"Каждая эвакуация – это что-то страшное": история парамедика, которая спасает воинов на передовой

Автор
Анастасия КурылоАнастасия Курыло
Дата публикации
Просмотры
8357
Время на прочтение
8 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
"Каждая эвакуация – это что-то страшное": история парамедика, которая спасает воинов на передовой

Фото: ТСН.ua

Парамедик признается, что не знает, как выжила после последнего обстрела оккупантов.

Орыся – парамедик добровольческого медицинского батальона "Госпитальеры". Она отказалась от позывного и пользуется на фронте своим именем. Говорит, что оно довольно редкое и мало у кого встречается.

В разговоре с нами она веселая, искренняя и открытая, но ее жизнерадостный голос меняется в раз, как только начинает говорить о самом сокровенном и самом больном. "Каждая эвакуация – это что-то страшное", – эти слова парамедика точно отражают ту непомерную цену, которую мы платим не просто свою независимость, а за право быть украинцами.

Как работают и в каких условиях живут "госпитальеры", что самое тяжелое в войне и что мотивирует – парамедик Орыся рассказала в интервью ТСН.ua.

Как стала "госпитальером"

До 24 февраля девушка жила гражданской жизнью – училась и параллельно работала в Украинском католическом университете. Говорит, все как у всех.

Рассказывает, что медицине научилась еще в скаутской организации "Пласт", в которую входила в свое время. Впоследствии прошла в университете медицинский курс от добровольца, что стало наибольшим толчком пойти на фронт.

Впрочем, на фронт Орыся попала не 24 февраля. Сначала девушка занималась волонтерством: помогала с размещением переселенцев во Львове и работала в военном госпитале. В конце концов пошла на службу в "Госпитальеры".

"Я не могу сидеть здесь, если у меня есть навыки парамедика. Я думаю, сейчас каждый должен делать то, что он умеет", – объясняет свое решение девушка.

"Госпитальер" Орыся оказалась на фронте после полномасштабного нападения РФ

"Каждая эвакуация – это что-то страшное"

Свою первую пациентку в "Госпитальерах" парамедик вспоминает с улыбкой на лице. Говорит, тогда произошел курьез, и ей ошибочно сообщили, что пожилая женщина после стабилизации скончалась в больнице, и даже ее родные готовились к похоронам. Впрочем, как оказалось, пенсионерку спасли и она выжила.

"Это была гражданская бабушка. Она полностью была побитой, у нее было два перелома ноги, черепно-мозговая травма, вроде еще было внутреннее кровоизлияние. Я думала, что она реально умрет, но мы ее немного откачали и передали в больницу живой. На следующий день почему-то нам сказали, что она умерла. Я уже помолилась за ее душу, ее семья заказала гроб. И потом я звоню еще раз врачу, спрашиваю о бабушке, а он говорит: "Жива", –вспоминает с улыбкой девушка.

В то же время парамедик говорит, что отдельных ситуаций, которые ей запомнились бы больше всего, у нее нет: "Это просто не романтика. Война – это не романтика. Каждая эвакуация – это что-то страшное. Страшные картинки. Это невесело".

Сейчас "госпитальер" работает на разных направлениях, но преимущественно, где "горячо". В последний раз была на Бахмутском направлении и возле Песков. Рассказывает, что сейчас оккупанты начали активнее бить из артиллерии по украинским позициям, поэтому у бойцов преобладают осколочные или взрывные ранения. Пулевых, говорит, меньше.

"Если это осколочные, то это поставить турникет, перемотать бандажом, затампонировать, чтобы остановить кровь, и довезти до пункта. А если это тяжелые травмы, то стараемся делать все, что в наших силах, но мы не волшебники. Иногда волшебники, думаем, как это можно было так сделать", – отмечает защитница.

Стабпункт, который уже разбомбили россияне

Как работают парамедики

"Госпитальер" рассказывает, что ее главная задача – как можно скорее вывезти раненого с поля боя.

О вызове парамедики узнают по рации и сразу выезжают за ранеными, которых эвакуируют в стабпункт. По ее словам, это место, где можно нормально стабилизировать бойца, а после – отвезти в полноценную больницу.

"Стабпункты – это преимущественно такие места, которые не очень похожи на больницу. Это очень скорая помощь, 10 мин – и отправили дальше, чтоб не задерживать. После стабпункта передают на скорую и везут в более профессиональные больницы. Во время эвакуации главное – быстро забрать с поля боя раненого", – говорит Орыся.

Обычно в ее экипаже работало четыре человека: это парамедик, врач-парамедик, огневик и водитель. Но в последний раз работали "двойками", например, парамедик и водитель, и другой парамедик и водитель. Объясняет, что так гораздо легче и можно забрать больше раненых.

"Во время моих последних ротаций мы ездили на пикапе, и надо было очень быстро забрать и на месте не оказывать помощи. Главное – остановить кровь, чтобы не истек кровью. Поэтому мы быстро проверяли все турникеты и забрасывали в авто, и быстро ехали. И уже по дороге, если есть медик, то пытается помочь", – рассказывает парамедик.

Для парамедиков очень важно быстро забрать с поля боя раненого

Во время эвакуаций на фронте, по ее словам, крайне необходимы приборы ночного видения. Защитница объясняет, что парамедикам с экипажем приходится ездить за ранеными без фар или другого света, чтобы быть незамеченными для россиян, но из-за этого их авто часто попадают в ДТП.

Орыся напомнила о недавней аварии с реанимобилем, в которой погибла одна из "госпитальеров" – Наталья Фраушер, военная медик-волонтер, которая после полномасштабного вторжения РФ вернулась из Австрии в Украину спасать раненых.

"Мы как раз на этой ротации были на Песках, и там вообще нельзя пользоваться светом, все внутри выключили – часы, магнитофон, потому что оно все светилось, как елка. И мы дали запрос на волонтеров и очень быстро собрали деньги и купили этот прибор. И водитель говорит, я все вижу как днем", – объясняет парамедик.

"Для россиян красный крестик – это цель номер"

Парамедик констатирует, что россияне регулярно открывают по ним огонь во время эвакуаций, и ситуации бывают крайне опасные.

"Для россиян красный крестик на форме – это цель номер. Мы попадали под обстрелы. Последний раз я вообще не знаю, как мы выжили. Мы вообще ехали знакомиться с батальоном, к которому нас присоединили, но попали на "ноль", потому что там была травма, и нас начали обстреливать (оккупанты – Ред.). Мы подъехали к БТРу, и просто перед нами прилетело. Очень близко. Я еще так много в дизни не молилась, страшно немного, – рассказывает "госпитальер" и с облегчением добавляет, – хорошо, что выжили".

Для россиян медики – это цель номер, говорит Орыся

Что научило жить без ванны и света

Парамедик отмечает, что приспосабливаться к новым условиям ей не пришлось, ведь еще в "Пласте" научилась обходиться без воды и жить в палатках.

Сейчас, рассказывает, условия бывают разные, может быть даже душ и Wi-fi.

"А иногда – в подвале, где нет ни душа, ни Wi-fi, ни туалета, и надо где-то искать это все. Но можно выкрутиться. Мы везде найдем выход, мне кажется. Я очень рада, что когда-то была в "Пласте", потому что это научило, как это – жить без ванны и без света. И это очень помогло, – говорит парамедик и добавляет, шутя, – главное, чтоб был генератор".

Как женщинам подготовиться к армии

Говоря о гендерном вопросе на войне, парамедик отмечает, что у них все равны и в "Госпитальерах" – это достаточно нормально, что женщина военная.

"У нас в батальоне примерно половина – женщины, половина – мужчины. У нас это нормально. У меня как водитель может приготовить покушать или убрать, так и я могу это сделать. Кто свободен, тот и делает. Это не мужчина –женщина, это побратим, и все равны, я так это чувствую, – делится опытом парамедик, но добавляет о тенденции, которую заметила на передовой, – мужчины очень часто оберегают женщин на фронте. Вроде бы кажется, что все равны должны быть, но они так: "Ты не поедешь туда, потому что тебе нужно здесь быть".

Парамедик Орыся на передовой заботится о раненых и погибших военных

Женщинам, которые еще размышляют над решением, пойти ли на фронт, парамедик советует принимать решение не на эмоциях, а также как можно больше узнать о будущей военной профессии и подготовиться к ней, ведь неизвестно, когда понадобятся те или иные навыки.

"Не делать этот шаг эмоционально. Эмоциональное проходит и открываются глаза. Но после того, как подпишешь контракт, вернуться назад нельзя, обратной дороги нет. И нормально подготовиться – в зависимости от того, на какую должность идешь", – отмечает она.

Главное – выжить

Самая большая мотивация парамедика – это ее семья и друзья. Говорит, что всегда думает о них во время обстрелов.

"Главное – выжить. Это главная цель, наверное. Всегда, когда какие-то обстрелы, я думаю: "А как родители будут без меня, а как сестра, родные, друзья". Это самое страшное. Это, наверное, самая большая мотивация жить. А также неприятно, когда я вижу погибшего бойца, я сразу думаю также о его родителях, как им тоже сложно будет пережить", –делится переживаниями "госпитальер".

Кроме того, признается, что ее смущают мысли, если сразу не удается забрать тело погибшего с поля боя, потому что там продолжаются обстрелы.

"И пока он там лежит – это очень для меня тяжело. Потому что я думаю, что нужно как можно быстрее его забрать, чтобы отдать родным, чтобы орки не зашли на ту территорию и тогда совсем невозможно будет забрать. Разве что обмен", – объясняет парамедик.

Сложности гражданской жизни

Орыся рассказывает, что отсутствие контракта позволяет ей периодически ездить на ротации, зарабатывать на жизнь и параллельно учиться в университете. Кроме того, это еще дополнительная возможность эмоционально восстановиться.

Но возвращаясь во Львов после передовой, признается, что сложно привыкнуть к реальности: "Странно, потому что у меня здесь картинки, как люди без рук, без ног, а здесь люди нетрезвые ходят по Львову". Парамедик признается, что это немного неприятно.

Впрочем, она очень радуется тому, как украинцы умеют сплачиваться и насколько мощно волонтерят.

"Надеюсь, их еще хватит до конца войны", – добавляет в заключение "госпитальер".

Благодарность "Госпитальерам" за спасение жизней

Откровенную историю "госпитальера" Екатерины Галушки о боли потерь, страхах и вызовах и гендерных стереотипах на войне читайте здесь.

Напомним, из российского плена в сентябре Украина освободила самого младшего защитника "Азовстали" – 19-летнего парамедика Назария с позывным "Гринка". Его мама рассказывает, что семья не знала об обмене, но чувствовала. В вечер, когда сын наконец-то позвонил, говорит – будто родилась во второй раз.

"Он позвонил по телефону: "Мам, это я, Назар. Я в Украине". Мы плакали, кричали, радовались. Мы самые счастливые и он, ад уже позади", – рассказала женщина.

Также была освобождена руководитель медицинской службы 501-го батальона морпехов Марьяна Мамонова. Женщина попала в плен, где провела полгода. Вся Украина переживала за судьбу Марьяны. На четвертый день после освобождения медик родила здоровую девочку.

Сейчас она привыкает к свободной жизни и материнству. О жизни медика из "Азовстали" на свободе читайте здесь.

Читайте также:

Парамедики на фронте: как один из экипажей спасает жизнь украинских бойцов

Парамедики на фронте: как один из экипажей спасает жизнь украинских бойцов

Похожие темы:

Статья из подборки новостей:
Война России против Украины
Дата публикации
Просмотры
8357
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация