"Возможно, я похоронила не своего сына": в части "днепровского стрелка" загадочно погибают солдаты — шокирующие подробности

Дата публикации
Просмотры
83к
Поделиться:
WhatsApp
Viber
"Возможно, я похоронила не своего сына": в части "днепровского стрелка" загадочно погибают солдаты — шокирующие подробности

Фото: ТСН.ua

Родители военнослужащих, ранее погибавших в части при загадочных обстоятельствах, рассказали, что их дети могли увидеть то, чего видеть не должны.

Массовое убийство солдат в Нацгвардии, которое произошло 27 января в Днепре, стало неким катализатором того, что происходит в рядах воинских частей. В Сети стали массово публиковать информацию о том, что срочников “травят”, и что они становятся жертвами “дедовщины”. 

ТСН.ua поговорил с родителями срочников и выяснил обстоятельства гибели других солдат в воинской части, которая охраняет территории “Южмаша”.

"Мама и папа, я вас люблю"

Мансур Вержаковский в 2017 году потерял сына, который служил в воинской части 3021 в Днепре.

“Мой сын, 19-летний Мансур Мансурович, попал в Нацгвардию в конце 2017 года. Призвали служить в Днепре, в воинской части 3021. Сам он из Кировоградской области. Ровно через два месяца мне позвонили и сказали, что мой сын совершил самоубийство”, — рассказал ТСН.ua отец погибшего воина Мансур Вержаковский.

За день до этого, с его же слов, с ним созвонился сын и попросил поговорить со “старшим”. После этого отключился. Спустя время он снова позвонил и попросил распечатать ему выписку из банка, потому что с карточки якобы пропали 200 гривен.

“До армии он работал и получал зарплату. Когда ушел служить, зарплатную карту оставил дома, потому что копил на машину. Думал, что за два года сможет собрать нужную сумму. Моя жена сделала ему на свое имя карточку и отправила в часть — мы на нее время от времени переводили деньги. В какой-то момент супруге начали приходить сообщения, что кто-то неправильно вводит код карточки и пытается снять наличку”, — добавляет Мансур.

Так продолжалось определенное время. При этом сам парень со своей стороны на сослуживцев никак не жаловался и не говорил родителям о конфликтных ситуациях. 17 января 2019 года семье Вержаковских позвонили из части и сообщили о смерти сына.

“Пуля попала в шею, вышла через голову. Независимый судмедэксперт нам сообщил, что траектория пули не природная. Физически сделать сам такой выстрел он не мог”, — говорит мужчина.

Он также нашел разбежности в деле и фотографиях с места происшествия.

“На фотографиях, которые нам с трудом удалось получить, есть предсмертная записка со словами “Мама и папа, я вас люблю”. Хотя в протоколе осмотра места происшествия ее нет. Помимо этого на кулак надета перчатка. Плюс разобранный автомат — на нем отсутствует крышка затворного механизма. Можно заступать в караул без крышки? Нет. При этом в сфотографированном номере оружия, которое позже появилось в деле, уже есть эта затворная крышка”, — акцентировал Мансур.

В конечном итоге дело о смерти Мансура Мансуровича пытались закрыть четыре раза. Сейчас, по словам отца, его снова открыли. Следователи в очередной раз пытаются установить обстоятельства гибели молодого солдата

"Возможно, я похоронила не своего сына"

В июле 2019 года, спустя 2,5 месяца с начала службы, при загадочных обстоятельствах в этой же части — 3021 — погиб еще один военнослужащий — 20-летний Андрей Киба из Кировоградской области.

“В официальных документах написано, что его тело нашли на одном из постов “Южмаша”. Хотя раньше сын нам говорил, что он постоянно стоит на заброшенном заводе, который уже несколько лет не работает. Там нет камер наблюдения. А ставили солдат туда потому, что там цветного металла на миллионы гривен. И если его, мол, будут охранять не они, его просто растянут другие”, — рассказала нам мама погибшего солдата Анна Киба.

Она также добавила, что обстоятельства смерти своего сына все еще ей неизвестны. Следствие якобы не признавало ее потерпевшей стороной около трех месяцев. Возникли у них и трудности с тем, как забрать тело военнослужащего из морга в Днепре.

“Мы из Кропивницкого. На следующий день после того, как нам сообщили о смерти сына, мы поехали в часть на опознание. Со мной были муж, кум и водитель. Утром мы были уже там. В морг забрали кума, а не нас с мужем, которые должны были бы идти на опознание. Нас же повели к женщине-следователю, которая рассказывала мне ужасные вещи. Такое чувство, будто она хотела добить. Намеревалась даже отправить меня в больницу на “скорой”, но я отказалась”, — говорит Анна.

Тело Андрея из Днепра вывезли около четырех часов дня. Анне, с ее же слов, сказали, что морг закрывается — сына можно забрать, но без документов.

“Тело мы забрали в субботу, а документы нам могли отдать только в понедельник. Андрея везли в машине скорой помощи. Сопровождали трое военных. Мы ехали на автомобиле сзади. По дороге мне стало очень плохо. Мы остановились, чтобы я перевела дух. В этот момент “скорая” уехала. Через пять минут я пришла в себя, и мы снова поехали, но догнать автомобиль с сыном не смогли — он буквально пропал”, — добавляет женщина.

К девяти часам вечера женщина со своим супругом вернулись домой. “Скорую” с телом сына они разыскать так и не смогли. В морге, в который должны были его привезти, сказали, что к ним он не поступал.

Фото: ТСН.ua

“Мы не понимали, куда он делся. Мы же ехали по одной дороге в одно и то же место. Если они потерялись, у всех же есть телефоны, навигаторы. Исчезнуть они не могли нигде. Утром следующего дня мне позвонили из морга и сказали, что привезли солдата. Патологоанатом позже заявил, что в морг его доставили только в четыре часа утра. Где можно было быть все это время? Мне кажется, что это было сделано специально. Возможно, я хоронила не своего ребенка”, — акцентировала Анна.

Она также добавила, что все то время, пока они пытались разыскать “скорую”, она находилась в городе Знаменка.

“Мы ходили по ритуальным службам. Решали вопрос со священником: будет он или нет. Один из работников похоронного бюро позвонил патологоанатому, который ему сказал, что “он не знает, кто лежит в морге. Известно, что солдат, но у него нет документов, он находится в отдельной закрытой комнате, его днем и ночью охраняют два человека”. Батюшку нам дали, когда муж предоставил документы, в которых указано, что “выстрел был совершен в голову с неизвестного оружия”, — подчеркнула женщина.

Гроб с сыном впоследствии ей открыть не позволили, сославшись на то, что тело уже начало значительно разлагаться.

“Я считаю, что мой сын стал свидетелем того, чего не должен был видеть. Его убрали. Вообще, о каких-то конфликтах он не рассказывал, но говорил, что ту работу, которую поручали делать “старшекам”, они перекладывали на молодых солдат-срочников. Доходило до того, что они руками толкали вагон поезда. Так или иначе уже 2,5 года нам меняют следователей, Все это время я до конца не знаю, кого похоронила”, — отметила Анна Киба.

"Дедовщина в воинской части"

По словам бывших работников воинской части 3021, среди сотрудников и военнослужащих ранее нередко происходили разного рода стычки, моральный прессинг и драки. В Сети даже стали активно делиться историями неуставных отношений именно в этой части.

Событие, произошедшее 27 января 2022 года, имеет глубокие корни.

Когда я там служил, было очень много неуставных взаимоотношений. Линейные офицеры и прапорщики выпивали. Разграбляли завод, используя связи. Ситуацию они контролировали при помощи старослужащих с таким… дерзким поведением. Этого Артемия били? Если он говорит о травле, то над ним вполне могли совершать едва ли не сексуальное насилие. А могли и сказать: “Завтра тебя опустят”. Это гораздо хуже избиения”, — рассказал ТСН.ua бывший офицер части Леонид.

Он также сообщил, что солдаты Нацгвардии действительно охраняют территории промышленных объектов, среди которых не только “ЮМЗ”, но и другие заводы.

Чат "самоубийц"

Журналисты ТСН.ua в  течение последних нескольких месяцев писали об инцидентах, которые происходят в воинских частях по всей Украине. Мы уже писали о трагедиях на границе с Румынией, где при загадочных обстоятельствах погибли по меньшей мере три человека, еще один получил серьезные пулевые ранения.

Практически у всех военнослужащих, по официальным данным, одна причина смерти — самоубийство. При этом матери и отцы погибших воинов не верят в то, что их дети могли свести счеты с жизнью. Родители настаивают на том, что солдат довели до самоубийства или же вовсе убили.

В мессенджере даже появился чат, который насчитывает почти полсотни участников, объединенных одним горем. Все они пытаются выяснить обстоятельства гибели военнослужащих. 

Читайте также:

Трагический расстрел в Днепре открыл "ящик Пандоры" украинской Нацгвардии

Трагический расстрел в Днепре открыл "ящик Пандоры" украинской Нацгвардии
Следующая публикация