Памяти Льва Дурова

Дата публикации
Просмотры
262
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Памяти Льва Дурова

За ним — не просто шлейф эпохи, за ним — утопленный мир, ничего нет потом.

Уход Льва Дурова — для меня личная потеря. "Личная потеря" — я говорю это слишком часто, но это правда. Лев Константинович — из тех, что рядом, чье живое тепло и юмор я слышу сейчас, когда думаю о нем.

Вот он почти совсем слепой сидит за кулисами "Школы Современной Пьесы" на поэтическом вечере , говорю громко — как принято говорить с плоховидящими — "Здравствуйте Лев Константинович!" — Он улыбается и, не поворачивая головы, отвечает: "Привет, Ксения Ларина!" -Вы что, меня узнали?? — Ну я же не в маразме!)) Хохочет. — Как там публика? Не устала?  — Нет, все вас ждут! — Ну да, все ждут когда выйдет слепой инвалид и разбудит это сонное царство!) Хохочет.

Дуров бился за жизнь, за профессию как зверь, болезни его давно подстерегали, мучили и искушали. Не сдавался. Смеялся, глядя куда-то в пустоту, в лицо только ему видимому врагу. Не прерывал ни репетиций, ни съемок. Катя,дочь, учила его работать в кадре вслепую — наливала лужу воды, на которую он ногами и ориентировался: вошел в воду — значит вышел из кадра.

Театральная его биография сложная, мучительная, переполненная обидами, страданиями, предательствами — и счастливая. Он из тех, что "ударен" Эфросом: Эфрос сделал Дурова -артиста, и Дуров никогда об этом не забывал, если и был у Дурова Бог , то он  — Эфрос.

Сганарель, Тибальд, Яго, Чебутыкин, Лепорелло… Козаков, Миронов, Волков, Яковлева, Круглый, Броневой, Мартынюк, Сайфулин, Каневский…

Когда Эфрос ушел, Дуров изо всех сил пытался сохранить эту небесную ауру таланта, Бронную до последнего времени называли "уголком Дурова"  — Дуров всегда был активистом, лидером, но заменить Эфроса ему было не под силу. Он, конечно, прежде всего актер — умнейший, острейший, терпеливейший, остроумнейший.

История таланта советского периода — это всегда драма. Дурову повезло — в нем упорство и жизнелюбие заложено генетически, он не убивал себя за неудачи, не падал под несправедливостью, а пер и пер, как маленький пуленепробиваемый танк.

Все в прошлом давно. И эти коммунальные семейные бури, и борьба за роли и первые места. Было время, когда Дуров сам назначал себе роли и себя в режиссеры. И это был его реванш за годы "второго плана".

Удивительно, но ведь не было в его биографии главных ролей — ни в кино, ни в театре. Не было.

Но какого масштаба личности и таланта — что помнятся все его эпизоды! Кгбшник в "Девять дней одного года", внимательно вслушивающийся в споры молодых ученых за свадебным столом, милиционер в "Большой перемене", отвечающий на уроке литературы вместо Ганжи, обманутый муж -кулинар из комедии "Шаг навстречу", официант в "Калине красной" — "Народ к разврату готов!"... А Павлик Платонов из "Успеха"Худякова — как они с Филатовым декламировали дуэтом монолог Сирано "О нет! Благодарю!"...

Клаус из "17 мгновений", Рафинад из "Вся королевская рать", приемный отец в "Странных взрослых"...

Дуров — москвич, у него душа москвича — в ком переплетены уверенность и сомнения, наглость и застенчивость, отвага и смирение. Помню, как он в каком-то фильме показал "крик Тарзана" — кумира дворового послевоенного детства, как бил кулаком себя в грудь и издавал этот истошный сумасшедший вопль — на глазах превращаясь в задиристого московского мальчишку..

Еще он умел дружить. Так любил близких! Так любил Мишу Евдокимова! Так чувствовал его трагический финал: его театральное выпуклое мышление подсказывало ему предопределенность, неминуемость трагических финалов, он словно их уже прочитывал заранее. И заранее знал, что изменить эту траекторию невозможно.

Вот и ушел. За ним — не просто шлейф эпохи, за ним — утопленный мир, ничего нет потом.

Лев Константинович, дорогой, спасибо вам. Вы все правильно сделали. И все всем простили.

Оригинал публикации - на сайте Эхо Москвы

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
262
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация