Людмила Барбир о щемящей встрече 11-летнего сына с отцом, который служит в ТрО: "Он просто бежал за авто"

Людмила Барбир о щемящей встрече 11-летнего сына с отцом, который служит в ТрО: "Он просто бежал за авто"

Людмила Барбир

Ведущая также поделилась, как во время войны осталась одна в Киеве.

Ведущая "Сніданку з 1+1" Людмила Барбир рассказала о своих эмоциях во время полномасштабного вторжения, как на блокпостах видела задержание ДРГшников и почему в первые дни войны не выезжала из Киева, а наоборот в него вернулась.

По словам Барбир, война ее застала во время собрания на работу. Несмотря на взрыв, раздавшийся недалеко от ее дома в Киевской области в сторону Чернигова, телеведущая все равно поехала на канал. В тот день именно ведущие "Сніданку з 1+1" стали тем информационным рупором, с которого начался уже известный марафон новостей.

"Мы выходим нашей четверкой в прямой эфир: Неля Шовкопляс, Егор Гордеев, Руслан Сеничкин и я. По факту с этого и начался большой новостной марафон. Было невероятное количество информации отовсюду, но мы пытались разобрать ее по крупицам и анализировать, чтобы не дезинформировать зрителей", – рассказала Барбир "Фактам".

Людмила Барбир, Неля Шовкопляс, Егор Гордеев, Руслан Сеничкин

После эфира вместе с мужем Барбир приняла решение отвезти своего сына к бабушке на запад Украины. Однако уже на следующий день семья возвращалась в Киев, но уже въехать в столицу было очень проблематично.

"Если бы не моя пресскарта, мы бы, наверное, в Киев не попали. Потому что тогда мы уже фактически прорывались под обстрелами по Житомирской трассе. И когда ехали, то безумные очереди и пробки были из города и практически ни одной машины в сторону столицы. Ехали в то время, когда по трассе должна была ехать колонна российских БТРов. Нас останавливают украинские военные на блокпосте, спрашивают, понимаем ли мы опасность, что можем просто не доехать до столицы. Мы попросили нас пропустить. Они ответили: только на ваш страх и риск, потому что на следующем блокпосту уже могут быть орки. Мы продвигались по разбомбленной дороге, видели воронки, сожженые перевернутые автомобили, разбитые здания. При нас на одном из блокпостов задержали ДРГшников", — отметила телеведущая.

Людмила Барбир и Руслан Сеничкин

В результате Барбир осталась в городе одна, поскольку почти сразу муж пошел в ТрО. Во время обстрелов столицы вместе с другими работниками телеканала она ночевала на парковке или в костюмерной.

Что касается морального состояния сына телеведущей – Тараса, которому сейчас 11 лет, Барбир призналась, что ее очень тревожило его поведение и реакция на все события. Она все время была с сыном на связи, однако до него было очень тяжело достучаться и Тарас мало шел на контакт.

"Сын был как колючий еж, отвечал на вопросы "да", "нет" или "не знаю". И это меня пугало. Вскоре поняла, что мне просто нужно изменить формат диалога. И начала ему рассказывать простые вещи, как прошел мой день, что было позитивного. Конечно, я рассказывала и о происходящих событиях, однако не нагнетала обстановку, больше переключалась на повседневную жизнь, только где-то через месяц он оправился и полностью раскрылся. С увлечением по видеосвязи рассказывал обо всем: как помогал бабушке собирать урожай на грядках, сколько банок закатали", – говорит телеведущая.

Людмила Барбир с сыном

Особенно щемящим моментом стала встреча сына с папой, когда тот в августе сумел вырваться в день рождения Тараса. Как говорит Барбир, мальчику было очень трудно расставаться с отцом снова, поэтому он в прямом смысле бежал за авто, в котором папа их покидал.

"Тарас никак не хотел отпускать его из объятий. И когда муж сел в машину и тронулся, сын просто побежал за автомобилем и бежал до тех пор, пока машина не скрылась за поворотом. Вспоминаю, и слезы наворачиваются на глаза…", — вспоминает ведущая.

Через семь месяцев с начала полномасштабного вторжения Барбир решилась забрать сына в Киев, где он снова пошел в школу.

Читайте также:

Похожие темы:

Следующая публикация