На Волыни женщины бьют окна соседям, ибо те спаивают мужчин самогоном и даже меняют водку на голубцы

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
На Волыни женщины бьют окна соседям, ибо те спаивают мужчин самогоном и даже меняют водку на голубцы

Фото: Facebook

В селе активистки объявили войну самогоноварению.

Соседская война "под градусом". Жительницы села Облапы перессорились с односельчанами, которые приторговывают самогоном и спаивают их мужей.

Женщины уже били окна в местных наливайках и подумывают о самосуде. Почему не вмешивается местная власть и где полиция? Руслан Тарасов вместе с местными активистками прошелся рейдом по сельским наливайках.

Об этом говорится в спецпроекте "На межі" в ТСН.19:30.

На успокаивающих просторах волынского села Облапы самом деле давно нет покоя.

  • "Мало вам, Валя, беды? Мало беды?"
  • "Д*дик, ты закрой рот, я с тобой не говорю!"

Почти в каждом доме здесь одна и та же беда. Беда Марии — муж, который любит выпить и завестись с пол-оборота. Женщина рассказывает, что живет как в аду.

А это Нина. Говорит, что тоже в аду. Ее "проблема" муж, который меняет на самогон все, что плохо лежит.

"Алкоголики выносят из дома голубцы, мясо, сало. Пару голубцов занес — и уже бутылка есть", — говорит Нина.

Доведенные до края женщины пошли войной на соседей-самогонщиков. В этот день местный актив сходится к "штабу по борьбе с самогонщиками" — во двор Нины. Говорят, все средства уже исчерпали: и воспитательные беседы проводили, и окна били. Но торгаши вновь "пустились берега".

"Мы же не живем, мы же просто мучаемся. Мы мучаемся, потому что точка на точке. Разрушаются семьи, спиваются мужчины", — говорит Мария Цикун.

Ловить торгашей решают "на живца". Нина сажает на велосипед своего мужа и отправляет на точку к самогонщице Маргоше, которой ранее уже били окна. Но Маргоша наливать отказывается. Потому что Нина ее не уважает и пишет заявления в полицию.

"На грани" | как остановить соседскую войну из-за торговли самогоном

"На грани" | как остановить соседскую войну из-за торговли самогоном

"Уважаю тебя, но тебе не дам. Потому твои "проститутки"- и малая, и старая писали на меня. Подписывали Нина и Оля. Твои принцессы меня обидели", — говорит женщина

Уже скоро самогонщица будет жалеть, что не удержала крепкое словцо. Между женщинами начинается ссора.

  • "Я с**а ?! Я с**а ?!"
  • "Ты — с**а! Сколько семей разрушаешь!"

Муж Нины под шумок убегает с пустой бутылкой. Женщины же умоляют самогонщицу опомниться.

И через мгновение женщины вынуждены идти по всем остальным наливайках. Потому что пока ссорились с Маргошей, муж Нины "затарился" на другой точке. Нина идет разбираться. На шум сбегаются все соседи. Женщины снова ссорятся из-за продаже самогона.

По дороге от точки к точке встречаем местных мужчин. Дачник Николай не верит, что женщины поборют в селе пьянство.

"Моя точка зрения: было и будет", — говорит Николай.

А вот Василий уже два года как в завязке. Как туман в голове рассеялся — увидел масштаб беды. С тех пор женщин в их борьбе с самогонщиками поддерживает.

"Я запоями пил — по три, по четыре дня подряд. Мне ничего не надо было: ни хозяйства, ничего. Братья пьют по-черному. Надо бороться, ребята, надо. И участковый был замешан. Он "дань" брал", - говорит мужчина. 

Между тем рейд приближается к очередной наливайке. Здесь торгует теща уважаемого человека — сельского старосты. Поэтому формат разборок без крика. Мужчина во дворе убеждает: самогонщицы нет дома — поехала в больницу.

"Девяносто уже лет и она торгует", — говорят женщины.

Издалека женщины замечают, что Вера ремонтирует крышу. Предполагают — на деньги с продажи самогона. Домой подходят уже изрядно накручены.

  • "Я водки не продаю!"
  • "Честно?"
  • "Честно".
  • "А чего же сюда идут люди, как вот в музей ?!"

После самогонного рейда во дворе Нины накрывают на стол. На нем и бутылка, которую раздобыл и не успел выпить ее муж. Всем интересно, что же будет дальше. Селу поползли слухи, что самогонщики собираются мстить.

"Участковый сказал — мы вам ничем не поможем. Как мы тогда ходили — нам угрожали, что и сожгут ночью", — говорят женщины.

Бороться с продажей самогона самом деле должны полицейские. Но, в Дубовской громаде, в которую входят целых десять сел, полицейских пока нет совсем. А из ближайшего города Ковель ездят неохотно.

Местный голова пан Роман на всякий случай передает списки самогонщиков областной полиции. Сам же ходить по домам и разговаривать с людьми не желает.

"Неправильно, если я буду ходить по домам. Это соседи, односельчане. Когда я иду, должностное лицо, то меня можно привлечь к ответственности. Да и не в каждый дом можно зайти, согласно закону", — говорит голова Дубовской ТГ Роман Троцюк .

На следующий день Елена делится первыми результатами рейда. Кажется, он сработал.

"Уже моему мужу никто не продает, как хочет, то посредников ищет", — говорит Елена.

А вот Нине, как главной организаторке, покупатели самогона с отчаяния взялись угрожать.

"Говорит, что "я тебя убил бы". В ср*ку поцелуй. А я его должна бояться, потому что негде опохмелиться? Может, на день на два прикроется", — говорит Нина Супрунюк.

Несмотря на успех рейда, надежды на то, что самогон полностью исчезнет из жизни села в активистки нет.

"Соседи в селе рассорились из-за того, что полностью искоренить невозможно, потому что самогонный аппарат есть почти у каждого в доме и гонят люди для личных нужд", — говорит специальный корреспондент Руслан Тарасов

Муж Марии, который днем ранее бросался на нас с ботинками, протрезвел и принялся объяснять — самогон в селе будет всегда. Потому что это в каком-то смысле — "твердая валюта".

Напомним, в Украине планируют поднять цены на алкоголь

Следующая публикация