Возвращение к привычной жизни: почему в Украине за 8 лет войны нет единой системы реабилитации

Дата публикации
Просмотры
1841
Время на прочтение
4 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Возвращение к привычной жизни: почему в Украине за 8 лет войны нет единой системы реабилитации

Всего в Украине не хватает около 2 тысяч реабилитологов, а в существующие центры – очереди.

Мы хотим видеть всех пленных украинцев дома и живыми. Ну а дальше нужно помогать с возвращением к привычной жизни. И вот здесь снова возникает проблема, которую государство Украина не решило за 8 лет войны.

У нас до сих пор нет единой системы реабилитации. Есть удачные примеры частные. Но всего в Украине не хватает около 2 тысяч реабилитологов, а в существующие центры – очереди.

Что планирует власть теперь и что действительно нужно нашим защитникам, чтобы как можно скорее восстановиться, говорится в ТСН.

Виталий – "азовец". Он получил ранения в Киевской области. Ногу ампутировали в государственной больнице, но там даже не было штатного реабилитолога.

Частный реабилитационный центр нашла патронатная служба "Азова". Там сразу после протезирования он заново учился ходить, доверять протезу, укреплялся физически и психологически. Но такая реабилитация стоит дорого – от полутора тысяч в день до 5 тысяч.

Патронатная служба "Азова" заботится о своих бойцах и расходы берет на себя. В государственных заведениях мест не хватает. А восстановление нужно начинать как можно быстрее после травмы. У Егора с женой на двух две коляски. В детской Ева. Она родилась в эвакуации, в Чехии, когда отец был на войне. Через 4 месяца это первая их встреча. Его девушки приехали из заграницы в реабилитационный центр, чтобы быть вместе.

Егор под Изюмом взорвался на противопехотной мине. Еще не прошло месяца, как ампутировали ногу. Швы не зажили, но уже нужно восстанавливаться. В частности, чтобы не было фантомной боли, которая мучает бойца.

Ивану справиться с фантомными болями помогают реабилитологи. Упражнение у зеркала – это как бы обман мозга. Так ему кажется, что левая рука на месте и боль утихает.

Активная реабилитация должна начинаться еще до протезирования. Занятия в спортзале, медицинские процедуры, массажи, тонизирующие мышцы ампутированной конечности. Далее непосредственно установление протеза. Специалисты из украинского института протезирования из Харькова переехали во Львовскую область. С тяжелыми случаями украинские протезисты могут справиться

Но тоже отмечают важность второго этапа реабилитации – уже после протезирования. Даже качественная и современная концовка без этого остается куском железа и пластика.

Для такого среднего центра реабилитации нужно как минимум 20 реабилитологов. Их зарплата 13 тысяч гривен. В то время как в частных центрах опытный специалист получает вдвое больше. Кроме того, до полномасштабной войны такого большого спроса на них просто не было.

В Министерстве здравоохранения говорят, что в настоящее время не хватает 2 тысяч специалистов – эрготерапевтов, специалистов по физической и психологической реабилитации. За годы войны, продолжающейся с 2014 года, государство так и не создало единую систему реабилитации. В настоящее время в правительстве заявляют, что в каждой области должен быть современный реабилитационный центр.

Руководитель Директората медицинских услуг Минздрава Александр Машкевич говорит, что вкладывать инвестиции в крупные инфраструктурные объекты, пока идет война, нецелесообразно. На строительство этой системы, по самым скромным оценкам, нужно 24 миллиона евро. Пока в Минздраве предлагают коммунальным больницам создавать условие для реабилитации в своих отделениях и получать от Национальной службы здоровья средства за пакеты медицинских услуг.

То есть услуги будут рассеяны по разным заведениям. Чтобы получить весь комплекс услуг травмированному военному или гражданскому, надо между ними мигрировать, что не всегда возможно.

А без качественной реабилитации невозможно вернуться к нормальной жизни, говорит Василий на позывной "Лева". Командир танкового взвода имеет ампутацию выше колена. Но все действия его реабилитологов и протезистов направлены на то, чтобы он вернулся на свой пост непосредственно в зону боевых действий.

Под эти нужды был подобран протез. Индивидуальная программа реабилитации направлена на то, чтобы кадровый офицер в будущем занял свое рабочее место – в танке.

"Есть определенная высота машины, мне нужно с нее прыгнуть и удачно приземлиться. Под такие моменты оно подбиралось", – объясняет боец.

Реабилитолог в свою очередь говорит, что в этом процессе главное не скорость, а возможность научиться после ампутации жить, равно как и до травмы. И такое возможно только тогда, когда все специалисты в процесс реабилитации включаются вовремя.

Напомним, что в разрушенном Ирпене возобновил работу реабилитационный центр, где бесплатно лечат воинов.

Читайте также:

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram и Viber.

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
1841
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация