Новый эгоцентризм

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Политика расширения европейского содружества действительно кажется безжизненной и, скорее всего, останется такой надолго.

В последние годы соблазн написать некролог политике расширения Европейского союза возникал у многих. Соглашаясь с аргументами, я всегда сопротивлялся этому искушению, но два события, произошедшие в последние недели в Брюсселе, заставили меня передумать. Да, политика расширения европейского содружества действительно кажется безжизненной и, скорее всего, останется такой надолго, — пишет Рикард Йозвяк в колонке на "Радио Свобода".

Главной темой встречи глав государств и правительств Евросоюза в столице Бельгии 17-18 октября было новое соглашение о Брекзите, которое утром накануне саммита заключили британские и европейские переговорщики и которое лидеры ЕС охотно одобрили в тот же день к вечеру. А второй главной темой был категорический отказ Франции дать зеленый свет началу переговоров о вступлении в ЕС Албании и Северной Македонии — после продолжительных и горячих дискуссий, закончившихся в 2:30 утра без каких-либо письменных выводов, но с большим количеством горьких слов.

Начнем с Брекзита. До сих пор остается неясным, что произойдет в ближайшее время, несмотря на надежды премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона всё же добиться результата. А вот что совершенно ясно — так это то обстоятельство, что остальным странам — членам ЕС Лондон уже надоел. В ходе переговоров Брюссель позволил себе пересечь "красные линии", что и позволило в итоге пересмотреть предыдущее соглашение о выходе Великобритании из ЕС и провести двусторонние переговоры между Лондоном и Дублином. Вся эта внезапная гибкость показала, что Евросоюз действительно хочет поставить точку в переговорах о Брекзите.

Но в составе 27 государств Евросоюз станет принципиально другим клубом, который, не исключено, не принесёт своим соседям много хорошего. Конечно, Британия была сложным игроком, часто "одной ногой за порогом". Но одновременно с этим она, Британия, была главным "интернационалистом" всего Евросоюза. Британский премьер-министр Тони Блэр решительно выступал в поддержку политики расширения в 2004 и 2007 годах, что позволило вступить в ЕС десяти странам из того блока, который раньше называли "восточным".

Миллионы людей из новых государств-членов стекались на Британские острова в поисках работы, но Лондон долго продолжал держать двери открытыми для новых стран-кандидатов, что огорчало в ЕС многих. Из разных столиц в частном порядке жаловались: дескать, британцы хотят разбавить чай водой до такой степени, что вкуса не останется, Евросоюзом станет невозможно управлять. Теперь по иронии судьбы Британия готова покинуть ЕС в тот момент, когда за столом переговоров у неё больше естественных союзников, чем когда бы то ни было, а ЕС превращается из в основном франкоязычного сообщества в такое, где английский язык является lingua franca.

Британия готова покинуть ЕС в тот момент, когда за столом переговоров у неё больше естественных союзников, чем когда бы то ни было

Пример нового эгоцентризма не заставил себя ждать: Франция, в третий раз за 16 месяцев, блокировала вступление в ЕС Тираны и Скопье. На сей раз это было сделано на самом высоком уровне. Оказалось неважным, что Европейская комиссия в своих докладах дважды пропела дифирамбы реформам, которые провели два государства с запада Балкан, что лидеры других стран назвали решение Парижа исторической ошибкой. На карту поставлено доверие к ЕС, но на Францию не повлиял даже Преспанский договор, заставивший Македонию поменять собственное название.

Франция варьирует несколько аргументов против членства в ЕС Северной Македонии и Албании. Во-первых, утверждалось, что у Евросоюза нет физических возможностей принимать новых членов. Речь, между тем, идёт только о решении начать переговоры о вступлении, которые могут занять много лет. Затем говорилось о необходимости, вместо расширения ЕС, работать над углублением интеграции тех, кого уже приняли.

Практика, впрочем, свидетельствует, что и то, и другое может происходить одновременно — появление евровалюты и расширение ЕС в начале века, напомню, проходили параллельно. Далее Франция объявила о необходимости разработать новую методику переговоров о расширении, прежде чем она скажет свое "да". Никто не знает, что будет содержать в себе эта методика, Европейская комиссия планирует обнародовать соответствующий доклад будущей весной. Тогда Евросоюз и сможет вернуться к албанскому и северомакедонскому вопросам.

Вопрос-то остается: а не нанесён ли ущерб Европейскому союзу уже сейчас? К весне в Северной Македонии может появиться новое правительство, которое не будет до такой степени увлечено идеей вступления в ЕС. Уже принятое решение даёт понять Черногории и Сербии, что, вероятно, нельзя надеяться на ускорение процесса приближения к ЕС, который сейчас движется вперёд черепашьими темпами. Это крайне ослабляет позиции Брюсселя в решении внутренних вопросов Боснии и Герцеговины или в диалоге между Приштиной и Белградом, так как пряник в виде возможного членства уже кажется заплесневевшим.

Проблему Западных Балкан заметят и в других странах, которые надеются на возможность получить членство в ЕС, — в Грузии, Молдавии и на Украине. Было бы честным предположить, что Евросоюз в 2020 году может скорее уменьшиться, нежели вырасти. По большому счету, идея расширения мертва и в ближайшее время её не реанимировать.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции