Компромиссный вариант Brexit: испытание для Мэй и Корбина

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Проблема в том, что премьер-министр и лидер оппозиции, от которых зависит судьба Brexit, не способны договориваться.

Появился небольшой шанс, что британский парламент сумеет достичь компромисса в том, каким именно образом Британия должна выходить из Европейского союза. Но кто из сцепившихся друг с другом политиков сможет стать архитектором этого компромисса — практически невозможно предсказать.

Проблема в том, что две главных фигуры в этих дискуссиях, премьер-министр Тереза Мэй и лидер оппозиции Джереми Корбин, не хотят и не способны договариваться.

С заметной вероятностью потребуется время, чтобы ситуация вышла из нынешнего тупика, и здесь у страны есть две альтернативы. Либо 29 марта Британия вылетает из ЕС без никакого формального договора по выходу, как тот, что провалился на голосовании 15 января, когда, при 202 голосах "за" 432 парламентария проголосовали "против". Либо этот дедлайн согласятся продлить, позволяя прийти к более позднему соглашению.

Кто из сцепившихся друг с другом политиков сможет стать архитектором этого компромисса — практически невозможно предсказать

Поиск ведётся в двух направлениях одновременно: это и стремление прийти к компромиссному соглашению, которое удовлетворит парламентское большинство, и желание сформировать межпартийную коалицию, способную потребовать второго референдума, на котором британцы снова будут голосовать, оставаться им в ЕС или нет.

Если широкий межпартийный консенсус будет достигнут, речь скорее всего пойдёт о таможенном союзе с ЕС того или иного рода. Этот концепт одобряют как противники выхода среди консервативных членов правительства, так и большинство оппозиционных лейбористов, а также шотландская и уэльская националистические партии. Между ними распределено 306 мест из 650 в Палате общин, добрать останется всего ничего. Таким образом, теоретически, если от 15 до 25 из 317 парламентариев Консервативной партии проголосуют "за" — документ будет одобрен.

Однако, несмотря на то, что некоторые члены правительства в частных беседах намекают, что их бы устроил такой вариант, сама Мэй наверняка с ним не согласится, поскольку это расколет партию. Категорически неприемлем этот вариант и для 118 консервативных парламентариев, проголосовавших против ее собственного проекта соглашения по выходу из ЕС 15 января. Их позиция настолько же непоколебима, как и позиция 117 консервативных евроскептиков, голосовавших против Мэй по внутрипартийному вотуму недоверия 11 декабря.

В коротком выступлении, с рекордной разницей в голосах проиграв голосование 15 января, Мэй сказала, что она попытается найти общий язык с политиками из оппозиции. Но пока что нет никакого намека на то, что она выходила на связь с кем-то из известных оппозиционеров. Это неудивительно, ведь все ресурсы Мэй уходили на борьбу с вотумом недоверия 16 января, который выдвинула Партия лейбористов. Его она выдержала.

Сперва она нарушала собственное обещание, не пригласив Корбина, чья официальная должность звучит как "Лидер лояльной оппозиции Ее Величества", на встречу с лидерами парламента. После того, как вотум недоверия провалился, Мэй все-таки предложила Корбину переговоры, однако получила весьма холодный ответ: тот заявил, что для начала Мэй придётся обеспечить отсутствие перспективы жесткого выхода из ЕС без заранее утвержденного договора.

Но ситуация, в которой находится сам Корбин, немногим лучше для поисков компромисса. Сам по себе он настроен скорее против Евросоюза, однако возглавляет партию, члены которой решительно хотели бы оставаться в Евросоюзе. 80% их избирателей, согласно последним опросам, проголосовали бы за то, чтобы не покидать ЕС на втором референдуме. Но эта позиция никак не совпадает ни с соглашением, которое способна предложить Мэй, ни тем более с жестким выходом из ЕС без соглашения.

Видео Провал голосования по Brexit называют крупнейшим правительственным поражением в истории Британии

Распри вокруг невозможности расстаться цивилизованно. Провал голосования в британском парламенте на счет согласованной с Брюсселем процедуры выхода из ЕС называют крупнейшим правительственным поражением в истории Британии. И оппозиция страны сразу же поставила вопрос о недоверии правительству Терезы Мэй.

Провал голосования по Brexit называют крупнейшим правительственным поражением в истории Британии

Но хотя второй референдум — или Народное голосование, как его называют в широких кругах — все еще нравится лейбористам, Корбин продолжает уклоняться от требований призвать к такому голосованию, вместо этого настаивая на досрочных выборах. Хотя его правая рука, канцлер казначейства в теневом правительстве Джон Макдоннелл, регулярно, но без особого пыла, высказывается о возможности Народного голосования, скептики сомневаются, что он серьезно в это верит.

Однако Корбин остаётся ключевым элементом для любого сценария — кроме, разве что, катастрофического: жесткого, без согласованного договора — выхода из Евросоюза. Вотум недоверия, которым не удалось отправить правительство Мэй в отставку, войдёт в историю. Не только тем, что величайшее историческое поражение правительства в парламенте не обернулось непременным роспуском или отставкой премьера. Но еще и личным поражением лидера оппозиции, который оказался не в состоянии собрать достаточное количество голосов в парламенте.

Корбин остаётся ключевым элементом для любого сценария — кроме, разве что, катастрофического: жесткого, без согласованного договора — выхода из Евросоюза

Кроме того и для лейбористов, и для их избирателей на этом этапе стало ясно: судьба отношений их страны с Евросоюзом лежит в руках человека, который говорит о необходимости уважать точку зрения членов партии, но вместе с тем — по ключевому вопросу, оставаться Британии в ЕС или нет — последовательно демонстрирует неприкрытое нежелание как проводить второй референдум, так и оставаться в ЕС.

Вариантов у Корбина осталось не так уж много. Либо ему все же придётся поддержать Народное голосование и обеспечить межпартийную поддержку этому плану, либо ему следует искать общий язык с Мэй, чтобы протащить более или менее удачный вариант соглашения по Brexit через Палату общин.

До сих пор многие ждали, что рано или поздно, каким-то чудом за 72 дня, оставшихся до предписанного Британии выхода из ЕС, Корбин с Мэй договорятся сотрудничать для блага страны.

Но есть и другой вариант, как Корбин может помочь премьеру обеспечить Brexit.

Он может заявить, что по делу такой важности лояльность по отношению к партии — не главное, и объявить свободное голосование по слегка подредактированному варианту предыдущего плана Мэй. Сам он может публично воздержаться от голосования и предложить остальным сделать то же самое.

В этих условиях десятки, возможно даже сотни лейбористов, голосовавших "нет" 15 января, когда стоял вопрос о предыдущем соглашении, переключатся на позицию воздержания. Тогда как некоторые сторонники того, чтобы оставаться в Евросоюзе, могут неожиданно проголосовать "за".

Поскольку Мэй смогла обеспечить себе поддержку консервативной партии на голосовании 15 января, этой подвижки у лейбористов может хватить на то, чтобы премьер выиграла свежее голосование по соглашению по Brexit, заручившись широкой поддержкой миноритариев.

И, что может порадовать Корбина, это оставит именно консервативное правительство разбираться с самым неприятным и запутанным политическом процессом в новой Британской истории.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции