Тупик в Идлибе и мороженое на МАКСе

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Российская политика в Сирии и в целом на Ближнем Востоке кажется явно шизофренической, сотканной из несовместимых целей и задач.

После визита в Москву 27 августа турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана для переговоров с Владимиром Путиным во время открытия Международного авиакосмического салона МАКС-2019 в северо-западной сирийской провинции Идлиб установилось относительное перемирие. Во всяком случае, прекратились мощные совместные авианалеты сирийской авиации и российских ВКС, которые прокладывали дорогу наземному наступлению проасадовских правительственных сил при поддержке российского спецназа на север вглубь так называемой зоны деэскалации, установленной турецко-российским соглашением в Сочи в сентябре 2018 года.

31 августа мощный удар по провинции нанесли американские военные.

В коммюнике Центрального командования США (CENTCOM) сообщалось, что был разгромлен тренировочный лагерь исламистской группировки "Хуррас ад-Дин" недалеко от города Идлиб, когда там проходило собрание командиров этой и союзных радикальных формирований. По сведениям базирующейся в Лондоне "Сирийской обсерватории по правам человека" было убито более 50 человек, в том числе 24 командира.

Боевики "Хуррас ад-Дин" тесно связанны с международной террористической сетью "Аль-Каида"*. Лидеры "Хуррас ад-Дин" отделились от исламистской сирийской группировки "Хайат Тахрир аш-Шам" (ХТШ)*, которая фактически контролирует Идлиб, когда руководство ХТШ формально прервало связи с "Аль-Каидой" и отказалось от прежнего названия "Джебхат ан-Нусра"*. С 2018 года "Хуррас ад-Дин" и союзные ей более мелкие группировки исламистов-радикалов начали нападать на сирийские правительственные силы в провинциях Алеппо, Хама и Латакия.

В октябре 2018 года российское командование обвинило боевиков "Хуррас ад-Дин" в подготовке химической атаки с целью обвинить в этом сирийские власти. Но разгром, который CENTCOM учинил 31 августа исламистам в Идлибе, вызвал у того же российского командования резкое возмущение и протест, поскольку CENTCOM не предупредил о предстоящем ударе ни Москву, ни Анкару и тем поставил под угрозу неустойчивое перемирие.

По сведениям базирующейся в Лондоне "Сирийской обсерватории по правам человека" было убито более 50 человек, в том числе 24 командира

Председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов пошел дальше, назвав действия американцев "скотством", сравнил их с Гитлером и "удивился", что мировое сообщество никак не осуждает американский ракетный удар по террористам.

У американцев, очевидно, была оперативная информация о точном месте и времени совещания командиров. Понятно, что такими разведданными никто никогда заранее не делится (в том числе и сами российские военные), чтобы не допустить утечки и не ударить впустую. Удар 31-го никак сам по себе не повлиял на шаткое перемирие. Но ВКС его, похоже, толком не отследили, хотя в Сирии развернуты самые новые системы ПВО.

Стало обидно, да и перед Кремлем надо как-то отчитываться. Лучшее решение всегда — обвинить во всем зловредных американцев.

В коммюнике CENTCOMа ничего не сказано о том, какие силы и откуда наносили удар по Идлибу. Удар мог быть нанесен издали ракетами из-за пределов зоны ответственности ВКС. Или это могли быть "невидимые" для радаров системы С-400 американские стратегические бомбардировщики В-2, которые пролетели в Идлиб и нанесли высокоточный удар противобункерными бомбами (GBU-57 Massive Ordnance Penetrator — MOP) с большой высоты.

На днях несколько В-2 были переброшены на авиабазу в Англию, типа для совместных маневров. Но в любом случае — прав Шаманов — российское возмущение американским ударом по Идлибу публично поддержал только глава МИД Ирана Джавад Зариф во время визита в Москву. Промолчали в Анкаре и даже в Дамаске. Турки пытаются убедить ХТШ либо объединиться, либо подчиниться образованному ими как бы более умеренному "Национальному фронту освобождения", действовать дисциплинированно и ответственно, установить твердое перемирие и выполнить обещание, данное Путину, а отвязанные радикалы из "Хуррас ад-Дин" этому, конечно, мешали. В Дамаске же вообще поддерживают любые удары по реальным террористам, а от навязанного Москвой перемирия сами хотят избавиться поскорее.

С российско-иранской помощью режим Башара Асада сумел установить контроль примерно над 60% территории страны. Под контролем антиасадовской оппозиции остался только один большой район с центром в Идлибе, куда позволили организованно отступить и боевикам, и значительной части оппозиционно настроенного населения. И российское командование, и Дамаск, очевидно, настроены закончить гражданскую войну победой, зачистив Идлиб.

Российское возмущение американским ударом по Идлибу публично поддержал только глава МИД Ирана Джавад Зариф во время визита в Москву

Это военно-технически вполне возможно, учитывая тотальное господство в воздухе и в наземной огневой мощи, а также хорошо отработанную в последние пару лет тактику наземных наступательных действий. Как с солдатской прямотой заявил отставной генерал Шаманов: "Россия, сохраняя олимпийское спокойствие, доведет дело до конца и очистит Сирию от боевиков". Но в действительности будет посложнее.

Основная цель крайне дорогостоящей, продолжающейся уже почти четыре года сирийской операции — развертывание и удержание российской морской базы в Тартусе и воздушной базы в Хмеймиме. Опираясь на эти базы, можно развернуть дееспособную морскую и воздушную группировку в Восточном средиземноморье и противостоять НАТО на дальних подступах к черноморским проливам. В принципе Москву устраивает любая дружественная власть в Сирии и в приморском регионе, где находятся наши базы, которая гарантирует их безопасное функционирование. Если "умеренная" оппозиция докажет свою полезность, то и ладно, пусть будет. Но, несмотря на прошлогоднее соглашение в Сочи и все усилия нашего центра по примирению, боевики из Идлиба продолжают беспокоить Хмеймим: то ракеты, то самодельные беспилотники запускают.

Стоит важная тактическая задача, которую публично поддерживает Путин: умиротворить Идлиб и устранить любые угрозы для Хмеймим.

Но эта тактическая задача входит в некоторое противоречие с основной стратегической целью — установить контроль над Босфором и проливами — если не впрямую, то задружившись с Эрдоганом. В случае же решительной зачистки Идлиба дружбе — конец. Сотни тысяч, а то и миллион беженцев будут прорываться из Идлиба в Турцию, что вызовет масштабный внутриполитический кризис и, возможно, падение нынешнего режима. У партии Эрдогана (AKP) нет даже большинства в парламенте, его популярность и так уже снижается.

На МАКСе Путин кормил Эрдогана мороженым и обещал новейшие истребители — скорее всего в кредит, как были уже поставлены ЗРК С-400 с неясными перспективами выплаты долга полностью и в срок, поскольку Турция Эрдогана уверенно движется к национальному дефолту. Путин фактически признал турецкой зоной влияния ("безопасности") северную Сирию, хотя публично не было сказано, как далеко эта зона простирается. Сирийско-российское наступление прекратилось, а безопасность турецких военных наблюдательных пунктов (баз) в Идлибе была гарантирована. Делается все что угодно, только чтобы подальше оттянуть Эрдогана от США и НАТО.

Турки хорошо устроились: Эрдоган добился в Москве уступок, практически ничего не дав в ответ, и одновременно шантажирует Запад, требуя уступок.

Повторяется та же история, что и год назад, когда в Сочи в обмен на призрачную, как выяснилось, зону деэскалации Эрдоган сумел остановить уже полностью подготовленное российским командованием окончательное силовое решение идлибского вопроса. Российская политика в Сирии и в целом на Ближнем Востоке кажется явно шизофренической, сотканной из несовместимых целей и задач.

*Организации, запрещенные в РФ

Читайте оригинал публикации на сайте "Новой газеты"

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции