Кого боится Россия?

Кого боится Россия?

ТСН.ua

Единственное, чего не боится Россия – так это окончательной потери совести.

В минувший четверг начальник российского Генштаба Валерий Герасимов на брифинге для иностранных военных атташе, аккредитованных в РФ, заявил о нескольких угрозах, которые, на его взгляд, существуют в мире для России. Две основные - усиление НАТО вблизи российской границы и развитие ядерной программы КНДР. Кроме того, по его словам, беспокойство вызывает значительный рост террористической активности в Афганистане, разрастание масштабов нестабильности на Ближнем Востоке и в Северной Африке из-за продолжающейся войны в Сирии, затягивание вооруженных конфликтов в Ливии, Ираке и Йемене, деятельность террористической организации ИГ в целях создания всемирного халифата и вооруженное противостояние на юго-востоке Украины.

Кажется, впервые военачальник такого высокого уровня назвал Украину угрозой, подчеркнув, однако, что имеет в виду "юго-восток", то есть именно ту территорию, которую Россия оккупирует уже больше двух лет и на которой действуют пророссийские террористы, получающих финансовую и военную поддержку от разных российских ведомств, в том числе и от того, в котором работает генерал армии Герасимов.

Оставим на совести генерала упоминание российского партнера КНДР с его "ядерным потенциалом" и нелетающими ракетами, способными напрячь нервы только Японии и Южной Кореи, но никак не дружественных Китая и российского Приморского края. Российским ядерщикам должно быть более подробно известно о том, что делают их северокорейские коллеги и откуда берут материалы и технологии. Схожая ситуация и с ядерной программой Ирана, когда Россия строила АЭС в Бушере, но "абсолютно ничего не знала" о том, над чем работают иранские специалисты. К тому же, как следует из постоянных бодрых рапортов российских генералов, их ПВО способна остановить американские ракеты, а уж северокорейские "петарды" - и подавно.

Тем не менее, список угроз любопытный не потому, что они волнуют мировое сообщество, а по причине причастности самой России к тому, что происходит, к примеру, на Ближнем Востоке. Доблестная военная разведка, способная уничтожать "террористов" на территории России и СНГ, оказывается, не способна на противодействие в других регионах мира. Хотя тому же ГРУ, которое вдруг переименовали в Главное управление Генштаба ВС РФ, было бы интересно узнать, почему в рядах "запрещенного в России" ИГИЛ так много русскоговорящих – чуть ли не треть воюющих. Не менее интересно, каким образом они туда попадают, кто их вербует и на какие деньги они добираются до Сирии или Ирака.

В самой России легко находят "иностранных агентов", но, как правило, это остатки российской интеллигенции, почти умершего гражданского общества, с которыми спецслужбы борются легко и с большим удовольствием, рапортуя о достижениях в деле защиты государства. Но обнаружить тех, кто ищет, обрабатывает, обещает и нанимает будущих ИГИЛовцев ни ФСБ, ни ГРУ дивным образом не способно. Или делает вид, что не способно, а в действительности помогает всем "романтикам" попасть в Сирию и Ирак. Причем туда же отправляются семьи с детьми и невесты с мамами. Или российская граница дырявая, или российские спецслужбы считают население идиотами. Откуда у боевиков ИГИЛ российская военная форма и так называемая "горка"? Почему видеоролики ИГИЛ больше похожи на профессионально снятые клипы в студии, чем наспех смонтированные телефонные кадры?

Само собой, ни бывшее ГРУ, ни ФСБ, ни тем более СВР никогда не ответят на множество любопытных вопросов, поскольку они отделены от населения. Спецслужбы без конца убеждают, что всё, чем они обладают и руководствуются, является государственной тайной. Но почему-то тайной не являются несколько тысяч русскоговорящих боевиков ИГИЛ и их подготовка, весьма похожая на ту, что проходят в тренировочных центрах российского спецназа. Это – давняя традиция, согласно которой все последние 50-60 лет точно так же готовились участники "народно-освободительных движений", до сих пор действующие в качестве основных российских "партнеров" в Палестине и Сирии, Ираке и Ливане.

Герасимов, конечно, мог бы и не упоминать Афганистан, но, по всей видимости, геополитически зуд до сих пор свербит имперское сознание российского генералитета. В середине 1970-х годов Советский Союз мечтал подобраться поближе к Индийскому океану, устраивая перевороты и финансируя афганских коммунистов. Когда стало понятно, что два крыла афганских ленинцев рано или поздно перебьют друг друга, Кремль решил ввести войска. На Западе схватились за голову не только от военной наглости Брежнева и его старичков-маршалов и генералов, сколько от предчувствия катастрофы. Афганистан последние несколько веков много раз пытались покорить, но этого не удавалось никому – тогда потерпеть поражение настала очередь СССР.

Генерал Герасимов не знает, чем закончилась та война для советских коммунистов? Он по-прежнему мечтает покорить страну, которая после 9-летней советской оккупации на дух не переносит все, что предлагается из Москвы? Возможно, что Советскому Союзу и удалось удержать Афганистан на несколько лет дольше, если бы не старая коммунистическая традиция использовать армию для решения политических проблем. Коммунистов из афганцев не вышло, но мечта о геополитических успехах до сих пор тешит сознание российского генералитета.

В 1994 году наивные российские либералы пытались остановить Кремль от очередной войны, на этот раз в Чечне. Все ощущали смердящий дух, исходящий от Кремля и здания Министерства обороны – было предчувствие очередной большой беды. Исследователи-кавказоведы нового поколения пытались убедить Бориса Ельцина в том, что у чеченцев жива историческая память – все помнят Кавказскую войну 19 века, большевистские зверства, коллективизацию и депортацию 1944 года, что новая попытка "усмирить" с помощью оружия радикализет общество, и в борьбу против России вступит большая часть населения. Так и случилось – "покорение Чечни" обернулось для России не только потерей репутации как нового демократического государства, но и огромными финансовыми потерями. И что самое главное – огромными человеческими потерями. Чеченцы стали изгоями на своей собственной земле – к нескольким десяткам тысяч погибших и пропавших без вести прибавились несколько сот тысяч эмигрантов, живущих сейчас почти в каждой европейской стране, в Турции и других восточных странах.

История с Афганистаном и Чечней показали, что Кремль, как бы он не назывался – советским или российским, не знает, что такое геополитика и урегулирование конфликтов. Россия, как когда-то и СССР, может только начинать войны, не задумываясь о последствиях. Афганистан стал причиной не только новой волны ненависти мусульманского мира к захватчикам, но и причиной распада советской империи. Радикализация коснулась не только афганцев, но и населения Центральной Азии, потомков и родственников тех, кто боролся с советской властью и был изгнан за реку Амударью.

Таджики и узбеки, призванные в советскую армию, сталкивались в Афганистане со своими дальними родственниками, которых заставляли убивать генералы. К афганскому синдрому сотен тысяч инвалидов и психических больных людей добавились "покорители Чечни". Теперь и они становились боевиками криминальных групп, а кто не хотел, те заполняли подземные переходы, исполняя жалостливые песни про Герат и Бамут. Традиция варварского отношения к соседям породила огромное количество комплексов, с которыми вынуждены до сих пор жить россияне: они наивно полагают, что всех их должны бояться, что у них самая великая и непобедимая армия, что так называемая "русская культура" самая культурная в мире.

Генерал Герасимов ничего нового на самом деле не сказал, он в очередной раз произнес то, что являлось государственной политикой России, СССР, Российской империи, Московского царства последние пять-шесть веков. Единственное отличие – название регионов и стран, на которые "положили глаз" в Москве. Другой вопрос, насколько России удастся продолжать свою милитаристскую политику. Заявление генерала Герасимова кажется всего лишь риторикой, к которой просто привыкли в Москве. В России военное ведомство лишь случайно не переименовывается, на самом деле оно давно превратилось в Министерство нападения, а не обороны.

И последнее, что всегда настораживает в выступлениях российских военачальников – они не знают, что такое совесть и честь. Почему "террористы" так свободно передвигаются из одной страны в другую, каким образом в их руках оказывается огромное количество российского оружия, которым убивают все больше и больше людей? Почему министры обороны и внутренних дел, директор ФСБ и генеральный прокурор получают статус вечных сидельцев, несмотря на постоянные сообщения о террористической угрозе? Если они не могут справиться с этими угрозами, то почему их не отправляют в отставку, не лишают званий и льгот? Они годами сидят в своих креслах, бессовестно врут и улыбаются в телекамеры во время интервью об очередном "успехе". Единственное, чего на самом деле не боится Россия – это окончательная потеря совести.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Следующая публикация