Я - Шарли

Я - Шарли

Reuters

"Делайте юмор, а не войну", - говорят отныне французы.

События прошедшей недели в Париже эмоционально перевернули наизнанку всю страну, не оставив равнодушным ни одного француза. Так как то, что произошло, конечно же, является в первую очередь человеческой драмой.

Не просто журнал

В мирное время центр Парижа стал местом кровавых схваток с исламскими интегристами, которые подняли руку и автоматы больше чем на человеческие жизни сотрудников легендарного сатирического журнала "Шарли Эбдо" (Charlie Hebdo – Eженедельный Чарли) – они посягнули на свободу слова, которая так дорога французам.

"Шарли Эбдо" – не просто журнал, это часть французской культуры. Больше сорока лет иллюстрированный еженедельник предлагает своим читателям панорамный обзор политической ситуации в стране, беспощадно высмеивая деятелей политсцены Франции, затрагивая самые горячие темы.

Иллюстраторы журнала поплатились жизнью за свои рисунки, которые открыто критиковали религию. Особенно в последнее время "доставалось" исламу.

Getty Images

Карикатуристы журнала, любимцы французских читателей нескольких поколений, осознавали, что над ними висит угроза со стороны исламских радикалов. Несколько из них последние месяцы находились под практически постоянной охраной сотрудников органов безопасности.

Но эта вызывающая критика и провокационные рисунки стали типичными для журнала и превратили "Шарли Эбдо" в символ свободы слова. Он также стал символом секуляризма – концепции существования правительства отдельно от любого типа религий и религиозной веры. Этот концепт очень дорог французам, и он прекрасно был отражен на страницах сатирического еженедельника.  

Когда же в очередной раз карикатуристы журнала изобразили пророка Мухаммеда, что запрещено в исламе, они навлекли на себя сильный гнев французских радикальных исламистов.

Но кто бы мог подумать, что их угрозы воплотятся в кровавую явь через неделю после радостных новогодних праздников… Власти Франции сейчас бурно обсуждают, почему спецслужбы не смогли выйти на безумных братьев Куаши и предотвратить теракт, как усилить меры безопасности и предотвратить подобные акты.

"Я - Шарли"

Когда террористы напали на редакцию "Шарли Эбдо", на следующий же день вместе с 35 000 парижан я вышла на Площадь Республики во имя погибших, против ненависти и за свободу.

Я даже не задумывалась над тем, опасно это или нет. Произошедшее было огромным шоком, это было настолько абсурдным и диким… Кто вообще вправе диктовать, над чем можно смеяться, а над чем – нет? Стоит ли право слова права на жизнь? Как могут религиозные фанаты диктовать свои правила? Мне и большинству моих друзей было необходимо выразить свой протест.

А 11 января уже четыре миллиона французов со слоганом "Я - Шарли" вышли на мирный марш – во имя свободы слова и в память о погибших 12 сотрудниках журнала, трех полицейских и четырех заложниках, застреленных в магазине кошерных товаров.

"Мы не боимся, мы будем бороться за свою свободу и свои принципы, нас много и мы сильней" – было написано на лице каждого из этих четырех миллионов демонстрантов. Этот марш вошел в историю как самая обширная мобилизация французов со дня освобождения Франции в 1944-м году. Прекрасный пример солидарности и единства.

Думаю, каждый понимал опасность, парившую в воздухе - такое количество людей, скандирующее "Шарли", "Мы не боимся" и поющие французский гимн "Марсельезу", было вызовом экстремистам. Огромное количество мусульман поддержало движение. "Я мусульманин, и я - Шарли" - можно было прочесть на плакатах в их руках.

Все шествие было в сопровождении колоссального количества полицейских отдела Республиканской Компании Безопасности. И произошло чудо - впервые люди аплодировали полицейским, к которым в обычное время люди симпатии не испытывают. В воскресенье некоторые брали полицейских в объятия, многие говорили спасибо за их присутствие, зная, что за последние дни трое полицейских погибли, исполняя свой долг.

Мирное шествие закончилось на Площади Насьон, где живу я, и в 5 минутах от места, где были убиты четыре заложника в магазине кошерных продуктов 9-го января. Редакция "Шарли Эбдо" находится в 15 минутах от моего дома. Но опасности как таковой я не ощущала, и старалась не паниковать, как и остальные жители Парижа. Жизнь продолжается, и мы не собираемся ее останавливать из-за произошедшего.

Что дальше?

Что же касается мусульман во Франции, французы почти в один голос призывают к толерантности и к тому, чтобы не ставить знак равенства между мусульманами и радикальными исламистами. В мирные времена две культуры сосуществуют без особых проблем, и никакой враждебности нет - за 15 лет жизни в Париже я не могла этого не заметить.

Но сейчас эта опасность все же есть для мусульман. За последнюю неделю произошло около 50-ти антимусульманских актов, что очень удручает, в особенности после дружественного марша в воскресенье 11-го, на котором были представители всех религий и политических взглядов. Но остается большая надежда на то, что эта ненависть не будет развиваться. Я и мои близкие, друзья и знакомые, в это верим.

Ислам является второй религией во Франции после католицизма - в стране около пяти миллионов мусульман. Многие считают, что ключ к решению - в образовании, чтобы еще с детского возраста вкладывались ценности Франции: Свобода, Братство и Равноправие. А также, что нужно "учить" детей юмору, видеть в вещах вторую степень, не воспринимать все буквально. "Делайте юмор, а не войну (Faites l'humour, pas la guerre)", - говорят отныне французы.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Следующая публикация