Россия создала "Новороссию", а сейчас будет присматриваться к Харькову и Одессе

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Россия создала "Новороссию", а сейчас будет присматриваться к Харькову и Одессе

ratemyprofessors.com

Американский военный эксперт в интервью корреспонденту ТСН Наталке Писне предупредил Украину об угрозе маштабного вторжения российской армии.

Американский военный эксперт Филлип Карбер вместе с генералом-демократом Уэсли Кларком не первый месяц лоббируют украинские интересы в Вашингтоне.

В эксклюзивном интервью ТСН Карбер рассказал, какие угрозы стоят перед Украиной в связи с российской агрессией, где уязвимые места в обороне страны, как США будут помогать Украине противостоять Путину и что может остановить нового "русского императора".

- Филипп, на днях сенатор Ингоф сделал заявление, что уже готово письмо о так называемом оружии для защиты, подписанное и согласованное министром обороны США. И это оружие, по словам Ингофа, за считанные недели отправится в Украину.

- Ну, письмо я не видел, поэтому, наверно, буду говорить не об конкретных, а о более общих вещах.

Я думаю, что очень важно знать, какую помощь мы можем предоставить Украине и какова ее цель. И на самом деле, их три. В краткосрочной перспективе, убедиться, что перемирие и прекращение огня - та вещь, которая действительно работает и работает успешно. Во-вторых, сдерживать русских от вторжения и хаотичной войны, которую они сейчас проводят на Востоке Украины. И третья, в долгосрочной перспективе, Украина должна пройти так называемое военное, вооруженное оздоровление.

В долгосрочной перспективе все эти цели и функции являются врозь частями военной помощи. Например, если речь идет о прекращении огня.

Самая важная вещь, которую только может ввести Запад для Украины, это сама по себе возможность видеть, что происходит на Донбассе. То есть, это значит, что вам нужны дроны широкой амплитуды действия.

Маленькие тактические дроны могут покрывать только 10-15 процентов территории, затем нужно обработать информацию. И здесь важен вызов: мы не можем позволить Украине еще раз оказаться в ситуации, когда ее атакуют непонятно откуда. То, что убивало сотни украинцев в августе, так это неспособность и невозможность заметить российские военные отряды, которые пересекают границу. И эту ситуацию нам надо предупредить.

Таким образом, простая часть плана - найти для Украины несколько беспилотников широкой амплитуды действия. И тогда украинцы будут видеть, что происходит вокруг, они смогут сообщать эту информацию другим и предоставлять подтверждение. И для этого совсем не обязательно находиться в самой зоне конфликта.

Украина не может быть зависимой от того, что ОБСЕ то увидела или не увидела, внесла в доклад или нет, Украине нужно иметь собственную возможность наблюдать за перемирием, идентифицировать российские военные подразделения, которые наступают, где и как начинаются большие скопления людей, и тогда можно адекватно реагировать и быть уверенными, что не нарушают условий перемирия.

Наконец, наблюдения за перемирием - очень важная вещь и она как раз напрямую связана с дронами.

Что еще необходимо предоставить Украине и это может обеспечить Америка - легкобронированный транспорт. Можно его даже в белый цвет покрасить, но только все 400 единиц, в которых нуждается Украина. И тогда наблюдение за перемирием будет более мобильным и подкрепленным транспортом и это даст большую гибкость и наблюдении за тем, что и как происходит.

Это никак не повлияет на наличие снайперского огня, использования стрелкового оружия. Потому что нужна также и тяжелая техника - БТРы и БМП. И этим, кстати, активно пользуется другая сторона (Россия, сепаратисты), которая под этим предлогом перебрасывает туда и свои отряды, и технику под предлогом симметричного ответа на наличие в регионе украинской техники.

Словом, это очень важно - предоставить Украине подобную технику и она есть у США. Более того, мы уже предоставили Украине легкобронированный транспорт - 400 машин, о которых я говорил, что было бы хорошо по российскому примеру также перекрасить в белый цвет. И украинцы очень активно эти машины используют. И потому им легче справиться с так называемой активностью во время перемирия.

Третье - и я верю в то, что начало и предпосылки уже заложены - это признать, что Украина должна иметь возможность быстро идентифицировать точки обстрелов.

В июле россияне начали обстрелы вдоль границы. И они имели совершенно катастрофические последствия для многих украинских добровольческих батальонов и частей армии, они не сразу поняли, откуда именно их обстреливают. То есть, они знали, что с территории России, но вот определить саму зону и скорректировать собственный огонь по точке обстрела они не могли. И мы не можем допустить это еще раз. Это, скажем, сейчас происходит под донецким аэропортом, где обстрелы становятся все жестче.

Таким образом, украинцам нужны еще радары для контрбатарейной борьбы с возможностью установки места, откуда летят снаряды, и радара, который отслеживает траекторию их полета, чтобы точно устанавливать точку, откуда ведется огонь. Это - очень важно для того, чтобы модерировать перемирие, и это увеличит возможность устойчивость и способность украинцев к выживанию на обстреливаемых территориях. Сепаратисты и русские, к слову, менее уязвимы к подобным изнурительных обстрелов.

- Вот вы говорите "перемирие". А вы в него верите? В этих условиях?

- Перемирие очень важно. Важное прежде всего потому, что его как явление признает Россия. Это важно для всех участников конфликта и они должны придерживаться его условий. В этом нет никаких сомнений и все стороны конфликта дали это понять. Украине вопиюще нужно перемирие.

Если мы отмотаем немного назад, к августовским событиям, когда украинские отряды теснили, открылся фронт, и это была настоящая военная катастрофа. В общем, те события я отношу к 4-5 крупнейшим военным катастрофам, произошедших за последние 50-60 лет, с момента окончания Второй мировой. И это чудо - то, что Украине удалось возродить свои вооруженные силы и не потерять Восточную Украину таким же образом, как когда-то Крым. И счастье, что нашлись несколько смельчаков, которые руководили городами и областями на Востоке Украины, жертвовали собой, собственными интересами и благодаря этому Украина таки устояла. И мы должны сделать все, чтобы этот ужас не случился еще раз.

Украина вопиюще требует перестроить структуру своих воинских частей, чтобы не допустить такого оттеснения с позиций, как это наблюдалось в августе. И для этого нужно время. Таким образом, нужны совместные учения, чтобы высший офицерский состав понимал природу этой войны. Надо хорошо усвоить полученные в августе уроки страшных сражений, и эти знания нужно систематизировать и закрепить.

Скажем, добровольческие батальоны показали невероятно высокую степень мотивации, но им нужно подучить матчасть. Оружие - так же, им еще нужно научиться правильно пользоваться. Поэтому эта возможность перемирия очень важна для Украины, ее нужно использовать для реформы оборонного комплекса. И здесь надо использовать любую возможность.

Опасность перемирия пока заключается не только в том, что сепаратисты продолжают обстреливать украинские войска из населенных пунктов, а в том, что Путин может снова перебросить большое количество небольших отрядов к границе, как это уже было в марте-апреле 2014 года. Таким образом, это может произойти еще раз.

И тут другая опасность - украинцы передислоцировали свои военные подразделения на Юг, когда пытались залатать тамошнюю оборонную пробоину. Они растянули линию фронта и в ней образовалось много дыр, оборона была слабой - от Чернигова и Сум и до Харькова. Именно эта часть фронта должна быть защищена и требует значительного усиления военных позиций, обучение нужно начинать еще с вчера, вы не можете сидеть и ждать, пока российские военные отряды пересекут границу. Тогда уже будет поздно.

Я говорю о защите границ, я говорю о глубинной защите с огневыми позициями. И для этого, конечно, нужно больше резервов.

Что меня смущает больше всего? Помните мощное наступление российских вооруженных сил весной 2014? Они могут сделать то же весной 2015-го.

Во-первых, в начале каждого года у них происходит ротация, это означает, что они проводят обучение для новичков, и их со свежими силами ставят атаковать границу. И это может быть очень опасный момент.

