Мы хотим взять максимум из всех форматов для того, чтобы достичь главной цели – вступления в ЕС

Глава МИД рассказал о главных внешнеполитических приоритетах Украины.

В конце августа в Украине было назначено почти полностью новое правительство. Президентская партия "Слуга народа" получила монобольшинство и самостоятельно сформировала весь Кабинет министров Украины. Несмотря на то, что большинство кандидатур министров были согласованы в последний момент, кандидат на должность министра иностранных дел Украины был согласован почти сразу после инаугурации Владимира Зеленского. Сначала тогда еще глава миссии Украины в НАТО Вадим Пристайко стал заместителем председателя Офиса президента, где выполнял функции внешнеполитического советника. При старом созыве парламента Зеленский несколько раз вносил представление на назначение его министром иностранных дел, однако депутаты не смогли даже уволить экс-министра Павла Климкина. Наконец, после парламентских выборов долгожданное назначение все-таки состоялось, и Пристайко стал основным украинским дипломатом на международной арене.

В ближайшее время главным вызовом для дипломатии Украины станут сложные переговоры в "нормандском формате", на которых будет решаться судьба войны на Донбассе. Да и вообще – вопрос войны является наиболее болезненным уже для второго министра иностранных дел Украины. Ведь именно ему зачастую приходится напоминать миру о значительных жертвах, которые понесла и продолжает нести Украина за свой европейский выбор. Немало проблем создал и разговор президентов Украины и США, который даже начал процедуру импичмента в Штатах, а обнародование стенограммы разговора двух мировых лидеров стало абсолютно новым явлением в дипломатии.

Об урегулировании ситуации на Донбассе, новом сотрудничестве с ЕС и НАТО и способах разрешения конфликтов со странами-соседями в интервью ТСН.ua рассказал министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко.

Как сейчас идет подготовка к саммиту в "нормандском формате"?

Подготовка к саммиту "нормандской четверки" происходит примерно по такому графику. Мы уже сделали одну часть того, о чем мы договаривались, – согласовали так называемую "формулу Штайнмайера". И второй вопрос – это разведение в трех участках. Вы помните, что мы уже развели силы в Станице Луганской и проводим разведение в Золотом. После того, как мы завершим этот процесс, он не является простым, но я думаю, что мы его успешно завершим, останется еще один участок – Петровское. Это будут достаточные предпосылки для того, чтобы лидеры собрались. Я думаю, что на это уйдет пару недель и хотелось бы верить, что в следующем месяце, то есть уже в ноябре, состоится встреча на уровне лидеров четырех стран.

Если не удастся привлечь Россию к переговорам в "нормандском формате", какие тогда шаги предпримет Украина для решения ситуации на Востоке?

Украина не исчерпала еще всех возможностей в подготовке саммита, мы все еще работаем в том формате, в котором договорились с тремя лидерами. Последний раз, когда мы говорили о встрече, была определенная техническая невозможность со стороны РФ принять участие в согласованное время. Я знаю, что наши французские и немецкие партнеры предлагают новые даты.

Есть ли у нас доступные варианты решения этого вопроса? Да, есть. Давайте не будем забывать, что еще с 2015 года, а еще позже, в 2016 году, была подтверждена российской стороной и остается опция приглашения миссии по поддержанию мира на Донбассе. Если мы выйдем на "нормандский формат" и поймем, что с Минском нам не удается завершить войну, тогда будем привлекать и такие форматы, как международная помощь.

Видео "Если Минские договоренности провалятся": Пристайко назвал запасной вариант окончания войны в Донбассе

В эксклюзивном интервью ТСН.ua министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко рассказал, что альтернативным вариантом решения конфликта на Донбассе может стать привлечение миссии ООН по поддержанию мира.

"Если Минские договоренности провалятся": Пристайко назвал запасной вариант окончания войны в Донбассе

Требование распустить так называемые "Л/ДНР" это одна из составных частей так называемой "формулы Зеленского"?

В принципе это абсолютно логично, несмотря на то, что комментируется некоторыми средствами массовой информации и некоторыми иностранными лидерами. Это является абсолютно логичным шагом, если вы посмотрите на планы, которые у нас есть. Например, план проведения местных выборов на территории отдельных районов Луганской и Донецкой областей. Очевидно, что с момента проведения выборов никакой власти на местах иной, чем та, которая была выбрана, быть не может. Поэтому, возможно, это не очень подробно обсуждалось ранее, но это является одним из логических шагов, которые должны быть сделаны, если мы идем вдоль всего этого плана.

Все же, по поводу добровольцев в Золотом, влияют ли они на подготовку саммита, судя по последним заявлениям Кремля?

Я не думаю, что добровольцы каким-то образом влияют на нормандский саммит. Вы видите, что несмотря на то, что люди пришли и они действительно выражают свою позицию, в частности политическую, они так же беспокоятся о безопасности страны, как и власть и президент. Вместе с тем, относительно непосредственного влияния на процесс отвода – этого не происходит, мы этого не ощущаем, наши Вооруженные силы отводят на определенную дистанцию. Я думаю, что понимание будет найдено и с теми добровольцами, которые сейчас находятся в районе Золотого. Это уже происходит. Ну и в Петровском – на следующем участке - также.

Недавно издание "Новое время" опубликовало письмо председателя Офиса президента Андрея Богдана на имя Леонида Кучмы, в котором был список договоренностей, которых достигли советники президентов "нормандской четверки" во время июльской встречи. Видели ли вы этот документ и можете подтвердить его подлинность?

Я не знаю, о каком документе вы говорите, единственное, что я могу сказать – на последней встрече 2 сентября я еще был тогда как советник президента Зеленского по внешнеполитическим вопросам. Я четко помню, о чем мы договаривались. Но о письме я не знаю, надо будет посмотреть, что в этом письме написано.

Там был перечень требований, в частности о разминировании, о доступе ОБСЕ, о "формуле Штайнмайера" было. Из тех требований, которые были выполнены из того перечня, - это разведение сторон в Станице и было согласовано, что должен произойти значительный обмен пленными между Россией и Украиной. Собственно, это только два момента, которые были выполнены.

Я не могу с вами согласиться, потому что разминирование тоже произошло в Станице Луганской. Значительные усилия были сделаны. Перед тем, как начать строить мост, был разминирован большой участок и со стороны контролируемой Украиной территории, и со стороны так называемой "ЛНР". То есть с обеих сторон линии разграничения состоялось разминирование, разведение, зачистка этого участка, и теперь вы видите, какой прогресс в восстановлении моста. И тоже произошел обмен, сейчас мы готовимся к еще более масштабному обмену. Это как раз то, о чем говорилось в том документе, который действительно был согласован.

То есть мы сейчас в периоде ожидания нового обмена?

Это не период ожидания - это период подбора подходящих кандидатов на обмен, изучение их дел и одновременная возможность освобождения. Обмен – это фраза, которая используется скорее в медиа, мы используем другую фразу – одновременное освобождение. Это больше похоже на то, над чем действительно работают обе стороны.

Обмен состоится до или после "нормандского формата"?

Мне бы хотелось, чтобы он произошел максимально быстро. Мы вообще не привязываемся к нормандскому саммиту. Если саммит лидеров и поспособствует обмену, мы не имеем ничего против. Для нас любая задержка с освобождением людей, это, мягко говоря, трагедия. Мы не привязываемся к этому никоим образом.

Перейдем к отношениям с США. Президент Зеленский говорил, что Украина не давала согласие на обнародование стенограммы. Действительно ли это так и высказывала ли украинская сторона по дипломатическим каналам собственное недовольство или возмущение таким поступком?

Действительно, публикация стенограммы разговора лидеров – это довольно новая и непривычная форма дипломатии. И в принципе дипломатические системы не адаптированы к такому случаю. Мы думаем, что этот разговор происходит в закрытом формате, лидеры имеют возможность свободно обмениваться мнениями. Если этот свободный обмен становится частью публичного пространства, это меняет нарративы будущих разговоров. И действительно является вызовом для дипломатии и для лидеров. Что касается того, насколько мы готовы сейчас и насколько это повлияет на будущее – я надеюсь, что это не повлияет на будущее отношений между Украиной и США. Я верю, что это изолированный инцидент, который бы нам хотелось, чтобы не повторялся, что позволило бы нашим лидерам свободно обмениваться мнениями по всем вопросам, которые нас интересуют.

Чувствуются какие-то изменения после этого скандала с обнародованием стенограммы, возможно страх или боязнь у американских дипломатов в общении с Украиной, чтобы не быть втянутым во все это расследование?

Вы имеете в виду, что Украина становится токсичной? Мы не чувствуем, работа идет так, как она шла. Давайте не забывать, что обычный дипломатический канал общения – Государственный департамент США и Министерство иностранных дел Украины. Этот канал открыт и продолжает работать. Он вообще не был привлечен к всему этому событию, которое вы назвали скандалом. Я в принципе считаю, что это не стало скандалом. Да, действительно, происходит расследование сейчас и некоторые сотрудники, включая американское посольство здесь, были призваны к показаниям перед Конгрессом. Но это все происходит в правовом поле США. Украина не хочет быть затянутой в этот процесс и мне кажется, что нам удается стоять в стороне от тех вопросов и проблем, которые происходят сейчас в Вашингтоне.

Видео Пристайко заверил, что скандал с разговором Зеленского и Трампа не повлиял на отношения между странами

В эксклюзивном интервью ТСН.ua министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко рассказал, что обнародование стенограммы разговора президентов Украины и США не повлияло на отношения между странами. По его словам, Украине удается быть в стороне расследование в США.

Пристайко заверил, что скандал с разговором Зеленского и Трампа не повлиял на отношения между странами

Главный канал общения – это украинское посольство. Оно до сих пор без руководителя. Как идет процесс согласования посла в США и можете ли вы назвать его фамилию?

