться своего.

На этом наше время и культурная программа закончились. До Констахи [Константиновки, Донецкой области – ред.] доехали спокойно, без особых приключений.

Примерно через месяц, в середине августа, когда противник резко активизировался, и начались массированные обстрелы наших передовых позиций с применением крупнокалиберных минометов, танков и САУ, Ярослав был тяжело ранен и через несколько дней его не стало.

Светлая ему память. Герои не умирают!

P.S. Мне уже не первый раз приходится общаться с человеком перед его гибелью на войне. Прошлый раз это был Коля, который "не верил в Бога, но верил в реинкарнацию". Очевидно, в такие моменты люди говорят правду, о самом наболевшем. Единственное, что я могу - это написать об этом.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Похожие темы:

Следующая публикация