Критический пятиугольник

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

В 2017 году изменения в пятиугольнике Россия-США-Турция-Сирия-Украина могут происходить стремительно и непредсказуемо.

История знает немало ситуаций, которые складываются политиками в сложную комбинацию и которые потом приходится разрешать долго и с большими потерями. Россия сложила пасьянс в форме пятиугольника, в котором пять стран, играющих основную роль в событиях, произошедших в 2016 году и ждущих разрешения в 2017 году. Точнее, России бы очень хотелось быть "великим комбинатором", которым, по всей видимости, Путин спит и видит себя.

Но, как бы то ни было, ситуация такова, что стороны этого пятиугольника – Россия, США, Турция, Сирия и Украина. На самом деле это может быть и не звезда, а тессеракт – тетракуб, в котором пересекается много плоскостей, двух и трехмерных граней, ребер и вершин. Но, по большому счету, не Россия определяет, какими должны быть исторические события: Москва лишь хочет, чтобы они происходили с подачи Кремля и его мудрых руководителей.

Можно предположить, что разворачивавшиеся за последние 10-11 лет события связаны с желанием Путина разрушить с его точки зрения "однополярный мир". С той же, путинской точки зрения, на одном полюсе пусть остаются страны со своей демократией и правами человека, а на другой стороне – они, которые презирают демократию и терпеть не могут упоминаний о правах человека. Ну не может быть у чекиста, потомка советских людей понимания, прав человека, если до него о правах человека можно было рассуждать только за колючей проволокой ГУЛАГа, и то – шепотом, чтобы срок не прибавили.

Конечной целью борьбы Путина с "однополярным миром" является построение "русского мира", новой империи с новой идеологией. Правда, в новой идеологии многое уже знакомо по марксизму-ленинизму, но новизна всегда страдает повторением, а это значит, что Путину нужен опять один полюс – который будет воевать, где хочет, поддерживать диктаторов, финансировать их, закрывать глаза на массовые репрессии и убийства, поддерживать единомыслие и вождизм. Поэтому для Путина так важно поддерживать младшего аль-Асада, сына диктатора, основателя нынешней Сирии. В общей сложности семейство аль-Асадов правит страной уже больше 45 лет, самовольно назначая или отменяя выборы, которые на зависть Туркменистану и Узбекистану всегда проходят слаженно и однообразно.

Для Путина в этом пятиугольнике есть кроме Сирии есть одна "притягивающая" его сторона – Украина. По своему статусу они одинаковые – Кремль считает, что обе страны могут сохранить не только имперскую концепцию, но и укрепить положение России. Украина – это организм России, ее историческая основа, которая была предана московскими князьями и царями, решившими стать самостоятельными. На самом деле Россию и Украину связывает еще больше нитей – не только языковых и ментальных, но и заимствованных традиций и вывезенное или переселенное население. Но не Россия питала Украину, а Украина отдавала часть себя, чтобы появилась будущая империя, вначале захватившая, а потом отказавшаяся от матери.

Сирия для России – последний оплот бывшей империи, когда Советский Союз, исполняя заветы Ленина, "разжигали мировой пожар", поддерживали многочисленные "национально-освободительные движения", которые странным образом становились коммунистическими диктатурами. Кремль призывал бороться "за мир во всем мире", финансируя терроризм. Помимо всякого рода сандинистов в Никарагуа, социалистов в Анголе и нескольких десятков подобного рода "освободителей", бриллиантом во внешнеполитической деятельности ЦК КПСС были "баасисты" - основатели в 1947 году партии "Баас", представляющей собой синтез арабского социализма, панарабизма и антиимпериализма. "Баас" была основана в Сирии, но постепенно стала распространять свое влияние также в Ираке, Алжире, Бахрейне, Египте, Иордании, Кувейте, Ливане, Ливии, Мавритании, Палестине, Судане, Тунисе и Йемене.

За последние годы влияние Москвы на арабский мир было подорвано сразу несколькими революциями в Тунисе, Египте и Йемене, гражданскими войнами в Ливии и Сирии, восстанием в Бахрейне, массовыми протестами в Алжире, Ираке, Иордании, Марокко и Омане, в Кувейте, Ливане, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западной Сахаре. Былое советское "величие" было подорвано, а со сменой власти в части арабских стран поменялась и система – там люди впервые за много лет приняли участие в голосовании и свободном выборе президентов и парламентов.

У Кремля возникло сразу много пустого пространства, которое раньше заполнялось советскими нефтедолларами, бешеными деньгами от продажи энергоресурсов, которые советская власть тратила не на повышение благосостояния населения, а на многочисленные войны, на борьбу с "мировым империализмом". Как сейчас говорит Путин, с "однополярным миром", альтернативой которому с советских времен стал терроризм, войны и гибель огромного количества людей. По поведению российского вождя видно, что он сторонник именно такого "полюса".

В мире у России осталось в друзьях и идеологических партнерах совсем немного стран: КНДР с экономикой 1950-1960 годов, Беларусь, оставшаяся в 1990-х годах, мечущаяся между Флоридой и Кремлем Куба, Зимбабве со своим вечным диктатором, нищие Никарагуа и Венесуэла. Ближний Восток не только переплетение коммуникаций и цивилизаций, это лакомый кусок для Кремля, взлелеянный еще Евгением Примаковым. Потеряв Сирию, Россия останется совсем одна. Поэтому Путин цепляется за кусочек этой страны, контролируемый аль-Асадом, чтобы напоминать о своем величии.

Если посмотреть на Россию со стороны, то можно увидеть совсем другую картину, нежели видит Кремль – Россия зажата двумя капканами. С одной стороны - Украина, с другой – Сирия, а по периметру мерцающими огоньками напоминают о потенциальной угрозе бывшие советские "братья и сестры" - Грузия и Азербайджан, Молдова и Туркменистан, многие из тех, кого Путин пытался за последние годы втянуть в свои политические игры. Часть уже игнорирует угрозы Кремля, часть давно отвернулась и живет своей жизнью. Но и недавние партнеры ищут пути отхода, освобождения от путинских пут.

Трудно сказать, в какой части конфигурации пятиугольника находятся США, но ясно, что противостояние между Вашингтоном и Москвой угрожает потерей влияния России не только на Сирию и Украину, но и на все постсоветское пространство, а также дальних пока еще друзей. Единственная надежда Путина на какое-то "послабление" - инаугурация и вступление в должность Дональда Трампа. Но кажется только в России надеются на то, что Трамп снимет санкции и даже улучшит отношения с Россией настолько, что Путину будет позволено слетать в Вашингтон. Иногда той же точки зрения придерживаются некоторые западные журналисты, но рядовые американцы точно не в курсе, что, оказывается, новоизбранный президент США - друг Путина. И с какой стати Трамп должен помиловать Путина? Россия стала демократической страной? В ней соблюдаются права человека и свобода слова? Что может стать поводом для того, чтобы наследник Рейгана и обоих Бушей простил Путину все последние войны и воссоздание ГУЛАГа?

Наконец, пятый участник конфигурации – Турция. В отношениях с Россией за последние полтора года можно увидеть скачки, которые, скорее, похожи на конвульсии: периодически президент Эрдоган называет Путина "дорогим другом". На следующий день напоминая, что не даст в обиду сирийских туркоманов и не простит гибель своих солдат от российского оружия, которым пользуется сирийская армия. Чаще отношения Путина и Эрдогана напоминают торг на Гранд Базаре в Стамбуле, когда продавец расхваливает свой товар, а покупатель приводит аргументы – мол, не так сшито или не того качества материал. Закачивается такой торг обычно тем, что продавец находит другого покупателя.

В отношениях Турции и России существуют несколько факторов. Во-первых, это историческая память и двенадцать русско-турецких войн, большая часть из которых оканчивались не в пользу Турции. Во-вторых, Турция с 1953 года член НАТО, а это означает, что ни военных, ни политических отношений быть не может без консультации с Брюсселем. В-третьих, реальное участие российской армии в Сирии ставит Турцию в ситуацию, когда ищет пути не конфронтации, а медленного наращивания своих сил в рамках западной коалиции. России через какое-то время придется столкнутся с переформатированием противостоящих аль-Асаду сил, в том числе и с помощью Турции. Но Эрдоган будет по-прежнему улыбаться Путину и успокаивать его красивыми словами о дружбе.

В новогоднем пятиугольнике изменения могут происходить стремительно и непредсказуемо, как праздничная высылка из США сотрудников российских спецслужб под прикрытием дипломатов. Ситуация в Сирии совсем не успокаивающая: Путин создал дисбаланс в мусульманском мире, встав, по сути, на защиту шиитской коалиции режима аль-Асада, Ирана, иракских группировок и афганских наемников-хазарейцев. Суннитский мир гораздо больше, к тому же он имеет давние противоречия с иранской интерпретацией ислама и постоянным желание Тегерана быть страной главнее, чем Саудовская Аравия – родина исламского мира. Поэтому Сирию ожидает не только противостояние с западной коалицией, но и с мусульманскими странами.

В этой ситуации Украине остается выжидать и по возможности способствовать ситуации, когда Россия ослабнет настолько, что престанет поддерживать донбасских сепаратистов и недовольство крымчан "падающими с неба камнями". Все это начнет происходить после 20 января, когда Дональд Трамп официально переедет в Белый дом и пошлет первый сигнал Путину. У американских республиканцев огромный опыт противостояния российскому коммунизму и империализму – у нового президента США есть шанс положить конец "второму полюсу" – путинскому бандитизму. И тогда осуществится мечта Рональда Рейгана – коммунизм исчезнет, если и не навсегда, но он хотя бы уже не будет играть судьбами стран и людей.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции