Ошибка НАТО о непредоставлении Украине ПДЧ 13 лет назад и миф о территориальных спорах: интервью с главой МИД Латвии

Дата публикации
Просмотры
7628
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Ошибка НАТО о непредоставлении Украине ПДЧ 13 лет назад и миф о территориальных спорах: интервью с главой МИД Латвии

Фото: ТСН.ua

Нет никакого территориального спора между Украиной и Россией, или между Грузией и Россией.

Напряжение между Западом и Россией усиливается. Несмотря на звонок Джо Байдена Владимиру Путину, который в Кремле восприняли как слабость Вашингтона, 15 апреля США ввели дополнительные санкции против России и выслали десять сотрудников дипмиссии РФ в Америке. В "черный список" попали "повар Путина" Евгений Пригожин, известный организацией фабрики троллей, и компании, участвовавшие в незаконном строительстве Крымского моста.

Между тем Кремль продолжает нагнетать ситуацию вокруг Донбасса, наращивая военную мощь вдоль украинских границ. Украина же все еще ждет четкого ответа США и НАТО. После довольно недипломатичного заявления Владимира Зеленского, что Соединенные Штаты наконец должны перейти от слов к делу, высказался и наш посол в Германии Андрей Мельник: либо мы вступаем в НАТО, или ставим вопрос возвращения ядерного статуса.

О том, светит ли нам ПДЧ на саммите НАТО уже в этом году, и является ли препятствием вступления Украины в Альянс оккупированные Россией Крым и Донбасс во второй части интервью ТСН.ua обсудил с министром иностранных дел Латвийской Республики Эдгарсом Ринкевичсом.

- Существует ли российская военная угроза для стран Балтии? НАТО готова дать отпор?

- Мы точно воспринимаем эти вещи серьезно. Мы не верим, что эта прямая военная угроза неизбежна. Но мы не рискуем, поэтому в странах Балтии и Польше есть увеличенное военное присутствие НАТО — Расширенное передовое присутствие (Enhanced Forward Presence). Это очень сильная мощь НАТО во главе с Канадой, включая многих наших союзников. Также есть миссия по патрулированию воздушного пространства стран Балтии (Baltic air-policing mission). Поэтому, если действительно будет существовать так называемая ситуация статьи 5 (Вашингтонского договора о коллективной обороне — Авт.), НАТО будет отвечать должным образом. Я не сомневаюсь в гарантиях, которые дает членство Латвии в НАТО. Другое дело, и мы всегда это подчеркиваем, также касается военного реформирования НАТО, государства-члены тратят больше на оборону, проводят больше учений, размещая свои войска в регионе, чтобы сдержать и остудить горячие головы в Москве, которые решат испытать стойкость НАТО.

- Украинские чиновники призывают США разместить в Украине системы Patriot. Это вообще возможно? Какой тут опыт Латвии?

- Решение целиком и полностью за США, потому что это больше двусторонний вопрос. Я думаю, что США уже показали, что они точно готовы оказать военную помощь поставками летальных систем вооружений. Но я конечно не могу комментировать, что США собираются делать. Журналисты должны спрашивать это у госсекретаря США Энтони Блинкена. По нашему опыту, я уже сказал, что мы имеем Расширенное передовое присутствие НАТО, расположенное в регионе, оборону воздушного пространства, так называемый "отказ в доступе" недружественным силам. И это то, что делает Министерство обороны Латвии и военное командование. Это то, что также должны делать все страны, чтобы предотвратить любые провокационные действия со стороны третьих стран.

- Владимир Зеленский жестко призвал США перейти от слов к делу, если они видят Украину в НАТО. Да, это недипломатическое заявление. Но оно лучше "дипломатического" вето Франции и Германии на Бухарестском саммите в 2008 году, когда из-за России Украина и Грузия не получили ПДЧ. Это была ошибка?

- Знаете, я лично был на том саммите. Тогда я был госсекретарем Министерства обороны Латвии, был членом латвийской делегации и видел высокие надежды Грузии и Украины получить ПДЧ. Но этого не произошло — не было консенсуса среди союзников. Смотрите, что мы все должны понять. НАТО принимает решение единогласно. Для принятия решения о членстве или любого другого механизма, такого как ПДЧ, требуется единогласная поддержка всех стран-членов Альянса. На сегодня — это 30 стран-членов. Я всегда это поддерживал, публично заявлял об этом на прошлой неделе, заявлял это еще в 2006-2007 гг., когда впервые обсуждалось предоставление ПДЧ Украине и Грузии. В 2008 году главы государств и правительств одобрили декларацию, и они сделали это сами, не полагаясь на своих сотрудников или дипломатов, в которой говорится, что однажды после выполнения условий Украина и Грузия станут членами НАТО. Мы все еще верим и переподтвердили эту Бухарестскую декларацию во многих других декларациях саммитов НАТО. Конечно, большой вопрос в том, когда эти условия будут выполнены, и что это за условия? С моей точки зрения одно условие — это готовность Украины и вашей оборонной системы. Другое — ваш процесс реформ. Потому что, откровенно говоря, антикоррупционная и судебная реформа, информационная безопасность так же чрезвычайно важны, как и оборонные вопросы. Еще одно — это когда все страны-члены будут готовы принять Украину. Вы знаете, что есть некоторые страны-члены, которые ставят вопрос прав нацменьшинств в Украине (Венгрия — Авт.), говоря, что это является проблемой. Есть некоторые страны-члены НАТО, которые считают такие шаги преждевременными. Что мы должны сделать — работать внутри Альянса, чтобы решить некоторые из этих вопросов. Но также и Украина должна решить вопросы, которые я только что озвучил — это процесс реформ и система обороны. Мы всегда подчеркивали, что ни одна другая страна, кроме стран НАТО, не может наложить вето на расширение НАТО. Именно поэтому мы всегда говорили, что Россия не может говорить нечто подобное, когда речь заходит об Украине или Грузии.

Был ли 2008 год ошибкой, когда главы государств и правительств стран-членов НАТО не смогли прийти к согласию относительно предоставления ПДЧ? Я думаю, что да. Ведь потом мы увидели российскую агрессию против Грузии в 2008 году. С другой стороны, я всегда напоминаю, что с практической точки зрения Украина и Грузия уже сейчас имеют гораздо большие механизмы кооперации с НАТО, чем дает ПДЧ. Я прекрасно понимаю, что дело в символизме и политическом смысле ПДЧ. Латвия была частью процесса ПДЧ перед вступлением в Альянс. Мы поддерживаем предоставление ПДЧ, как только придем к согласию среди стран-членов НАТО. Мы всегда это поддерживали. Но, возвращаясь к 2010 году, Янукович решил, что Украина должна быть более нейтральной (внеблоковой — Авт.). Я думаю, что мы это тоже должны принимать во внимание. И эти годы несколько замедлили сотрудничество Украины с НАТО. Но это также то, что мы всегда уважали — волю украинского народа и правительства. Сегодня пришло время серьезной дискуссии внутри НАТО, как мы можем помочь Украине. И, да, мы можем также дискутировать, какой политический символизм может дать ПДЧ. Это также то, что я надеюсь обсудить с украинским руководством во время визита (в Киев 15 апреля — Авт.). Также эта дискуссия будет и в НАТО. Но давайте не ожидать немедленных решений и результатов завтра или послезавтра.

- Несмотря на это мы очень надеемся получить ПДЧ. Ваши прогнозы, есть ли у нас такие шансы на саммите НАТО в этом году?

- Ответ на это в предыдущем вопросе. Я не буду делать никаких прогнозов. Должен быть консенсус, анализ многих точек зрения по этому поводу. Но мы должны отправить мощный сигнал поддержки. И, как я уже сказал, у вас есть друзья в НАТО, которые это поддерживают, включая Латвию. Но это также то, что Альянс должен принять единогласно. Посмотрим, как все будет развиваться, какими принципами будут руководствоваться страны-члены НАТО. Но по опыту скажу, что я бы не возлагал надежд. Будет встреча министров иностранных дел и обороны стран-членов НАТО. Будут консультации с Украиной. Министр иностранных дел Украины уже приезжал с визитом в Брюссель, встречался с руководством НАТО и послами. Но давайте сейчас не делать прогнозов относительно того, что может произойти или не может на саммите. Еще просто не было дискуссий. И давайте также будем очень аккуратны в полагании надежд. С национальной и точки зрения наших двусторонних отношений, я уже это говорил на прошлой неделе, и несколько лет назад, мы действительно видим необходимость говорить о предоставлении ПДЧ Украине, и это будет правильным шагом.

- Литва собирается обратиться к руководству НАТО с письмом о предоставлении Украине ПДЧ. Возможно Латвия и другие страны планируют присоединиться?

- Насколько я знаю, пока нет планов по каким-то письмам. Есть план обсудить это с НАТО. Потому что мы хотим, чтобы был содержательный обмен мнениями по этому поводу в Североатлантическом совете. Инициатива Литвы обратиться с письмом... Думаю, лучше обратиться к министру иностранных дел Литвы по этому поводу. Но я также хочу сказать, что мы действительно даем понять союзникам по НАТО, что нам нужно обсудить этот вопрос. Будет ли это письмо, или устное дискуссия — это не так важно, как сам факт дискуссии, чтобы увидеть, где и как находится этот процесс поддержки Украины, это должно быть ПДЧ или другие инструменты.

- И последний вопрос об Украине и НАТО. Можем ли мы стать членом Альянса с оккупированными Россией Крымом и Донбассом? Потому что российская пропаганда говорит, что это невозможно.

- Это действительно очень хороший и уместный вопрос. Возвращаясь к 1995 году, НАТО выпустило Исследование по вопросам расширения (Study on NATO Enlargement). Многие люди забыли, что например Латвия до 2007 года имела нерешенный пограничный вопрос с Россией. В 1945 году Россия забрала часть нашей территории и заявила, что это часть РСФСР. Эстония также имела похожую ситуацию с частью их территории. Когда мы начали присоединение к НАТО и ЕС, обе организации сказали, что они могут принять исключительно членов без территориальных споров. Мы и наши эстонские друзья подписали договор о границе, который ратифицировали парламенты Латвии и России. Договор Эстонии все еще в процессе ратификации.

У Грузии и Украины, которые идут в НАТО, с моей точки зрения, иная ситуация. Потому что Южная Осетия, Абхазия, Крым оккупированы вооруженными силами РФ. Южная Осетия и Абхазия декларировали так называемую "независимость". Никто, кроме России и еще пожалуй нескольких стран, этого не признали. Крым — это немного другая история. Мы признаем Украину в ее международно признанных границах, что означает, что мы признаем Крым частью Украины. Поэтому мы думаем, что нет никакого территориального спора между Украиной и Россией, или между Грузией и Россией. С другой стороны, я думаю, этот вопрос будет продолжать дискутироваться академическими и политическими кругами. Но, повторюсь, я верю, что нет территориального спора между Россией и Украиной. Существует оккупация РФ части украинской территории, что не признается международным сообществом — ООН, Генассамблеей и другими. Поэтому мы не должны рассматривать это как препятствие. Но конечно этот вопрос будет подниматься, если Украина станет ближе к НАТО, который мы должны принимать во внимание. Думаю, что этот аргумент будет использован российской пропагандой и дипломатией. И это также станет предметом консультаций Украины с НАТО.

- И напоследок. Увидим ли мы президента Латвии в Киеве на первом учредительном саммите Крымской платформы в августе?

- Латвия поддерживает Крымскую платформу. Дмитрий Кулеба сказал мне, что мы были одними из первых, кто это сделал. Если ситуация с пандемией COVID позволит, я очень надеюсь и уже говорил с президентом, и он также очень надеется, что сможет приехать в Киев с визитом и быть частью Крымской платформы.

Москва готовится к международной изоляции типа «железного занавеса» времен СССР

Москва готовится к международной изоляции типа «железного занавеса» времен СССР
Следующая публикация