Хорошо отдыхать в "оккупации"

Дата публикации
Просмотры
3774
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Хорошо отдыхать в "оккупации"

Но тут вспоминается, что скоро предстоит вернуться в "свободную столицу молодого гордого государства", и почему-то становится грустно.

Многим из вас наверняка приходилось писать в школе сочинения на тему "Как я провёл лето". Помните все эти стандартные "Хорошо летом на море!", "Хорошо в лесу у речки!", "Хорошо в деревне у дедушки!" и т.д.? А я вам скажу - "Хорошо в сентябре в "оккупации"!". И это не голословное утверждение.

Во-первых, сентябрь в этом году на юго-востоке Украины выдался просто сказочным - солнечным, тёплым, умеренно-ветреным и практически без "Града".

Во-вторых, писал я эти строки на пляже с мелким песочком на берегу чистейшего озера с прозрачной водой. Километрах в десяти от небольшого городка, "захваченного" "фашистской хунтой" ещё в середине прошлого лета. Адепты "русского мира" именно это и называют "оккупацией".

Интересно, что с тех пор население городка по официальным данным удвоилось, а судя по внешним признакам, так и вовсе утроилось. Дело в том, что жители "молодой свободной республики" "ДНР", имеющие в городке близких или дальних родственников, или же друзей, либо, на худой конец, хоть каких-нибудь знакомых, массово бросились переселяться в него и окрестные сёла, чтобы хоть как-то поддержать их в условиях "жестокой оккупации". Как же так получилось, что при таком столпотворении я наслаждаюсь природой в полном одиночестве?

Дело в том, что "оккупанты" заставляют всех детей старше шести лет ходить в школу. Пять раз в неделю. Причём в наиболее приятное для прогулок время - то есть с утра. А их родителей – на работу. Правда, по разным графикам. Или, может, они просто боятся оставлять детей в городе, в котором по улицам свободно ходят "каратели". Так или иначе, в тот день озеро оказалось в моём единоличном распоряжении.

Лёжа под ласковым сентябрьским солнышком, слушая стучащих дятлов вблизи и кукарекающих петухов где-то в селе поотдаль, время от времени заглушаемые мирными залпами с местного полигона, невольно начинаешь впадать в сон. Ни что не действует так умиротворяюще, как выстрелы где-то вдали. Ведь раз они " там" – значит, "не здесь". А вот если тишина - то кто его знает, где будет следующий раз.

На живущей под чутким руководством боевиков территории выстрелов не слышно уже несколько недель, и это немного напрягает. Свободного времени у было меня аж до вечера, когда скорый поезд должен был увезти меня прямо в "логово бандеровско-фашистской хунты" - Киев. Там, говорят, кроме обычных "карателей" и "банд фашиствующих молодчиков", как говорят по Кремль-ТВ, с недавних пор на улицы ещё вышли отряды новых полицейских - точных клонов своих американских собратьев, ну, тех самых, которые демонстрации рабочих разгоняют и негров живьём сжигают, вы знаете. Но я не очень боюсь. Во-первых, я не рабочий и не негр, а во-вторых, я уже был когда-то целый месяц в настоящей Америке, видел этих самых страшил и вернулся оттуда живым и здоровым. Авось и на этот раз пронесёт.

На солнце становилось совсем жарко, при том, что в тени - комфортные +19. И вода - те же +19! "В музыке только гармония есть" доносится из прибрежного ресторанчика (тоже абсолютно пустого). "В "оккупации" тоже есть гармония" - приходит мне в голову мысль, и с ней я ныряю в ласковую воду.

Рассекая гладь озера, я смотрел на берега, поросшие сосновым лесом, и пытался представить себе людей, живущих в домах, спрятанных за деревьями. В каком-то из этих домов местные "патриоты "ДНР" припрятали пулемёт и теперь каждый месяц ходят на почту за посылками от бабушки Лизы из-под Чугуева. Добрая бабушка регулярно снабжает их домашней консервацией, а в каждой из баночек запрятано по три 12-миллиметровых патрона. Больше нельзя, чтобы не вызывать подозрений. Да и старшина воинской части в Чугуеве, который меняет патроны на ту же консервацию, больше, чем по десятку, за раз не выносит. Когда насобирается на полную пулемётную ленту, они обязательно как-то навредят "фашистским оккупантам". Как именно - напишет координатор в "Фейсбуке" или передаст условным кодом диктор в эфире коротковолнового радио.