Еще один важный краеугольный момент в случае предоставления помощи - недавняя презентация россиянами их танка Т-90. Во-первых, его трудно уничтожить, у него реактивная броня, довольно тяжелая, и хорошая оптика, он быстрее украинских аналогов. И единственный шанс для украинской пехоты выстоять - это дать армии очень мощное противотанковую оружие. Речь идет о таких двухзарядных снарядах. Первый его заряд попадает в реактивную броню и тогда уже второй может собственно подбить сам танк.

Украина могла бы спроектировать подобный, хотя мне кажется, вы уже это сделали. Но проблема в том, что нет времени на производство тысяч таких снарядов, которые нужны уже сегодня и еще больше их понадобится 1 апреля. И это очень критично. В общем, каждый раз, когда мы видим на Восточной Украине российские танки - это Т-90.

Американцы в таких случаях говорят: хорошо, Россия ставит перемирие под угрозу, нам нужно вернуть баланс сил, и чтобы это сделать, Украина нуждается в паре тысяч снарядов на каждый русский танк. В конце концов, это механизм калибровки: на каждое действие есть противодействие. Идея заключается не в обострении конфликта, а в утверждении стабильности перемирия. Это, в конце концов, должно интересовать каждого - это перерыв войны.

- Но это все пока выглядит более тактическими действиями, мы отвечаем на удары, отбиваем атаки, но нет планирования на несколько шагов вперед.

- Самая большая опасность нынешнего момента - это собственно тактическая история. И тут вы правы. Надо думать в двух направлениях: операционном, тактическом, и стратегическом.

С точкиы зрения операционного уровня, надо быть готовым, что фронт будет долгим и очень утомительным. Это означает весь путь от Чернигова и до Одессы. Так как сейчас в Черном море наблюдается наибольшая за последние годы концентрация кораблей военно-морских сил России. И когда придет весна, море не будет столь холодным, следующий удар может быть по Югу Украины с моря. И россияне продолжают накапливать военные мощности, они передислоцируют группы спецназовцев, которые собственно, принимали участие в Крымской кампании, в Приднестровье. И таким образом, имеем огромный круг и здесь украинцам надо очень серьезно задуматься над собственной системой защиты. Потому круг преобразуется на территорию в 300 градусов. И ее не надо защищать тяжелой артиллерией, но вы не можете просто взять и покинуть все те щели на границе и оставить их незащищенными. Это на операционном уровне.

Стратегический уровень. Это уже разговор о несколько годах вперед и высокий уровень, которого вы должны стремиться, это стабильная оборона, по-настоящему демократическая система, которая должна работать в стране. И здесь наблюдается невероятный прогресс.

Вы выбрали народно избранного президента, вы провели выборы в парламент, и должен сказать, это были самые чистые выборы в истории страны. И это - по-настоящему стратегические движения. Следующие - стабилизация экономики. Потому что впереди холодная зима. И я не удивлюсь, если россияне будут играть с доступностью или недоступностью газа. И я думаю, украинцы - мне сейчас легко тут говорить, гораздо труднее сделать - украинцы должны быть готовы к тому, что россияне попытаются сделать со всей присущей им тщательностью эту зиму очень холодной.

Это особенно сложно в нашем мире, когда придется выживать в современном доме без отопления, электричества и газа. То есть, я надеюсь, что этого не произойдет, но такой сценарий вполне вероятен и это - тест на выносливость для всех украинцев, и он может быть очень непростым.

И только если именно экономическая составляющая будет стабильной, можно будет проникнуться следующей стратегической составляющей, в которой сейчас очень нуждается Украина. Это современные интегрированные вооруженные силы. И это - так же старт сразу на нескольких уровнях. Нужна система, в которой милиция взята за основу и базис. И тогда россияне не смогут сделать так, чтобы откуда-то возникли сепаратисты, которые стреляют из домов.

Нужны добровольческие отряды, в которые войдет молодые, опытные, очень мотивированные люди, перед которыми не будет стоять вопрос амуниции и оружия. Они должны быть частью армии, они не должны думать о потерянной униформе, или где взять оружие. К оружию должен быть доступ, в том числе, и к морскому.

Есть очень важный аспект с авиасообщением, с доставкой амунициии, пищи, собственно, с коммуникацией и связью. К сожалению, украинцы используют связь еще советской эры. И нынешние системы связи - такие же, как у русских. То есть, это означает, что они знают, как те работают, таким образом, они могут подслушивать переговоры, что собственно и делают.

Сколько раз было так, что они знали о планах украинцев до того, как командиры батальонов получали приказ из Генштаба? Для этого они просто прослушивали переговоры, ничего сложного.

Соединенные Штаты уже предоставили 95-й бригаде цифровую систему связи, к слову, это лучшая военная часть украинской армии, я искренне так считаю. И они используют ее очень эффективно. Но проблема в том, что нужно гораздо больше. Я думаю, Соединенные Штаты предоставили 8 подобных комплектов, а нужно 800. То есть, они действительно нуждаются в сотни раз больше. Сейчас мы передали еще 200, но потребность все равно остается, она не закрыта.

Воздушные силы. Украинские пилоты - самые смелые летчики, они делают невероятные и даже сумасшедшие вещи в воздухе, я лично видел. Но то, в каких условиях они оказались - это ужасно. И самолетов почти нет. Это преступление, это - настоящее преступление. Украина имеет несколько сот Миг-29, много СУ-24 и большинство из них не летают. Потому что предыдущее "успешное" правительство украло деньги. И вот эти воздушные силы надо перестроить. Их надо интегрировать в системы общей обороны, чтобы противостоять российским воздушным силам, которые на самом деле готовятся нанести быстрый удар, разрушить мосты, взять на себя командование и изолировать Украину.

То, что нужно Украине, нельзя сделать за несколько месяцев, на это уйдут годы. Но если мы будем предоставлять и техническую поддержку и стратегически сотрудничать с воздушными силами - из этого может что-то получиться.

И если совсем откровенно, это не так уж дорого, но это то, что действительно может помочь.

Проблема в том, что стратегически Украина всегда была частью Советской армии и ассоциировалась с великой отечественной войной вплоть до получения независимости.

На самом деле Москва и местные генералы - вот кто продумал на несколько шагов вперед все на стратегическом уровне. А вы сконцентрованы на операционном. Украине действительно нужно централизованное военное образование для нескольких типов управленцев и политиков. Для офицеров - для того, чтобы воевать, для политиков - для понимания военных деталей, для высших офицеров - для понимания политической и экономической составляющих войны и того, как они все вместе между собой связаны.

Люди все время говорят о реформах и коррупции. Реформы означают не только громкое покаяние: "Я не коррупционер". Это реформа ментальности, мышления людей, которые отвечают за безопасность и оборону.

Я считаю украинских офицеров очень яркими, хорошо осведомленными и образованными, но у них нет опыта стратегического мышления. Поэтому, в конце концов, я думаю, что это не так уж дорого и затратно - провести подобные тренинги, обучение. В конце концов, есть много людей на Западе, которые готовы прийти и помочь.

То есть, они не расскажут украинцам, как им надо думать, они объяснят сам механизм процесса стратегического мышления и тогда украинцы сами разберутся, что делать со своей военной стратегией.

- Давайте вернемся к сенатору Ингофу. Он сделал заявление о наличии перечня так называемого оружия для защиты и выразил искреннее убеждение, что у новоизбранного Конгресса хватит запас прочности для того, чтобы убедить президента Обаму. С другой стороны, мы знаем, что кабинет Президента никогда не позволит Конгрессу отправить летальное оружие или даже оружие для защиты в страну. Что должен выкинуть Путин, чтобы Белый дом все же это сделал? Сбросить ядерную бомбу? Насколько плохим должно быть Путин, чтобы это произошло?

- Я думаю, Обама верит в перемирие. Он сказал, что верит, он сказал, что это - стратегически важно и для Соединенных Штатов, и для европейской безопасности и собственно, для Украины.

Что сейчас делает Путин? Он систематически делает зло, в этом есть его собственная логика. И Президент Обама ему ответит. Есть определенные предостережения относительно собственно американской ответственности. Логика такова: мы что-то добавили по вооружению и Путин тоже добавил новое для сепаратистов. И так далее. Это уже нагнетания, эскалация. И это довольно убедительно.

