Почему в Украине нехватка вакцин и надо ли готовиться к осенней волне коронавируса: интервью с главным санврачом Игорем Кузиным

Дата публикации
Почему в Украине нехватка вакцин и надо ли готовиться к осенней волне коронавируса: интервью с главным санврачом Игорем Кузиным

ТСН.ua

В Минздраве признают, что проблемы с поставками вакцин есть, однако за лето обещают привить по меньшей мере 5 млн украинцев.

Вакцинация в Украине идет достаточно медленно. По состоянию на сейчас привито почти 3 млн украинцев. При этом в маленьких городках и поселках вакцины и нет. Пока в Киеве организованные коллективы вакцинируют Pfizer, в регионах люди преклонного возраста и группы риска все еще ожидают прививки.

В Министерстве охраны здоровья (Минздраве) признают, проблемы с поставками вакцин есть. Не могут загрузить на полную мощность даже столичный МВЦ, потому что нет столько вакцин. Поэтому и не открывают другие крупные центры вакцинации, например на стадионах. Однако обещают, что уже в июле поступит почти миллион доз Pfizer, а за лето хотят провакцинировать как минимум 5 млн человек.

Но хватит ли этого для формирования коллективного иммунитета? Главный государственный санитарный врач Игорь Кузин честно признает — нет. И, по его словам, мы должны готовиться к осенней волне заболеваемости COVID. В первой части интервью ТСН.ua Игорь Кузин рассказал, почему вакцинация в Украине началась так поздно, когда Pfizer станет доступным для всех желающих и как Минздрав планирует узнать, сколько же на самом деле украинцев переболели COVID.

Вакцинация в Украине

- Начнем наше интервью с такого вопроса. Какую оценку по 5-балльной шкале Вы бы поставили процессу вакцинации в Украине?

- По 5-бальной шкале наверное 4, потому что есть плюсы и минусы. Сейчас удается постепенно повышать уровень доверия к вакцине. Увеличивается готовность людей к вакцинации. Удается использовать потенциал центров массовой вакцинации. Эта инициатива срабатывает довольно неплохо. Заработал механизм работы мобильных бригад, прививочных пунктов. Уже обученные специалисты и мы переходим на плановую работу.

Что не удается? Наладить четкий график поставок вакцины. Мы постоянно сталкиваемся с какими-то препятствиями: отсрочка сроков или поставка меньшего количества от того, которое была обусловлено прежде; задержки при таможенном оформлении; другие проблемы. И это не позволяет планировать кампанию по вакцинации такими темпами, как бы нам того хотелось. К сожалению, не удается убеждать всех людей, вакцинация сейчас — это рациональное решение. Существует очень много сфер влияния, антивакцинальных настроений, которые очень трудно поддаются убеждению, что вакцинация действительно спасает жизни.

- Почему вакцинация началась так поздно? Я понимаю, что мы не США или Израиль. Однако, например, Сербия, которая также не является членом ЕС, получила Pfizer еще в декабре.

- Здесь много факторов. Первый — договоренности о поставках является предметом международной позиции и сотрудничества. Мне трудно сказать, в чем тогда была проблема. Но мне кажется, что переговоры международного уровня происходили недостаточно эффективно. Или же Украину приоритезировали к другой категории. Почти по всем линиям договоренностей мы получили вакцину во второй очереди. Безусловно, наши позиции могли быть сильнее, если бы Украина была полноправным членом ЕС. Потому что там существовал отдельный механизм поставок вакцин.

В Украине были большие надежды на механизм COVAX. К сожалению он оказался недостаточно быстрым. Были амбициозные планы этой международной структуры, однако не хватало мощностей. Поэтому ответ на этот вопрос состоит из двух частей. Первая — это международные переговоры, которые иногда не были слишком эффективными либо не привели к тому, чтобы Украину приоритезировали. Второе — это задержки именно в реализации механизма COVAX, потому что он для нас был одним из ключевых наряду с механизмом госзакупок.

- По COVAX они поставили в приоритет страны Африки...

- Все верно. И были определенные аргументы, почему они так сделали, потому что африканские страны преимущественно даже не имели собственного бюджета для закупки. Поэтому они приоритезировали африканский регион, учитывая то, что эти государства могут остаться вообще без вакцин. Плюс определенную роль сыграло и то, что эти страны сталкиваются с двойными эпидемиями. Там распространена ВИЧ-инфекция, некоторые страны страдают от лихорадки Эбола, еще есть некоторые вопросы гуманитарного кризиса.

- Это правда, что предыдущее руководство Минздрава провалило своевременную закупку вакцин из-за конфликта с госпредприятием "Медицинские закупки"?

- Мне трудно комментировать, потому что я не был приобщен к вопросам закупок. Но мне кажется, что при более плодотворном сотрудничестве, такие закупки могли бы происходить быстрее и эффективнее. Действительно любой конфликт и различные взгляды, особенно в вопросах госзакупок или поставок лекарств могут влиять на отсрочку поставок в целом. Поэтому трудно сказать, это истинное утверждение или нет. Однако, если бы этого конфликта не было, убежден, такие закупки потенциально могли бы быть быстрее или в больших объемах.

- Ну, например, китайская вакцина, по словам Максима Степанова, по требованию Sinovac Biotech, должна была закупаться исключительно через украинского посредника. Некоторые СМИ прямо указывали, что это фирма-прокладка Раисы Богатыревой. Это правда?

- Рынок вакцин до сих пор остается довольно ограниченным. Это не открытый рынок, где мы можем брать любую из 20 вакцин. Очень часто даже сейчас вопрос закупки регулируется требованиями продавца. Некоторые компании устанавливают требования конфиденциальности информации об условиях поставок, оплаты или стоимости вакцины. Некоторые предлагают, чтобы на уровне страны была зарегистрирована компания, которая будет представлять интересы (покупателя и продавца — Авт.). Речь идет не только о фактической продаже вакцин, но и о представительстве компаний, которое может заниматься решением потенциальных споров, защитой интеллектуальных прав и тому подобное. Поэтому, к сожалению, у меня нет доступа к этому контракту, это не входит в сферу моей компетенции. Однако я верю, что на момент проведения тендера, закупки или проведения переговоров это действительно было реальное требование компании, которая продавала эту вакцину Украине. Сейчас мы продолжаем выполнять этот контракт, вакцина CoronaVac доступна в Украине и поставляется по условиям этого контракта. 

- Давайте по порядку. На какие вакцины сейчас могут рассчитывать украинцы? Сколько и чего мы законтрактовали? Сможем привить всех или нет?

- Я бы не совсем хотел называть точные цифры. Но я могу сказать, что Украина имеет доступ почти ко всем вакцинам, которые есть на мировом рынке.

- Ну, Moderna у нас нет ....

- За некоторым исключением. Сейчас у нас есть вакцина Pfizer, CoronaVaс компании SinoVac и AstraZeneca. То есть, три основных типа вакцины, которые мы используем. Скорее всего будет американская вакцина Novavax, сейчас подходят к концу исследования. Ведутся переговоры о поставках Johnson & Johnson и Moderna. Не хочу забегать вперед и говорить, когда и в каком количестве они будут, однако, действительно, переговоры ведутся как по механизму COVAX, так и по закупкам. Надеемся, что эти вакцины также появятся на рынке Украины.

Однако спрос на однодозные вакцины (Johnson & Johnson) на мировом рынке достаточно велик. Johnson & Johnson не проводит, условно, открытую политику по локализации своего производства. Количество этой вакцины, которая производится, так ограничена, что даже встать в очередь или получить ее достаточно сложно. Поэтому малейшие надежды у меня именно на эту вакцину, что она будет в открытом доступе или в большом количестве на территории Украины.

По поводу того, что есть. У нас есть законтрактованный Pfizer, до 20 млн доз, и в ближайшие месяцы мы уже выходим на стабильный график поставок. Это то, что должно прийти на уровень страны. Мы продолжаем выполнять контракт по CoronaVac. Речь идет о почти 5 млн доз этой вакцины, которые мы можем получить до конца года удобными по объему партиями. Однако, эти поставки могут откладываться, даже на начало следующего года, в зависимости от потребности. По AstraZeneca. Некоторые страны предоставляют эту вакцину Украине в качестве гуманитарной помощи, потому что они уже завершили свои циклы вакцинации. В целом у нас подписаны контракты или законтрактовано свыше 30 млн доз вакцин от COVID-19. Поэтому рассчитываем, что нам удастся выполнить амбициозный план вакцинации — 10 млн прививок, которые пообещал министр.

- США пообещали предоставить Украине 900 тыс. доз вакцин. Что это будет?

- Речь шла о Pfizer и Moderna. Мы рассчитываем, что скорее всего это будет Moderna. Однако еще продолжаются переговоры именно по уточнению деталей.

- В прошлом году президент Зеленский говорил, что Украина может разработать собственную вакцину. Но потом все как-то затихло. Есть ли у государства планы производить вакцины в Украине? Что мешает это делать? Индия, Египет могут, а почему мы не можем?

- Это сложный и комплексный вопрос. Начну с того, что разработка вакцины на территории страны собственным интеллектуальным потенциалом — это дело не такое простое, как казалось сначала. Сейчас у нас есть три научных команды, которые проводят такие разработки. Две из них являются представителями Национальной академии наук. Это наши отечественные ученые. Одна разработка ведется академиком Андреем Сибирным во Львове, другая — это Институт биохимии имени Палладина. Профессор Сергей Комиссаренко является руководителем этой команды.

Также разработкой вакцины занимаются по крайней мере две частные компании: украино-американский проект, исследователь Михаил Фаворов вместе с "Диапроф-Мед" (у них уже есть готовый прототип, но они еще не вышли на клинические испытания); фармпроизводитель "Индар", который готов даже не разработать вакцину, а локализовать ее у себя. Я верю в украинских ученых и уверен, что рано или поздно они нам продемонстрируют свои результаты и прототип украинской вакцины все же появится. Несколько недель назад была встреча в стенах НАН, где эти две команды представили предварительные результаты исследований. Они на довольно раннем этапе теоретического обоснования или доклинического этапа испытания вакцины. Но они работают над этим.

По локализации. Здесь государство продвинулась немного дальше. Есть несколько договоренностей о различных типах вакцины, есть заинтересованность со стороны иностранных партнеров локализовать производство в Украине. В ближайшее время мы получим информацию уже о фактической локализацию. Самым быстрым вариантом локализации может быть производство инактивированной вакцины, например CoronaVac или мРНК-вакцины, потому как такой технологический цикл является относительно простым. До конца этого года мы уже будем иметь шорт-лист структур или фармкомпаний, которые готовы локализовать или даже завершили процесс перестройки своих технологических линий.

Единственным крупным препятствием касательно локализации производства всегда будет требование по преквалификации ВОЗ. Оно относится не только к самой вакцине, но и к площадке, где она должна быть изготовлена. Сейчас украинские биотехнологические производства, которые никогда не работали на экспортные мощности, не имеют такой переквалификации. Этот вопрос до одного года. Однако сейчас те компании, которые размышляют или уже перешли к обсуждению или запуску процесса локализации, работают вместе с ВОЗ, консультируются, чтобы этот площадка была максимально быстро преквалифицирована.

Конечно, государство должно работать над тем, чтобы обеспечить фармацевтическую независимость. Поэтому в бюджете МОЗ на этот год есть 100 млн грн на создание отечественного биокластера. Это программа, которая позволяет постепенно обновлять отечественное биотехнологическое производство. Рано или поздно мы начнем восстанавливать производство вакцин. В этом году больше сфокусируемся на диагностических средствах, то есть медицинских изделиях, которые позволят проводить диагностику, например, мутировавших штаммов или особо опасных инфекционных болезней. Сейчас большинство этих тест-систем закупается или в РФ и переупаковывается на территории страны, или это европейский рынок, который откровенно заявляет большую стоимость одной тест-системы. Поэтому до конца года мы сможем показать несколько прототипов отечественных тест-систем и представить механизм, каким образом сможем использовать отечественного производителя для закрытия потребностей фармацевтического и сектора биобезопасности.

- Скажите, а чтобы не закупать даже перепакованые российские тест-системы, вакцины, сколько нужно времени, чтобы Украина могла сама себя обеспечить?

- Если мы говорим о диагностических изделиях — их производство является относительно простым. Даже частные структуры на примере COVID показали, что это возможно быстрее чем за год. Сейчас уже есть опыт, частные структуры могут достаточно быстро перенастроить свое производство. Даже сейчас они производят украинские тест-системы, которые используются для диагностики COVID. Поэтому сам прототип мы сможем получить достаточно быстро — в I-II квартале 2022 года. Запуск производства может быть ограничен лишь прохождением довольно сложной бюрократической процедуры, формированием цены, механизмом государственного заказа, недопущением монопольного положения. Ориентировочно через год мы сможем возобновить производство по крайней мере критических позиций именно по диагностическим средствам. Речь идет о иммуноферментных методах анализов и ПЦР — это простые тест-системы, которые закупаются в очень большом количестве, в частности в России.

Если говорить о возобновлении производства вакцин, это не год, не два и даже не три. Это до пяти лет. Это по крайней мере выход на то, чтобы говорить о готовности к выпуску вакцин. Сколько на это нужно денег? Неизвестно. Первый шаг — это оценка государственных и частных мощностей, занятых в биотехнологическом секторе. В сентябре-ноябре мы будем иметь информацию, какие площадки вероятнее всего будут использоваться для дальнейшей дискуссии с ВОЗ для возобновления такого потенциала.

- Касательно вакцин БЦЖ. Еще в феврале этого года на Закарпатье из-за отсутствия вакцины младенцев три недели не вакцинировали. Почему так произошло? Проблему устранили? Вы можете гарантировать, что такого больше не будет?

- Когда речь идет о рутинной вакцинации, есть несколько довольно критических моментов. COVID сильно повлиял на показатели охвата рутинными прививками. И это довольно критическая ситуация. Украина столкнулась со случаями полиомиелита, кори, дифтерии. Это опасные инфекционные болезни, связанные с высоким уровнем летальности, но одновременно полностью вакциноуправляемых. Поэтому обеспечение выполнения показателей по рутинной вакцинации для нас, для меня лично и Минздрава является приоритетом. Мы должны догнать показатели по рутинной вакцинации, иначе юудем сталкиваться с двойными эпидемиями, когда у нас будет корь и коронавирусная болезнь.

Одним из обязательных элементов обеспечения эффективной вакцинации бесперебойное снабжение вакцин. К сожалению, в силу определенных обстоятельств, в частности из-за позднего доведения смет, срыва в закупочном процессе, мы столкнулись с тем, что вакцины не были закуплены вовремя. По некоторым вакцинам у нас произошел определенный перерыв. К счастью, он был небольшой, не продолжасля 5-6 месяцев или год. Этот перерыв был несколько месяцев и был разработан отдельный алгоритм, как догнать этих детей, пригласить их отдельно на вакцинацию. Этот процесс уже почти завершен, сейчас мы мониторим ситуацию по закупке этого года и очень оптимистические надежды, что вакцина придет вовремя. К тому же, это наверное первый год, когда государство закупило почти всю номенклатуру по программе заболеваний, сопровождающих уровень летальности. Мы всегда говорили, что в государстве нет лекарств для лечения малярии. Это первый год, когда закупили такие лекарственные средства и уже к концу июля они будут распределены по регионам.

- Грипп тоже никуда не исчезает. Мы заключили контракты на закупку вакцин? В прошлом году это направление было провальным. Могу привести собственный пример. Я стояла в очереди на вакцину в 4 клиниках. И везде мне отказали, потому что вакцин не было. Чудом удалось выкупить в аптеке бронь другого человека.

- Производители, которые ведут переговоры с правительствами, всегда используют алгоритм: проводят переговоры с государством и просят его подтвердить, что оно сможет закупить определенное количество вакцины через розничную аптечную сеть. Некоторые страны дают гарантийные письма или используют резервные фонды для потенциальной гарантии, что в аптечную сеть можно завозить несколько миллионов доз вакцины и государство сможет гарантировать стоимость, которая не будет куплена. К сожалению, в Украине такого механизма не существует. Поэтому фармсектор ориентируется на то, сколько было куплено или поставлено в прошлом году, такое же количество будем брать в этом году. Невозможно запросить 3 млн доз, которые нужно поставить в аптечную сеть, посколько потенциально кто-то должен гарантировать, что эта вакцина будет куплена. Переговоры прошлого года начинались с февраля и, к сожалению, даже в середине лета не было убеждения в тех количествах, которые будут поставлены на уровень государства.

Поэтому мы предложили несколько иные механизмы обеспечения украинцев вакциной от гриппа. Первый — государству предоставляется бесплатная вакцина для определенной группы риска. Мы выбрали медработников. В прошлом году их провакцинировали бесплатно за счет международных партнеров — это специальный проект. Такая опция сохранится как минимум еще два года. На четвертый год реализации этого проекта государство должно обеспечить госзаказ для медработников. Также мы начали переговоры с другими фармпредприятиями по локализации производства вакцины от гриппа в Украине. Это может быть китайское или производство других государств. Такие переговоры, я точно знаю, состоялись и завершились. Сейчас идет обсуждение технических деталей. Однако, я уверен, что в этом году мы уже увидим украино-китайский проект по локализации производства. Сейчас проходит финальный этап — будет происходить регистрация вакцины. По сути это совместное производство на территории Украины.

То есть, осенью для украинцев вакцин от гриппа будет достаточно?

- Будет больше, чем в прошлом году. И я уверен, что у нас будет выбор между теми дефицитными вакцинами, которые мы постоянно ищем осенью, и более простыми, однако более доступными с точки зрения наличия в аптечной сети.

- А прошлой осенью просто был повышенный спрос?

- И повышенный спрос, и очень малое количество, которое поступило в Украину с Sanofi или других фармкомпаний.

Коллективный иммунитет

- Всех интересует, когда мы наконец снимем маски и вернемся к нормальной жизни?

- Думаю, все уже привыкли к маскам. На самом деле, я бы не советовал их снимать. Почему? Несмотря на уже проведенную вакцинацию, на то, что часть людей переболела, даже на фоне улучшения эпидемических показателей международные организации, ВОЗ, CDC вводят дополнительную норму даже для вакцинированных людей продолжать носить маски, особенно, когда мы находимся в замкнутом пространстве или, если у нас недостаточный уровень вентиляции и мы не можем гарантировать, что люди не заразятся. Поэтому для закрытых помещений скорее всего маски останутся еще на долгое время, пока мы не достигнем адекватных уровней вакцинации или пока весь мир не попрощается с коронавирусной болезнью.

- А когда мы выйдем на коллективный иммунитет. Сколько украинцев надо провакцинировать?

- Надо начинать по крайней мере из этих 10 млн прививок. Это для нас план минимум до конца лета. Мы работаем максимально активно, чтобы нарастить скорость по всем фронтам: центрам массовой вакцинации, мобильным бригадам. Это тяжелая работа не только на уровне Минздрава. Самое сложное именно на областном уровне. Работаем днем и ночью, планируем логистику, как развести, подготовить персонал. Есть четкий план, как выполнить эти 10 млн прививок. Надеемся, что у нас получится.

Я бы не надеялся на коллективный иммунитет слишком сильно. Количество украинцев, которое переболело, не является слишком большим. Простая математика показывает, что это около 2,5 млн человек. Мы имеем предварительные цифры исследования по определению тех, кто переболели. Результаты будут опубликованы в середине июля. Тогда увидим, сколько людей попало под наблюдение, сколько были госпитализированы, кого мы пропустили или какие люди не обращались за медицинской помощью.

- А как вы будете считать тех, кого пропустили, кто не сдавал тест, бессимптомных?

- По инициативе СНБО проводится общенациональное исследование, которое даст ответы на все эти вопросы. Алгоритм этого исследования довольно прост. Мы выбираем города и села, то есть городское и сельское население. Случайным образом выбирается семья или несколько. Делаем анализ на наличие иммуноглобулинов и смотрим, когда они перенесли болезнь, или тестируемых, обращались ли к медикам или к своему семейному врачу... Поэтому мы сможем ответить на вопрос, какая категория не обращалась за медицинской помощью, какая перенесла в бессимптомной форме и тому подобное.

В выборку на уровне страны попали 7 тыс. человек. Это относительно репрезентативная и большая выборка. Сейчас уже реализовано около 3,5 тыс. То есть мы приближаемся к завершению. Предварительные цифры говорят, что по крайней мере 32% населения переболело коронавирсной болезнью. То есть по итогам лабораторного исследования у них есть иммуноглобулины. И это при том, что вакцинированные люди не входили в исследования, чтобы не было погрешности. Поэтому, если 32% уже имеют иммунитет, плюс если мы сделаем 10 млн прививок, и, учитывая текущие темпы вакцинации, в осенний период выйдем где-то на 50-60% иммунитета. Однако это недостаточный показатель, чтобы мы не фиксировали осеннего подъема заболевания.

- А какой достаточный уровень?

- Достаточный? ВОЗ говорит о 75-80% — как старт, чтобы мы могли говорить о более-менее сформированном коллективном уровне ответа. Поэтому, скорее всего, мы столкнемся с осенней волной. Она может быть вызвана, как распространением болезни среди невакцинированных или непереболевших...

- Плюс дети в школу...

- Да, дети в школу... Так и тем, что мутировавшие штаммы, особенно "Дельта", который сейчас распространяется быстрее, чем другие. В Украине он тоже зарегистрирован и, вероятно, мы с ним будем сталкиваться осенью. А к коллективному иммунитету мы подойдем ближе к концу этого года.

Следующая публикация