Этот процесс идет, сейчас американской стороне действительно передана кандидатура будущего посла. То, что называется на дипломатическом языке, – запрос на агреман. После того, как американская сторона ответит нам, что они соглашаются и предоставят нам агреман, будет осуществлено назначение. Указ президента – и человек поедет и будет представлять Украину в США. Это технический процесс. Выбор президентом Украины уже сделан. Мы ждем от американской стороны их формальное согласие.

Давно был направлен запрос?

Я скажу, что он уже несколько недель назад был направлен, но это нормальный срок. Иногда у стран забирает по полгода, чтобы дать разрешение. В обычных случаях опрашивается не только правительство стран, куда направляется дипломат, но также и спецорганы, то есть это занимает определенное время.

На каком этапе сейчас переговоры по поводу предоставления или приобретения Украиной летального вооружения, в частности бронетехники, из Канады?

Первым шагом, необходимым для нас, было включение Украины в так называемый Контрольный перечень стран, куда разрешен экспорт легких вооружений, который открывает следующие шаги. На это ушло определенное время, это долгая бюрократическая процедура, но Канада решила этот вопрос. И Украина сейчас в этом перечне, который позволяет экспортировать оружие. Определенная задержка была в связи с тем, что происходили выборы в Канаде, но, как вы видите, премьер-министр Трюдо был переизбран, сейчас произойдет процесс переназначения новых министров. И с этого момента мы снова возобновим работу над приобретением, в том числе и стрелкового оружия, которого у нас не хватает и которое нам нужно, например, мощных снайперских винтовок, а также других элементов оборудования, включительно с возможностью приобретения и бронированных систем и всего, что нам нужно.

Перейдем к отношениям с Европейским союзом. В этом году "Восточное партнерство" отмечает свое десятилетие и мы знаем, что половина стран этого партнерства выступает за его реформирование, в том числе Украина, Молдова и Грузия активно используют эту программу для евроинтеграции. Какие изменения Украина хочет видеть в этом направлении?

5-6 числа следующего месяца я поеду в Швецию как раз говорить о "Восточном партнерстве". Швеция, как вы знаете, вместе с Польшей были инициаторами этого процесса, и именно поэтому мы бы хотели с ними поговорить в закрытом режиме, чтобы обменяться мнениями. Каковы перспективы развития этого формата – действительно, то, что вы говорите, есть три страны, которые подписали соглашения об ассоциации, которые готовы ассоциироваться глубже и это - их цель. А есть другие три страны, которые не видят ассоциации в своих планах, но видят более тесное сотрудничество. Мы между собой называем это "Восточное партнерство+", то есть три страны, которые готовы интегрироваться. Вместе с тем, мы понимаем и то, что предлагается нашими коллегами, чтобы не оставлять в стороне другие три страны, которые тоже имеют интерес к взаимодействию с Европейским союзом. Наша позиция очень проста: мы хотим взять максимум от этого формата, для того, чтобы выполнить нашу главную цель – вступление в ЕС. Просто партнерство, Восточное, соседское – нас это не так интересует, как нас интересует полноправное членство. Кроме этого, мы планируем, что в следующем месяце состоится встреча, которую готовит ЕБРР для лидеров стран "Восточного партнерства". Будет разговор о возможности совместного с ЕС, с ЕБРР финансирования в этих странах проектов. Это такая практическая сторона "Восточного партнерства".

Эксперты отмечают, что один из самых больших недостатков "Восточного партнерства" отсутствие безопасностных и оборонных моментов сотрудничества. Будет ли поднят этот вопрос?

Вы знаете, в принципе ЕС только начинает эту работу по вопросам обороны и созданию каких-то оборонных структур. Есть структурированный диалог по этому вопросу. То есть ЕС еще не на том уровне взаимодействия сам между собой для того, чтобы говорить о возможности украинского взаимодействия. Скажем так – нас удовлетворяют те возможности, которые у нас есть в сотрудничестве с НАТО, наиболее мощным оборонительным блоком, в частности в связи с тем, что, кроме европейских стран, там есть США и Канада. Однако, особенно интересной для Украины является взаимодействие с европейскими странами в сфере ВТС (военно-техническое сотрудничество – ред.). И это как раз один из разделов этого взаимодействия в военно-промышленном комплексе, и вообще в оборонном секторе, потому что в конце концов военный бизнес находится в отдельных странах, а не в НАТО и не в каком-то будущем оборонительном союзе в ЕС.

Очень скоро в Европейском союзе будут новые лидеры. Украина уже начала налаживание связей с ними?

Абсолютно, я уже дважды встречался с будущим "министром иностранных дел" ЕС. Это известный испанский дипломат. Мы уже с ними дважды встречались, обсуждали возможность обмена мнениями, сразу чтобы не терять время. Формально он еще не назначен, но мы уже работаем. Действительно, у нас есть планы, я недавно встретился со всеми министрами иностранных дел стран-членов ЕС. Это была полезная беседа, в которой мы в своем небольшом кругу обсудили все вопросы. Очевидно, всех моих коллег-министров беспокоит, как произойдет окончание войны на Востоке и восстановление мира в Украине для того, чтобы ЕС мог заняться наконец тем, чем он должен заниматься – экономикой, социальным и культурным развитием. Потому что эта война, которая началась из-за агрессии России и которая никак не утихнет, она сдерживает развитие всего Европейского союза, не только Украины.

За последние 5 лет можно назвать два главных прорыва в отношениях с ЕС – подписание Соглашения об ассоциации и введении безвиза. Каких подобных "прорывов" в рамках евроинтеграции хочет достичь действующее правительство?

Есть ежедневная работа, но есть и действительно прорывные вещи. Например, это может казаться пустяком, но мы хотели бы, чтобы к нашему безвизовому режиму, которым действительно почти 3 миллиона украинцев воспользовались, уже почувствовали на себе, как это, когда ты берешь паспорт, покупаешь билет и уже летишь, добавился еще и свободный роуминг. Это то, чем наслаждаются все европейские страны и чего украинцам все еще не хватает. Вы сами видите, насколько высокие цены, как только мы пересекаем границу Украины. Мы хотели бы, чтобы у украинцев было как свободное пересечение, так и свободные коммуникации.

Мы вплотную подошли и приняли необходимые законы для так называемого промышленного безвиза. Это возможность для наших компаний поставлять товары со значительно более простыми стандартами, для того, чтобы наши товары заходили в ЕС более свободно. Мы постоянно работаем над справедливым распределением квот на рынках ЕС, то есть дать нашим производителям, украинским компаниям возможность пробиваться там. Вы знаете, что нам удалось переориентировать нашу экономику и фактически более 60%, по разным оценкам, 62% нашего экспорта идут на 500-миллионный рынок ЕС. Эти вещи, совершенно конкретные, которые мы сейчас собираемся сделать.

Видео Свободный роуминг и промышленный безвиз: Пристайко назвал приоритеты в сотрудничестве с ЕС

В эксклюзивном интервью ТСН.ua министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко рассказал, что в ближайшее время украинцам планируют добавить в безвиз свободный роуминг в странах-членах ЕС, а также упростить оборот товаров.

Свободный роуминг и промышленный безвиз: Пристайко назвал приоритеты в сотрудничестве с ЕС

Венгрия долгое время блокирует сотрудничество Украины и НАТО. Во время Генассамблеи ООН у вас была встреча с венгерским коллегой Петером Сийярто, во время которой вы договорились о "контактах на высшем уровне". Это будет встреча Зеленского и Орбана? Или телефонный звонок?

Мы планируем в ближайшее время встречу. Так, как мы сегодня планируем, формат может измениться, но мы планируем очень оперативно сделать встречу президента с премьером и министра с министром. Короткая встреча, о которой мы договорились с моим коллегой Петером Сийярто. К большому сожалению, просто физически не хватает времени для такого разговора, но мы действительно решили уйти за пределы формального протокола, просто срочно и оперативно провести одну встречу, которая бы позволила стартовать нашим переговорам. Мы не надеемся решить вопрос за один раз, потому что очевидно, что эта проблема, которая есть, она скорее имеет корни во внутренней политике Венгрии, чем в отношениях между Украиной и Венгрией. Но мы постараемся эти вопросы, национальные вопросы, вопросы образования и языка решить.

Особенно это сложно на фоне 100-летия Трианонского договора, который, мягко говоря, очень живо обсуждается в венгерском обществе. Очевидно, венгерские политики чувствуют потребности общества и сами где-то подталкивают этот процесс, и поэтому все больше и больше эскалации в этой риторике с Украиной. Для этого мы и хотим сделать встречу премьера с президентом. Для того, чтобы снизить уровень эскалации, изменить уровень нарратива этого диалога. Для того, чтобы в конце концов выйти на нормальный уровень. Например, мы уже продлили до 2023 года имплементацию закона об образовании, особенно седьмой статьи, которая беспокоила венгерских партнеров. То есть половину наших договоренностей мы уже выполнили. Сейчас речь идет о частных школах, которые должны быть выведены из-под действия этого закона. Украиной будет принят новый закон о среднем образовании, который, в общем, решит вопросы, что беспокоят венгерскую общину Закарпатья, а это то, что нас беспокоит. Нас беспокоят наши украинцы, которые имеют венгерское происхождение. Эти вопросы решаются ради них, а не ради успокоения венгерских партнеров – вот что нас интересует в первую очередь. И мы это сейчас сделаем и это откроет новую страницу, чтобы сесть за стол переговоров на нормальном, позитивном фоне.

Если мы уже заговорили о венграх Закарпатья. Президент анонсировал вместе с МИД подготовку над введением разрешения на двойное гражданство. Расскажите детали этой инициативы.

Я бы сказал, что сейчас происходит наработка концепции. Предложено несколько концепций. Концепции иногда сложные, иногда интересные, например, выход на двойное гражданство в двусторонних отношениях со страной. То есть, это будет признаваться теми странами, которые готовы к этому один на один с нами, на двусторонней основе. Возможно более широкое привлечение украинцев за рубежом. Например, документ, который мы сейчас выдаем, документ зарубежного украинца, также будет браться во внимание. Есть целый ряд концепций, которые мы сейчас прорабатываем. Не забудьте, что к этому процессу привлечены очень много украинских органов: и миграционная служба, и СБУ, и пограничники, и МИД. Очень много-много всяких институтов, которые должны высказаться. Происходят дискуссии между ними, и я думаю дальше мы будем привлекать больше и больше депутатский корпус, чтобы они стали частью процесса, то есть передать наши наработки дальше к депутатам.

После визита Зеленского в Польшу Украина сняла запрет на проведение эксгумационных работ, что было одной из причин исторического конфликта между странами. На какие уступки пошла Польша в обмен на это?

Даже фраза о том, что мы отменили запрет, она не совсем точная. Это так, как польская сторона подавала до этого времени. Мы никогда не вводили никакого моратория, официально или формально. Просто те запросы, которые делались, мы договаривались, что для предоставления разрешений будут сделаны определенные шаги с польской стороны. На самом деле такой обмен неразрешениями, он заблокировал всю ситуацию, поэтому украинская сторона решила вернуться на начальную позицию и сказать нашим польским коллегам: "Присылайте, пожалуйста, предложения относительно этих исследовательских работ, мы будем давать разрешения". И мы дали разрешения. То есть сейчас начинается нормальная работа, поисковые команды приезжают, они совместно осматривают места, где они собираются проводить поиски. Дальше уже будет эксгумация, потому что, обычно, в информационном поле идет речь о моратории на эксгумацию. До этого еще пока просто не дошло.

Этот процесс, действительно, мы надеемся, разблокирует, прежде всего, такие же шаги на восстановление исторической памяти в Польше. Например, восстановление тех разоренных памятников на территории Польши, разрешение на строительство новых, признание законности тех памятников, которые построены на территории Украины и на территории Польши. Это кажется, что оно имеет отрыв от наших обычных проблем, но на самом деле - это политический фон, который не давал нам двигаться дальше. Тоже была завязана, хотя и не имеет непосредственного отношения – болезненная проблема для украинских автоперевозчиков на количество лицензий на перевозку по территории Польши. Вы помните, в начале разговора, я говорил о том, что 62% торговли идет в сторону Запада сейчас. Но вот эти лицензии на перевозки блокируют или, скажем так, не дают нам возможности увеличить наши перевозки в сторону Европы. Мы говорим с польскими коллегами, чтобы дать нам больше лицензий, чтобы наши перевозчики могли возить больше в Европу. Это один из процессов, который, мы надеемся, будет разблокирован после восстановления диалога из исторической правды.

В НАТО анонсировали новый формат сотрудничества с Украиной. Поделитесь немного деталями этого сотрудничества. Будет ли он кардинально отличаться от того, что было раньше?

Я не думаю, что он будет кардинально отличаться. Что мы сейчас пытаемся сделать – это собрать все форматы, которые существовали, в одну корзину, чтобы увидеть в нем, что там вообще есть. В частности, это касается изменений в самом НАТО. Они переформатируют свою деятельность, происходят структурные изменения. Некоторые направления были разбросаны по различным подразделениям, они сейчас собираются в одном месте, чтобы консолидировать эту помощь Украине. Есть так называемый комплексный пакет помощи Украине, который был принят еще в Варшаве в 2016 году, и он тоже будет учитываться. Также будут собраны в одну корзину все трастовые фонды, которые существуют. Затем будет принят, я надеюсь, когда приедет НАТО к нам, черноморский пакет помощи. И эти все механизмы, откуда поступали деньги, помощь, инструкторы, военные советники – это все будет собрано в один большой пакет, который будет контролироваться. Будет новая летняя программа, которая будет учитывать эти все возможности. Возможно, программа будет немножко растянута на пару лет, чтобы можно было охватить больший срок. Вот это все и называется тем процессом, который мы сейчас хотим консолидировать и понять, как будет происходить взаимодействие Украины с НАТО.

Сейчас вспыхнула дискуссия по поводу подачи заявки на получение ПДЧ в НАТО. Официальная позиция правительства, что Украина не будет подавать повторной заявки. Поддерживаете ли вы эту идею?

Действительно, мы много раз заявляли, что наш интерес – это ПДЧ. Но ПДЧ – это лишь механизм, который приближает нас к членству в НАТО. Действительно, с определенного периода развития НАТО и взаимодействия с партнерами, которые хотели стать членами НАТО, был внедрен такой механизм как ПДЧ. Но мы уже 11-й год работаем на наших годовых национальных программах, которые в принципе сделаны так, как годовые национальные программы, которые выполняют страны с ПДЧ. Это наш сигнал НАТО о том, что мы реформируемся, мы готовимся к нашему членству, как раз используя те механизмы, которые есть в ПДЧ. То есть в любой момент мы готовы перейти к, скажем, еще одному, последнему этапу ПДЧ или сразу зачислить нашу долгую работу, я надеюсь, плодотворную, и двигаться к членству в организации Североатлантического договора.

Видео Пристайко раскрыл детали нового формата сотрудничества Украины с НАТО

В эксклюзивном интервью ТСН.ua министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко рассказал, что включает в себя новый формат сотрудничества Украины и НАТО и как МИД относится к получению Плана действий относительно членства в Альянсе.

Пристайко раскрыл детали нового формата сотрудничества Украины с НАТО

То есть фактически Украина может выполнить ПДЧ, формально его не получая?

Мы с самого начала, еще с 2008 года, когда нам, увы, не предложили ПДЧ, но предложили годовые национальные программы, решили максимально этим воспользоваться. Да, мы не были счастливы, что мы не получили ПДЧ, но мы решили, что есть политическая целесообразность, и будем использовать каждую возможность для продвижения вперед. Действительно, что мы сейчас пытаемся сделать, – мы хотим сказать, что, как бы это не называлось, ПДЧ или годовые национальные программы, мы будем это выполнять. И давайте посмотрим в конце, каждый год мы подводим итоги. На каком-то этапе мы скажем: "Смотрите, домашнюю работу Украина выполнила, теперь, НАТО, ваше слово, вы готовы принять чисто политическое решение о том, что Украина готова, давайте ей предложим членство в Альянсе?". Потому что слов "кандидатство" или "ассоциативное членство" в НАТО нет. Нельзя стать ассоциированным членом, нельзя увидеть прогресс в продвижении. Ты или член, или все еще не член.

Но мы понимаем, что без решения ситуации с Донбассом и Крымом, будет невероятно сложно стать членом Альянса.

То, что мы с вами знаем точно – это решение политическое. И принимается всеми членами Альянса. То есть, если кто-то из членов Альянса, и мы чувствуем по их риторике, считает, что Украина не может стать членом НАТО, пока не решит эти вопросы – это позиция этого конкретного члена Альянса. Учитывая, что в НАТО все решения принимаются компромиссно, то есть все должны высказаться за это решение, это действительно сложно. С другой стороны, именно такой механизм нужен для безопасности в организации. Когда каждая организация, включительно с Украиной, - потому что мы для себя это тоже возьмем, когда станем членом Альянса, - если мы будем уверены, что наше слово будет услышано, - такой Альянс нас устраивает. Тот альянс, который предлагает Россия своим сателлитам, - мы видим, насколько большая роль России и насколько не учитываются интересы даже тех членов, которые решили идти по Ташкентскому пакту.

Когда мы говорим об украинских приоритетах – это в основном ЕС и США с Канадой. Очень часто другие регионы мира остаются неохваченными. Например, Латинская Америка. Какие планы Украина имеет на этот регион? В последнее время мы очень активно внедряли безвизы со странами этой части мира.

Безвиз – это наша параллельная работа и она не мешает нам видеть другие приоритеты. Мы попали в Шенгенские "белые" списки, страны признают Украину как безопасную страну, как страну, которая не создает миграционных рисков. Мы хотим сейчас воспользоваться этим положительным импульсом и максимально обеспечить нашим гражданам возможность двигаться во все страны мира. Это усиливает украинский паспорт и привлекательность украинцев, это делает украинцев свободными. Но это не является самоцелью для Украины, для МИД. Наша задача – это стать максимально прагматичными в отношениях, прежде всего, понять, какова наша политическая и экономическая выгода.

Латинская Америка сама по себе интересная, но, если взять более недавний пример, то это Япония. Наша поездка в Японию – это обсуждение абсолютно серьезных, прагматичных вопросов. Например, миллиард долларов, который нам сейчас предлагается, и использование его начнется где-то с февраля 2020 года. Это кредит под 0,3-0,4% на 40 лет. Таких дешевых денег, которые нам предоставляет японская сторона, у нас нет. Именно для этого нужны эти визиты.

Мы, находясь в Японии, использовали эту возможность и встретились с президентом Бразилии. У нас не так много возможностей встретиться с лидерами Латинской Америки, Центральной Америки, мы используем каждую такую возможность. Было договорено о том, что мы восстанавливаем взаимодействие по многим направлениям, которые нам интересны. В частности, мы обсудили направление космоса, вы помните, мы строили вместе с бразильцами космопорт. Не все прошло удачно, мы надеемся, что нам удастся восстановить это взаимодействие. Также говорили и о торговле, и об открытии рынков, и об открытии безвизовых режимов. Эти все вопросы были обсуждены, в частности, мы договорились, что мы совершим визит в Бразилию, так же как бразильский президент был приглашен в Украину. Я думаю, что когда мы будем ехать в Бразилию, мы попытаемся сделать больше турне, чтобы охватить больше возможностей. У нас есть в некоторых странах уже стали интересы, там есть наши посольства. В некоторых странах, которые быстро развиваются, например, Колумбия, у нас еще нет постоянного дипломатического присутствия. Мы работаем над тем, чтобы расширить наше присутствие и начать строить связи с новыми лидерами этого региона.

Относительно визитов – до конца года осталось два месяца. Какие еще готовятся визиты Зеленского до конца 2019 года? Или, возможно, кто-то из иностранных лидеров приедет в Украину?

У нас планируется много визитов, вы сейчас видите, что даже на этот форум приехали много моих коллег, министров иностранных дел, а с некоторыми мы сейчас поедем на линию фронта, чтобы они посмотрели, что на самом деле там происходит и как наш мирный процесс идет. Мы планируем по приглашению британского премьер-министра осуществить визит в Лондон. Это как раз то, о чем мы с вами говорили ранее – ЕБРР собирает в Лондоне этот форум. Безусловно, для нас приоритетом является поездка на саммит в "нормандском" формате. В связи с тем, что до настоящего времени не уточнена дата, мы вынуждены отказываться от определенных возможностей для того, чтобы сохранить гибкость при определении дат. Где это будет – в Париже или Германии - мы еще не знаем, именно поэтому некоторые визиты мы переносим на следующий год. В частности, есть визиты запланированные и в Латинскую Америку, есть запланированные и в Юго-Восточную Азию, у нас есть важные договоренности о визитах в Южную Азию. То есть эта работа ведется.

Так же и к нам. У нас есть много коллег, вы видели, ряд президентов были в Украине. Также многие приезжают министры иностранных дел как группами, так и двусторонние визиты. Вот у нас сейчас будет эстонский министр, финский министр буквально на днях. 1 числа мы тоже планируем поехать в Станицу Луганскую. Мы также приглашаем наших коллег посмотреть, как нам удастся решить ситуацию в Станице Луганской, этот новый мост. Мы тоже хотим, чтобы приехали некоторые наши коллеги и посмотрели, отметили, помогли нам, поняли, что это хороший шаг, и мы двигаемся дальше.

Что касается Ближнего Востока. Открытие офиса инноваций в Иерусалиме – это шаг к признанию Иерусалима столицей Израиля? Действительно ли Украина в этом регионе сделала ставку именно на Израиль?

Нам интересен безусловно Израиль как главный партнер в этом регионе. Но у нас широкие интересы. Что касается визита Нетаньягу – то мы действительно приветствовали этот визит за 20 лет. Украина ценит отношения с Израилем и не может ждать 20 лет, чтобы осуществить визит на официальном уровне. Мы благодарны премьер-министру Израиля за этот визит и договоренность, которая была достигнута в рамках этого визита об открытии офиса в Иерусалиме – это был наш шаг в том направлении, которое интересует Украину. Некоторые страны открывают культурные, туристические офисы, торговые и промышленные, а нас интересуют больше всего во взаимодействии с Израилем – инновации, ИТ-сфера, новые современные технологии. Именно такой и была достигнута договоренность. Этот офис, как и все официальные офисы, – это правительственный офис. Он не является посольством Украины, посольство остается в Тель-Авиве, там, где оно сейчас расположено. Но этот офис, как и все правительственные офисы, будет работать под руководством нашего посольства.

Вопрос по Сирии. Все идет к тому, что Башар Асад, вероятнее всего, победит во всей войне и останется при власти. И мы прекрасно знаем его пророссийскую позицию, в частности то, что он признает Крым российским и даже отправляет туда своих детей на отдых. Как Украина планирует строить отношения с Сирией, и вообще – как Украина будет реагировать, если вдруг лидер государства, признанного ООН, посетит аннексирован полуостров без разрешения украинских властей. Какой будет реакция?

Если начинать с конца, с Крыма, то не забывайте, что санкции наложены на Крым не только Украиной. Мы санкционируем Россию за нападение и попытку оккупации Крыма сами, но ЕС и вообще западные страны санкционировали РФ. Поэтому говорить о том, что лидер какой-нибудь страны, которая ввела санкции, поедет – нет в этом смысла. Есть некоторые депутаты, которые демонстрируют свою необычайную независимость, или свою собственную точку зрения, они время от времени едут туда. И это бывает, мы каждый раз напоминаем, что в принципе это возможно. Пожалуйста, не забывайте, что вы можете ехать с разрешения Украины, через территорию Украины. Кстати, для этого мы улучшаем условия пересечения на админгранице между Крымом и Херсонщиной, чтобы наши иностранные гости могли передвигаться там более комфортно.

Если перейти к Асаду и режиму, то, во-первых, Украине хватает сейчас, на сегодняшний момент, вопросов, которыми мы занимаемся в первую очередь. Мы следим внимательно за тем, что происходит вокруг нас. Нас интересует и то, что происходит в Сирии, и мы следим за развитием ситуации, за ролью Турции, за ролью США. Вы видите, что происходят разные объявления, то возвращается бронетехника, то выводятся войска, то Асад укрепляет свои позиции, то курды, и вся эта картина чрезвычайно сложна, какой она и всегда была в этом регионе. Украина сейчас отслеживает ситуацию, и мы будем решать дальше, что мы делаем. У нас есть довольно оригинальный и интересный трек, например, у нас есть много украинских граждан там, которых мы сейчас пытаемся эвакуировать в связи с военными событиями, которые там происходят. И это тоже надо учитывать – женщины и дети, гуманитарные операции. И поэтому определенная наша позиция, она также подчиняется нашим национальным интересам и национальной безопасности.

По поводу азиатского региона, в частности сотрудничества с Китаем. Недавно Россия впервые упала с первого места по товарообороту с Украиной, и туда поднялся Китай. Мы понимаем, что сейчас Китай активно пытается давать средства многим странам мира, в частности активно инвестирует в Беларусь. Насколько есть определенные рамки в сотрудничестве с Китаем, не боимся ли мы попасть в определенную финансовую зависимость?

Мы внимательно следим за тем, что делает Китай с этими инвестиционными проектами, а также инфраструктурными проектами. Вы помните наши вопросы относительно Шелкового пути, по портам. Мы используем Китай там, где нам интересно, например, мы сейчас договорились со словацкой и китайской стороной о беспрепятственном провозе контейнеров по железной дороге, что является очень интересным для Украины. В то же время, мы понимаем, что там, где китайская помощь, китайское влияние переходит границы, ожидаемые нами, там мы не готовы к сотрудничеству. Но, я хочу сказать, что для нас Китай не единственный партнер в юго-восточной Азии. Нам очень интересна Индия, например. И эти контакты, которые состоялись сейчас между лидерами. Я так же встретился с министром иностранных дел, когда был в Нью-Йорке. Те шаги, которые мы делаем в Индии, очень важны для нас. Это крупные контракты: и промышленные, и в сфере ВТС, и в сельском хозяйстве. Не Китаем единым.

Визит планируется в Индию?

Это один из тех визитов, о которых я говорил. Я скажу, например, интересный факт. Президент Украины никогда по телефону не говорил с премьер-министром Индии. Не было такого контакта. Этот контакт впервые состоялся летом, когда президент Зеленский впервые поговорил с премьер-министром Индии. Состоялась очень хорошая беседа, практическая и прагматическая. И первый шаг был как раз, что мы встретились с министром иностранных дел. Очевидно, у лидеров свое задание – установить отношения. Дальше уже включаются правительства, бизнесмены.

Африканский континент остается одним из самых забытых для Украины. Главным партнером для Украины там есть только Египет в рамках торговли и туризма. Какие перспективы у этого региона для привлечения внимания со стороны Украины?

Есть формальные шаги, которые мы делаем, например, необходимость увеличения контактов на формальном официальном уровне. Для этого нам нужно немножко больше ресурса, которого, очевидно, в Украине не хватает. Надо больше ресурса для дипломатической службы, чтобы мы могли этот континент, в котором 50 стран, охватить своими дипломатическими представительствами для установления и налаживания связей. У нас не так много посольств, но мы в принципе стараемся покрыть всю территорию африканского континента: от Египта, от стран Магрибу на севере до Южно-Африканской Республики. Нам нужны контакты, нам нужны специалисты, которые смогут налаживать и восстанавливать те отношения, которые были еще у Советского союза. У нас есть специальный трек, это, например, образовательные программы, которые мы тоже продвигаем для того, чтобы привлечь больше студентов из стран африканского континента для того, чтобы они были теми "мостиками", которые существуют между людьми. Это, кстати, воспринимается очень положительно и нашими африканскими партнерами.

А также, конечно, торговля. Есть материалы, которые нам очень нужны для нашей промышленности, и эта работа происходит. Я с вами согласен, что некоторые регионы все еще есть недооцененные, такие как Южная Америка, как и Африка. Вот вы сказали, что Китай вышел на первое место. Но если говорить с формальной точки зрения, то ЕС как вся организация находится на первом месте. Это не для того, чтобы оправдаться, это для того, чтобы показать, где на самом деле лежат наши приоритеты. То есть ЕС – 500 миллионов человек, богатый рынок – первый для нашего экспорта. Поэтому нам надо максимум сделать, чтобы наш экспорт вырос в цене в ту сторону. Дальше - действительно Южная Азия и Дальний Восток, африканский континент и Южная Америка. Мы не закрываемся в своем регионе, но хотим исходить из тех возможностей и тех реальных сил, которые у нас есть. Чтобы не "размазывать" наши усилия по всему миру.

Беседовал Алексей Ярмоленко

Видео Глава МИД анонсировал будущие зарубежные визиты президента

В эксклюзивном интервью ТСН.ua министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко рассказал, что в ближайшее время Зеленский посетит Лондон. Однако приоритетом остается визит на саммит в "нормандском формате".

Глава МИД анонсировал будущие зарубежные визиты президента

Оставьте свой комментарий