А вот у деда Макара, с другого конца села, прямо противоположная проблема. У него этих патронов просто до чёрта - полный подвал. А пулемёта нет. Пулемёт забрали "ополченцы", когда бежали год назад, а за патронами обещали вернуться, и велели хранить как зеницу ока. И вот год прошёл, а их всё нет и нет. А патроны – то надо всё время перемешивать да маслом смазывать, чтобы не заржавели. Это в семьдесят два-то года, кроме основного хозяйства – та еще головная боль.

- Всё, коли до Нового Года не придут, точно в прорубь выкину! - божится дед.

- Уж лучше бы на металлолом сдать, всё какая-то польза, - вздыхает бабка.

- Дура совсем, старая, - злится дед, - кто же целые патроны сдаёт? Их сначала отстрелять надо, а потом уже гильзы нести. А как отстреляешь без пулемёта? Вот кум рассказывал, а ему, значит, сосед его Колька, ну тот, что за кражу три года отмотал. Он под донецким аэропортом наводчиком работал. Так у них всё толково было. Три дня они, значит, стреляют, а на четвёртый - заказывают перемирие, пригоняют "КамАЗ" за гильзами и прямиком к Ахмету на завод, в Енакиево. Одно обидно, Ахметка нашим по рубь восемьдесят за килограмм гильз платит, а хунтовцам в Марьюполе больше трёх!

- Да, нет в мире справедливости, - соглашается бабка.

Немногие готовы бороться с "хунтовцами" с оружием в руках, но навредить хотя бы посильным вывозом продовольственных и других товаров - это дело святое. Вот на одном из местных рынков освобожденного от боевиков год назад городка, где я нежился на берегу озера, мужик с энтузиазмом таскает в старенькие "Жигули" покупки. Два мешка картошки уже в багажнике, теперь - черёд овощей.

- Так, помидоры - десять килограмм, огурцы - двадцать, морковь - пять, буряк - тоже пять...- отмечает он по списку, чтобы ничего не пропустить.

- Папа, папа, - перебивает парнишка лет десяти, - что же ты не торгуешься? Ты же всегда раньше на рынке торговался и по полчаса ходил вокруг в поисках лучшей цены.

- Ты что, сынок, - отвечает папаша, - надо же хоть чуть-чуть совесть иметь - куда тут торговаться, когда всё сущие копейки стоит!

- Ну, не такие уж и копейки - встревает старушка, явно из местных, убирая с чашки весов помидоры, перевесившие килограмм.

- Это ж надо, до чего оккупанты народ довели, что им 8 гривен за килограмм помидор дорого кажется - вздыхает мужик. Вот у нас двадцать гривен минимум и ничего - никто не жалуется, правда, Миша?

- А мама с тётей Любой вчера на кухне говорили, что жить уже совсем...

- Что ты бабьи бредни слушаешь! - грубо прерывает отец. - Что они понимают! На свободе любой овощ в сто раз вкуснее, а в оккупации он тебе и за пять гривен поперёк горла станет!

- А зачем же мы тогда столько всего набираем, - совсем оторопел мальчонка.

- Так мы ж к себе повезём - там и съедим. Грузи давай!

А рядом на улицах городка кипит обычная жизнь. Бабушки сидят на лавочках во дворах, мамаши катают коляски, молодёжь весело ходит по улицам.

Да, хорошо в сентябре в "оккупации"! Но тут вспоминается, что через несколько дней предстоит вернуться в "свободную столицу молодого гордого государства", и почему-то становится грустно.

Из соображений безопасности автора редакция скрывает его имя

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
3774
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация