Перейти к содержанию
Председатель подкомитета по вопросам расходов госбюджета: "Когда мы строим большое количество дорог, у меня возникает вопрос: не будут ли эти дороги пустыми"
  • Количество просмотров 443

Леся Забуранная рассказала о помощи ФОПам во время локдауна. Депутат убеждена, что в постоянном диалоге с бизнесом удастся выработать качественные решения.

Народный депутат, председатель подкомитета по вопросам расходов государственного бюджета Верховной Рады Украины Леся Забуранная рассказала о провале правительства в разработке четкой стратегии поддержки бизнеса в условиях коронакризиса, перекосах в распределении государственных расходов, шагах, которые следует ввести для преодоления экономических последствий пандемии, и поделилась мнением относительно реалистичности выполнения госбюджета на 2021.

Об этом Леся Забуранная рассказала в интервью УНИАН.

- Наша страна пережила очень тяжелый год, и только в декабре государство начало реализовывать заметную программу помощи предпринимателям, предусмотрев выплаты по 8000 гривен отдельным категориям ФЛП. По вашему мнению, эффективна ли она, и довольны ли вы ее результатом?

- Год действительно был очень сложный и, собственно, не только малый и средний бизнес, но, в том числе, и крупный бизнес пострадали и в Украине, и во всех странах мира. Не совсем могу согласиться, что не было никакой поддержки, так как во время полного локдауна по инициативе президента было введено несколько программ, которые позволяли поддержать предпринимателей. В частности, первая программа — это была помощь на случай безработицы для людей, потерявших работу. Это была программа по так называемой частичной безработице, на которую подавались предприниматели, которые были вынуждены приостановить деятельность и не имели возможности оплачивать заработную плату своим работникам. И была инициирована программа, которая сейчас имеет продолжение, и о которой мы дальше поговорим — это помощь для ФЛП, у которых есть дети до десяти лет.

Также действовала программа возмещения ЕСВ — одноразовая компенсация субъектам хозяйствования на возмещение единого социального взноса. Безусловно, этого было недостаточно, поэтому сейчас мы немножко расширили спектр пособий, которые предоставляет государство. В частности, это такая известная инициатива, которая уже действует. Если вы через приложение "Дія" регистрируетесь, и ваш вид деятельности подпадает под КВЭД (вид экономической деятельности), который в силу объективных причин приостановлен, то вы можете претендовать на помощь в размере 8000 гривен.

Вопрос — будет достаточно? Если мы говорим во временном промежутке в две недели во время локдауна (запланированного правительством на срок с 8 января 2021 по 24 января 2021), то я думаю, что это довольно нормальная поддержка. Но если мы мыслим в более стратегическом контексте, то, конечно, есть вопросы.

Что касается следующей программы — она рассчитана, опять же, на предпринимателей, которые вынуждены сократить рабочий день своим работникам, но перевести их, например, с пятидневного на трехдневную рабочую неделю, и также они могут выплачивать максимально до 8000 гривен своим сотрудникам в зависимости от того, какая у них была предварительно зарплата. Если мы говорим непосредственно о выплатах по 8000 гривен, то сейчас мы уже направили более 630 млн гривен для предоставления этой одноразовой помощи. И, по нашим расчетам, это покроет почти 20 тыс. субъектов хозяйствования.

- Какие категории ФЛП могут рассчитывать на государственную поддержку, а какие — нет?

- Это зависит непосредственно от того, к какой из шести категорий КВЭД относится деятельность предприятия. Шесть категорий — это розничная торговля, временное размещение, то есть гостиницы, деятельность по обеспечению блюдами и напитками, демонстрация кинофильмов, деятельность в сфере творчества, искусства и развлечений, спорт, организация отдыха. Заявки на получение помощи принимались до 22 декабря. И направляется на эту программу 1,8 млрд гривен.

Фактически, было проанализировано, какие отрасли пострадают во время локдауна больше, и, согласно КВЭД, если у вас указано, что вы занимаетесь данной деятельностью, то вы можете на эту помощь рассчитывать.

- Считаете ли вы сумму в 8000 гривен достаточной для того, чтобы поддержать предпринимателей? Почему при подготовке программы была выбрана именно такая сумма?

- Сумма была выбрана, исходя из возможностей. Мы понимали то количество средств, у нас может быть аккумулировано, и просчитали приблизительное количество субъектов предпринимательской деятельности, сфера занятости которым относится к рисковым категорий. И, собственно, было определено, что, в среднем, государство может обеспечить такое количество людей по 8000 гривен. Плюс, просчет был на две недели, пока будет действовать локдаун. На этот период 8000 — это достаточная поддержка.

Вопрос в другом. Вы правильно делаете акцент на том, достаточна ли поддержка государства в глобальном контексте. Лично я вам могу сказать, что, если мы говорим о социальных выплатах, то да, на две недели — это может быть неплохо, если мы поможем предпринимателю поддержать наемных работников, хорошо, когда мы поможем детям. Но глобально люди теряют не только деньги. Фактически, их бизнес, если это, допустим, маленькая кофейня, теряет возможности своего развития. Он или закрывается, или открывается. И я не понимаю, почему у нас до сих пор не разработана четкая антикризисная стратегия — что делать малому и среднему бизнесу, и каковы пути расширения его возможностей мы можем предложить.

Я считаю это прямой недоработкой Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства. Ну вот хорошо, социально они распределили средства на те и на те группы. Но, по большому счету, это не требует большого таланта, правильно? Для того, чтобы придумать выплаты людям, мы сейчас также с вами можем посидеть и сформировать, кому еще нужно что-то выплачивать. Вопрос в следующем: что они предлагают с точки зрения стратегического развития для того, чтобы бизнес имел возможность восстановиться и быть успешным после всех этих кризисных моментов? Что они предлагают для расширения возможностей бизнеса?

Я считаю, именно этим должно заниматься Министерство экономики, а не просто распределять социальные группы. Сейчас я вижу только блок социальных выплат, которые происходят за счет нас с вами, но я не вижу мероприятий, которые позволяют бизнесу зарабатывать, стимулируют его, хотя бы позволяют не терять.

- Можно ли на основе того, что вы сказали, сделать вывод, что в настоящее время украинская власть действует ситуативно, не заглядывая на несколько шагов вперед? Например, сейчас двухнедельный локдаун предусмотрено на январь, значит, запланировано, что такие-то расходы покроют такие-то проблемы. Но что делать дальше, никто не знает, верно?

- Я думаю, что ситуативно действует не власть в целом, а отдельные органы исполнительной власти. У меня есть много вопросов к Министерству здравоохранения, но у них есть хотя бы какой-то план действий и план развития в течение длительного промежутка времени, видение, как реагировать на те или иные угрозы. А вот относительно экономического блока я с вами могу согласиться. Сейчас мы наблюдаем, что все эти выделенные средства и инструменты помощи носят более ситуативный характер. Поэтому я и подчеркиваю, что экономическая антикризисная стратегия в рамках той ситуации, которая сложилась, нам крайне необходима.

- Откуда берутся деньги на реализацию тех видов помощи, которые сейчас реализуются?

Мы провели анализ по 36 распорядителям и 104 программам. И в сумме возникла экономия в размере 6,1 млрд гривен. Опять же, из-за несовершенства планирования, из-за невозможности полноценно осуществлять свою деятельность по определенным бюджетным программам в 36 распорядителей мы наблюдали остаток средств, который был перенаправлен в фонд COVID-19.

- Только за первую неделю действия "восьмитысячной" программы заявки на получение государственной помощи подали около 300 тыс. украинских предпринимателей. Приложение "Дія" было явно не готово к такому ажиотажу, и "легло". Многие жаловались, что не могли даже зарегистрироваться в приложении. Слышали ли вы об этих жалобах? И влияет ли это на эффективность программы?

Это, опять же, ситуативный момент. К тому времени, когда была запущена программа, и мы общались с предпринимателями, все работало в более или менее нормальном режиме. Затем, действительно, с ростом количества заявителей возникли проблемы в программе. Но знаю, что сейчас все уже наладилось. У меня есть знакомые, которые подавали заявки и без проблем зарегистрировались.

Думаю, что Министерству цифровой трансформации нужно аккумулировать все основные проблемные моменты и делать какой-то апгрейд приложения. Но я не могу согласиться с тем, что оно не работает. Оно работает, просто, возможно, не так качественно, как хотелось бы.

- В целом, вы довольны тем, как сейчас происходят выплаты?

Вы знаете, я довольна тем, что выплаты есть, и люди получают определенную помощь. Но я хотела бы и считаю, что мы должны делать акцент не только на краткосрочном моменте поддержки людей, но все же предложить людям, кроме этих восьми тысяч, еще какие-то более долгосрочные шаги и ассистировать в развитии их деятельности.

- Например, какие это могут быть шаги?

- Возможно, предоставить возможность создания платформ для налаживания интернет-продаж. Возможно, необходимо какое-то взаимодействие с иностранными компаниями. Возможно, стоило бы сформировать подходы к кооперации. Например, если мы посмотрим на аграрный сектор, то там малый бизнес конкурентоспособен по отношению крупных агрохолдингов только тогда, когда он создает кооперативные объединения. Я думаю, что такую же историю можно рассматривать предлагать и в других сферах, нужно стимулировать и учить людей искать различные пути развития. Здесь должно быть также ощутима роль государства.

Важным шагом для стимулирования развития отечественного производства является принятый нами законопроект о локализации промышленности, которым предусматривается, что предпочтение будет отдаваться использованию отечественных материалов, комплектующих, сырья. Таким образом, мы поддерживаем в Украине развитие нашего промышленного сектора.

Также реальный и весомый шаг — это создание президентом Владимиром Зеленским координационного совета, целью которого является наработка законодательных изменений по комплексному решению проблем микробизнеса. Туда войдут представители микробизнеса из каждого региона, представители союзов и объединений предпринимателей малого и среднего бизнеса, независимые эксперты, представители правительства и Офиса президента. Совет будет работать как совещательный орган в Офисе президента на регулярной основе. Каждый месяц будут проводиться совещания для того, чтобы смотреть, есть ли прогресс. И в таком постоянном диалоге мы сможем выработать качественные решения.

- Между тем, в Украине не утихает движение "SaveФОП". Если эпидемиологическая ситуация в стране, вызванная новым штаммом коронавируса или второй волной заболеваемости, заставит правительство продлить карантин и вводить новые ограничительные меры, что, по вашему мнению, необходимо сделать для того, чтобы сдерживать новые волны протестов? Государственные программы реализовывать?

- Вопрос непростой. Очень важно спрогнозировать, как будет развиваться пандемия, это неблагодарное дело. Если говорить о людях, то что людям нужно? Им нужна уверенность в завтрашнем дне. Это нормальная черта. И, по большому счету, государственные институты должны работать для того, чтобы обеспечивать людям эту уверенность. Система социальных выплат — это важный элемент, о котором мы должны говорить. Но еще не менее важно говорить, на какие уступки мы идем, как мы поддерживаем малый и средний бизнес, и что мы делаем для того, чтобы люди чувствовали себя более-менее стабильно. И я думаю, кроме социальных выплат, это должны быть и другие возможности.

Вот сейчас шла речь о фискализации. Я считаю, что, действительно, очень уместно и вовремя мы этот вопрос отложили...

- Но все равно не для всех категорий предпринимателей...

- Не для всех, но для наиболее уязвимых категорий. Сейчас людям и так непросто, и еще дополнительные ресурсы, как финансовые, так и организационные, тратить на этот вопрос — сложно. Но эта уступка выглядит так, что сначала мы эту фискализацию ввели, а потом поспешно отложили.

Вообще я не сторонник жесткого локдауна. Я считаю, что его эффективность сомнительна. С точки зрения медицины, он, возможно, уменьшает динамику заболеваемости, но в последнее время мы и так наблюдаем, что количество больных, слава богу, идет на спад.

Возможно, надо вводить какой-то ситуативный подход, когда локдаун будет выборочным. Усиливать ответственность за соблюдение карантина, но не закрывать предприятия тотально, тем самым, уничтожая их.

Я на одном из эфиров была с представителями сети кинотеатров, и они отмечали, что даже карантин выходного дня сделал убыточным их сферу. Сейчас полный локдаун окончательно ее добьет. В то же время, посмотрите трансляции открытия главных елок. Даже в Киеве местные власти нормально отнеслась к тому, когда люди на Софийской площади, не соблюдая никаких карантинных ограничений, собирались тысячами и без масок. Пожалуй, это перекос. Мы не можем пойти в кинотеатр, но можем стоять в толпе на открытии елки.

- Тем не менее, вы правильно отметили, что мы не можем знать, как будет развиваться ситуация с коронавирусом в дальнейшем. Если правительство в конце концов решит продлить локдаун, выдержит ли это украинская экономика? И будет ли ресурс для осуществления государственных программ поддержки?

- Тогда надо кардинально переформатировать наши приоритеты. И несмотря на то, что очень важно строить новые дороги, открывать новые объекты, необходимо помнить, что, прежде всего, нам нужны люди. И задача государства — это именно поддержка людей в сложный период. Тогда надо будет пересматривать бюджет в контексте увеличения помощи людям, бизнеса и уменьшения расходов на какие-то инфраструктурные объекты. Потому что, если мы посмотрим с экономической точки зрения, мы помогаем людям, а они все равно эти деньги тратят. Кругооборот средств существует. Да, это не та инвестиция, которую хотелось бы, и она не будет заметна через год-два. Но, в то же время, нужно понимать кризис, вызванный коронавирусом, как по заболеваемости, так и экономически, и выбрать приоритет. А в приоритете должны быть люди.

- В начале разговора вы отметили, что во время весеннего локдауна в Украине начала действовать программа помощи населению в связи с временной потерей рабочих мест из-за пандемии. Предполагаете ли вы ее трансформацию и расширение, поскольку в сложившейся ситуации в Украине и в мире в целом, уровень безработицы будет только расти?

- Да, сегодня существует программа помощи людям, которые потеряли работу. Минус в том, что количество людей, конечно, увеличивается. Она работает так же, как и раньше — человек становится на учет в государственном центре занятости и в течение определенного периода получает выплаты, которые привязаны к его последним объемам получаемой заработной платы.

Я вспоминала как инструмент во время локдауна программу по временной безработице, когда предприятия, имевшие нужду приостановить свою деятельность на время карантина, подавали заявки на выплаты заработной платы своим работникам. Ведь эти люди де-юре не являются безработными, но де-факто не получают зарплату.

Сейчас она переформатировалось в программу выплат наемным работникам в случае сокращения продолжительности их рабочего дня или сокращение количества рабочих дней. То есть, фактически, это и есть в определенной степени программа по частичной безработице. И так же предприниматель подает документы через приложение "Дія" и может претендовать на помощь. Один из главных документов для ее получения — это внутренний приказ предприятия об изменении графика работы.

- О каких суммах идет речь?

- Максимальная сумма — также восемь тысяч. Предположим, вы получали пятнадцать тысяч, и ваш рабочая неделя сократилась на половину. Значит, до восьми тысяч можно как наемный работник получить дополнительно к вашей зарплате.

- Считаете ли вы эту программу эффективной?

Начальная программа по частичной безработице, что вводилась весной, была эффективной. Очень многие предприятия, которые подавались на эту программу во время весеннего локдауна, получили помощь и были довольны.

Теперь она несколько изменилась. Сейчас одним из основных претендентов на получение средств из-за сокращения рабочего дня будет, например, "Укрзализныця". С точки зрения логики, программа нормальная — надо выровнять людям их заработную плату, если они перешли на, допустим, пятидесятипроцентный рабочий день и недополучают средства. Это социально логичный шаг. Но с точки зрения реализации - эта выплата вызывает у меня двоякое отношение.

Основным документом, которым вы апеллируете, как владелец бизнеса, на выплату в 8000 гривен для наемных работников, является внутренний приказ о сокращении количества рабочих дней или времени работы. Вот я не уверена, что мы сможем это верифицировать. Потому что, например, вы недобросовестный руководитель предприятия. Вы делаете приказ о фиктивном сокращение продолжительности рабочего дня, получаете определенную сумму средств на всех наемных работников, а на самом деле работаете в штатном режиме. Кто будет это контролировать? Можно ли доверять только внутреннему документу предприятия о сокращении продолжительности рабочего дня или количества рабочих дней? Не уверена.

- Вы утверждаете, что кроме финансовых, следует ввести и другие механизмы поддержки бизнеса. Еще при весеннем локдауне неоднократно обсуждалось, что государство должно законодательно обязать арендодателей освободить арендаторов от уплаты арендной платы на время простоя и запретить выселять арендаторов с занимаемых помещений. Но по факту оказалось, что у государства нет политической воли для реализации этого решения. Как эту ситуацию исправить?

- На самом деле это недоработки, что мы за этот период так и не изобрели механизма. В чем была проблема? Опять же, возьмем в качестве примера кинотеатры. Кинотеатр арендует площадь в торговом центре. Что кинотеатр — это коммерческая структура, торговый центр, и заставить одну коммерческую структуру снизить арендную ставку и недополучать доход в пользу другой — сложный вопрос и с экономической, и с точки зрения справедливости. Надо было создавать рабочую группу и нарабатывать механизм: в какой части, в каком количестве должен быть баланс между одним субъектом предпринимательской деятельности и другим.

Понимаете, если бы речь шла о коммунальных предприятиях или, допустим, о государственных предприятиях, то достаточно было бы политической воли. Но мы не можем заставить один бизнес недополучать средства для того, чтобы поддержать второй. Здесь только путем компромиссов можно достичь решения. И политическая воля — это, наоборот, в определенной степени — прижим демократии. Вот вы приходите к арендодателю и говорите: "Вы не должны требовать арендную плату", но за какие деньги ему тогда платить за коммунальные услуги, охрану и тому подобное.

Поэтому здесь надо было искать золотую середину. Это направление я также считаю одним из самых серьезных недоработок Министерства развития экономики.

- Кроме поддержки предпринимателей, бизнеса, имеет ли украинская экономика возможность реализовывать программы поддержки населения? Что по программе финансирования украинских врачей, которая, по факту, была провалена государством? Как вы оцениваете работу власти в этом направлении в течение года?

- С хороших новостей: то, что минимальная заработная плата повышается. Фактически, за полгода мы имели повышение на тысячу гривен, так как в сентябре было повышение, и с первого января она также растет. Это позитив. Надо не забывать, что многие люди работают не на минимальную заработную плату и получают больше, но все равно в привязке к ней. Виды социальной поддержки присутствуют. Есть много льготников, претендующих на те или иные виды выплат.

Но перейдем к негативным моментам. Если мы говорим о медиках, которые есть особенно уязвимой категорией, лично я разделяю ту мысль, что существующее положение оплаты труда является абсолютно неприемлемым. Мы долго спорили, говорили и, в итоге, особо не помогли. Мы видим только точечные стимулы, когда, например, Киевсовет принял волевое решение о доплате медикам. Это также и политический шаг в определенной степени. Но проблему нужно решать комплексно.

Одним из факторов, который не позволяет решить ее на уровне волевого политического решения, вообще схема оплаты труда медиков в нашей стране. Благодаря реформе, которая была инициирована еще во времена Ульяны Супрун, какую мы имеем ситуацию? На самом деле Министерство здравоохранения не распоряжается средствами и не может платить заработную плату врачам. Зарплата фактически зависит от количества заключенных договоров между лечебным учреждением и Национальной службой здоровья. И здесь уже включается масса моментов. Это возможности заведения и главного врача заключить ту или иную количество сделок, взаимопонимания между лечебным учреждением и этим НСЗУ, количество или недостаточное количество работников, которые могут обеспечить реализацию пакетов.

В результате, я, как депутат-мажоритарщик, вижу у себя на округе заведения, которые сумели вложить такое количество договоров, позволяющие обеспечить зарплату на приемлемом уровне, и которые не смогли. Они не могут не то, что повышать оплату труда врачам, они не могут даже содержать весь штат, потому что у них, условно, заключено два договора. Вот этот вопрос, и здесь профильный комитет должен адаптировать эту медицинскую реформу, потому что она показала свою неэффективность во время пандемии. Механизм, когда деньги следуют за пациентом, точно не работает в результате инфекционных заболеваний. И реформа показывает, по крайней мере на примере нашей стране, сомнительную эффективность по справедливой оплате труда. Вы можете быть прекрасным врачом, но работать в учреждении, в котором главный врач не способен менеджировать процесс, и вы получаете очень мало. И это не социально справедливый фактор.

- И никаких дополнительных расходов на помощь врачам в ближайшее время не планируется?

- Бюджет на медицину значительно возрос. По состоянию на сейчас он является рекордным — это 4,3 процента от ВВП. Такого в Украине еще не было. Но точно он не позволяет в полной мере удовлетворить все потребности. Единственная из хороших новостей — по результатам рассмотрения проекта государственного бюджета в выводах комитета мы изложили, что после просмотра результатов реализации бюджета по первому кварталу (имеется в виду — плана поступлений) мы будем вносить изменения в государственный бюджет, и приоритетным направлением будет медицина. То есть, в первую очередь, незапланированные поступления будут направляться на медицину. Вопрос в том, какое будет их количество.

Лично мое мнение. Повторюсь, я считаю, что в случае таких кризисных мер, при всем уважении к развитию инфраструктуры страны, мы должны все же уменьшить круг внимания и объем ресурсов с той сферы к людям, к врачам, к самозанятым предпринимателям. Развитие инфраструктуры, строительство дорог, новых объектов — это очень хорошая идея, но мы также должны не забывать о решении базовых потребностей.

- Имеет ли Украина финансовый ресурс для того, чтобы закупить дополнительные вакцины от коронавируса, кроме тех, что мы уже законтрактовали?

- Законтрактовано 2,6 млрд гривен на закупку вакцины. Будет передано бесплатно 8 млн доз. Давайте смотреть на это справедливо. Средняя стоимость вакцины составит около полутора тысяч гривен. Если посчитать 2,6 миллиарда плюс восемь миллионов доз (по две дозы на одного человека) позволит охватить до десяти миллионов человек.

Но, в то же время, есть люди, которые зарабатывают деньги, и могут эту вакцину себе приобрести. Я думаю, что в этом контексте при стоимости вакцины в 1400 гривен мы должны обеспечить тех людей, которые в этом действительно нуждаются — это рисковые категории людей и люди с низким уровнем дохода. А люди, которые работают и получают приличную заработную плату, думаю, что в состоянии самостоятельно купить вакцину.

- Считаете ли вы принятый на 2021 государственный бюджет реалистичным, учитывая запланированный объем дефицита и внешних заимствований, необходимых для его финансирования?

- Дефицит — реалистичный. Хорошая новость в том, что дефицит удалось уменьшить — с 270 до 246 млрд гривен, что составляет 5,5 процентов ВВП. Это есть противоречащим Бюджетному кодексу, но в той ситуации, приемлемым, потому что, согласно выводам МВФ, даже в развитых странах дефицит составит до 8 процентов ВВП.

Что касается заимствований, нужно понимать, что эти заимствования и погашения долгов возникли не за последние два года, а накапливались годами. Наибольшие транша МВФ происходили за прошедшие правительства, когда мы брали по 10-15 миллиардов долларов. И пока мы до сих пор платим по старым долгам.

Вы знаете, я вообще сторонница того, что нужно выходить на уровень, когда необходимо уменьшать дефицит максимально. И, по большому счету, мы, пожалуй, к тому и пришли бы, если бы не произошли все те кризисные явления в экономике страны.

Я считаю реалистичным и дефицит, и заимствования. У меня есть определенные сомнения в доходной части. Я не уверена, что мы выполним план по приватизации, который прописан, что мы будем иметь такие поступления по НДС. Но, опять же, в случае того я лично благосклонна к пересмотру бюджета, но не за счет людей, а, как мы уже говорили в предыдущей части, за счет уменьшения амбиций в каких-то инфраструктурных, культурных, спортивных проектах. Когда в семье нет возможности купить продукты, то они не идут в театр, кино и не ездят в путешествия. Так, может, такую же логику следует использовать и при системы государственного контроля и управления.

- Кто в нынешней конфигурации власти является главным инициатором государственных выплат: правительство, парламент, Офис президента, или наши внешние партнеры?

- Внешние — точно нет. Это больше инициативы Офиса президента и парламента. По Кабмину, у меня довольно большие вопросы по экономическому блоку.

В завершение давайте обсудим такой несколько философский вопрос. Сейчас мы живем в, по большому счету, социальном государстве. У нас осуществляется много расходов на поддержку населения, а люди этим часто злоупотребляют. Субсидии нередко получают люди, которые на самом деле в них не нуждаются, и таким образом, дыра в госбюджете увеличивается. Планирует ли действующая власть в будущем начать избавляться от этой государственной модели?

- Мы весь разговор возвращаемся к тому, что делать глобально. Я согласен с вами, что подобный подход построения социализма — не лучшая история. Главное — это верификация, определение тех людей и создание такой системы контроля, которая позволит фильтровать недобросовестных получателей социальных льгот. А второе — надо также говорить правду. Мы не сделали кардинально ничего, чтобы создать людям условия для самозанятости и достойного уровня жизни. Вопрос не в том, что все люди не хотят работать, а только получать выплаты. Вопрос в другом — где людям работать? Количество молодых людей выезжает за границу? Поэтому без создания реальных объектов промышленности, без внимания к науке, в том числе, которая будет создавать и развивать наукоемкие отрасли, без развития промышленности мы не сможем дать людям возможность заработать деньги и отказаться от социальных выплат.

Если пообщаться в регионах с людьми, все говорят одно и то же, независимо от того, в какой уголок вы поедете: раньше был завод или фабрика на четыре тысячи рабочих мест, все работали, это было такое градостроительное предприятие. Сейчас людям негде работать, альтернативы не предложено. И вот когда мы строим большое количество дорог, у меня всегда возникает вопрос: не будут ли эти дороги пустыми? На мой взгляд, это важно, но нет баланса. Может, стоит сейчас отремонтировать на одну дорогу меньше, но построить завод или комбинат, и дать возможность людям действительно стимулировать развитие национальной экономики. Все должно быть своевременно и сбалансировано. Сама по себе дорога дает рабочие места в краткосрочном периоде, но не дает возможности зарабатывания средств и вложения в экономику в стабильном и долгосрочном периоде.

Поэтому вопросам развития экономики и создания рабочих мест мы должны заботиться прежде всего. Тогда бы у нас априори отпало количество претендентов на все эти социальные выплаты, поступления в экономику были бы значительно выше, и, соответственно, развитие было бы лучше.