Но если уже есть подписанное перемирие, есть обсуждение и утвержден баланс сил. Теперь если одна из сторон нарушает перемирие, это собственно, подрывает само понятие перемирия и дело не только в доверии, вы собственно подрываете и нарушаете перемирие, если не даете отпор нарушителю. И я думаю, Обама это очень четко понимает. Путин в этом смысле становится все более и более беззаботнее. А ситуация продолжает обостряться.

И то, что Путин покрывает сепаратистов, и ситуация вокруг Донецкого аэропорта, и танки Т-90 вдоль дороги под Мариуполем и под Луганском. И каждый из этих шагов все больше и больше отдаляет Обаму от обязательств по перемирию. Наконец, он понимает, что должен ответить на эсклацию со стороны России.

Мне кажется, он высказался достаточно четко: он ответит на эскалацию. И я в этом смысле оптимист. Пессимист в отношении Путина и его честности относительно ответственности за перемирие. Но где я оптимист - так это в отношении президента Обамы. Если он что-то обещает - он действительно делает. То есть, достаточно много вещей которых он не обещает, но это потому, что он не обещает то, во что не верит. И тут я спокоен, потому что он действительно верит в перемирие и прекращение огня. То есть, когда он уже что-то пообещал, то может быть очень убедительным. И вот это Путин должен очень хорошо осознать.

И я убежден в том, что и здесь Обаму поддержат обе партии. Мы с генералом Уэсли Кларком то поддерживаем публично, то - за закрытыми дверями Конгресса. Но вот что я вам скажу: я был удивлен тем единством, которое проявили представители и Республиканской и Демократической партий по поддержке Украины. Поэтому скажу вам так: в украинском вопросе никаких неожиданностей не будет. Хотя бы потому, что я давно не видел такой яркой поддержки Украины со стороны обеих партий.

То есть, может измениться несколько, если только республиканцы будут контролировать сенат и тогда они подтвердят наличие средств для поддержки Украины, и тогда даже обе Палаты Сената не смогут заблокировать это решение. И президент столкнется с довольно трудным решением, поскольку если он будет ветировать эти фонды, довольно трудно в свете того, что производит Путин, то он, фактически, будет дальше позволять ему это делать.

Таким образом, если республиканцы будут контролировать сенат, процесс будет более проукраинским, будет более масштабным и быстрым, чем если расстановка сил будет прежней. Но на самом деле шансы выглядят как 50 на 50. Зато в длинной перспективе этот вопрос выглядит более интересным. Путину нужно быть очень осторожным. Посмотрите на 2 года вперед - следующим президентом станет Хиллари Клинтон, которая будет гораздо более жесткой.

- Вы считаете, что все же она?

- Да. И она будет не менее Ромни жесткой к России. Путин считает, что может заставить американцев играть в свои игры. Но он катится по чрезвычайно тонкому льду. И это касается не только Украины. Его бомбардировщики залетают в американское воздушное пространство, звучат все эти угрозы об использовании ядерного оружия.

Соединенные Штаты будут реагировать, и это будет единодушный ответ со стороны обеих партий - республиканцев и демократов. Последнее соревнование вооружений они проиграли. Мы знаем, какие кнопки нажимать, и мы их нажмем.

- Какого рода могут быть эти кнопки?

- Экономика, технологии. Они хотят с нами посоревноваться? Удачи им в этом начинании.

Россияне сами по себе не сильно в восторге от игры этой игры, они понимают последствия того, что произойдет, если получат врага в лице Вашингтона и обеих партий. То есть, если отбросить долгосрочную перспективу, это пока даже не вопрос дебатов. Потому дебатировать об Украине - достаточно безопасно, Украина - демократическая страна. Там состоялись реформы, местная армия может быть частью западного военного блока и все это приемлемо. Нет дискуссии, или россияне вдруг ошиблись, или у них легкая паранойя, надо им дать еще один шанс на исправление. Нет, все очень четко и понятно.

Есть один парень, который следует своей собственной стратегии, у него тяжелая рука, он знает, как надавить всей армейской мощью, и не только на Украину, но и в странах Балтии, и на Польшу, и это на фоне того, что он развернулся и в Белоруссии, и в Казахстане. И тут уж я должен сказать: минуточку, а мы не можем стоять в стороне. Потому что таким образом мы сами подвергаемся тому давлению, которое сейчас оказывается на Украину. Есть внутренняя поддержка Путина со стороны россиян - очень вредная и для них, и для страны. И я надеюсь, кто-то рядом с ним это осознает.

- Если все совпадет и мы получим от Соединенных Штатов летальное или нелетальное оружие, как вы собираетесь контролировать конечного пользователя? Как избежать перепродажи на внутреннем украинском рынке?

- В Украине все - от высшего должностного лица к простому мужику на улице - должны провести очень серьезный разговор с самими собой. О коррупции. Вы должны это остановить, обрезать. Люди, которые дают взятки, продают помощь, которая была направлена украинской армии, они сами по себе представляют опасность. Они - опасность и опасны. Они ответственны. Они - воры, воры. Они творят зло и обворовывают своих же сограждан.

Коррупция - это не совсем верное слово, я бы сказал, эти люди - самая большая угроза для страны. И они хуже, чем русские, обстреливающие украинскую границу. И здесь нужно по-честному, раз и навсегда прекратить это. Более того, должен вам сказать: это сейчас гражданский долг, это патриотизм не допускать коррупцию. Не закрывать на нее глаза. Хватать за руку, писать заявления в милицию. И только так и должно быть. Потому коррупция украдет ваш последний шанс выиграть эту войну и выжить.

Соединенные Штаты не будут присылать полицию, чтобы те контролировали, вы правильно распределяете помощь или нет. Не будет аудиторов и контролеров. Если украинском не способны контролировать себя и своих сограждан сами - тем хуже для них.

- То есть, коррупция может стать той причиной, по которой вся помощь от США может припинится?

- Единственная причина - это коррупция. Проведите реформу, закончите с ней. Я знаю нескольких людей из вашего парламента, они достаточно жестко высказывали свою позицию по этому поводу. Они честны, я с ними встречался, был очень впечатлен тем, какие они прямые, мне нравится направление, в котором они думают. Но здесь очень нужна поддержка общества. Это должен быть патриотический долг каждого - отчитываться, сообщать о каждом случае коррупции.

Еще один важный момент: Украина должна задуматься над природой американской и любой другой поддержки. Потому что в долгосрочной перспективе вам нужна поддержка, которая заключается не в шлемах или в сверхновом оружии или еще в чем-то, спальных мешках, например. Украина должна развивать свои отношения с Соединенными Штатами, с западными партнерами в сфере оборонной индустрии. Если вы получите доступ к технологиям, то перед вами откроется множество интересных инновационных военных технологий.

- Например?

- Двойная противотанковая технология, вы делаете фантастические радиолокационные системы безопасности, которые отвечают современным потребностям людей во всем мире, и они готовы за это давать доступ к собственным военных технологий. Я не так давно посещал военное предприятие, где на моих глазах так сказать реанимировали МиГ-29. Просто невероятные ребята! Невероятная технология! Я был в чрезвычайного восторге от увиденного. Таким образом, нужно только найти желание интегрировать западные разработки в свое, например, навигационное оборудование.

Может ли Украина это сделать? Еще как. Я думаю надо отходить от образа "я нищий дайте это мне за так", зато относиться к этому, как к партнерству - и работать вместе. Украина производила треть электроники России, даже ракетных систем. Российский МБР был сделан в Днепропетровске. Украина обладает первоклассными технологиями. Одна из главных условий и обмена, и партнерских отношений - отсутствие коррупции.

Я был на конференции в Варшаве и там выступал президент Порошенко. Он использовал термин "лизинг". Это - святое для Америки понятие. Такая схема, например, существовала во времена второй мировой с Британией. Они попросили нас о помощи, получили ее и со временем расплатились. Потому что это - не подачка и не подарок. Это - ссуда. И мне очень нравится эта идея.

На самом деле, было бы фантастически, если бы президент Порошенко довел ее до ума, продумал идею реализации. Конгресс хочет поддержать Украину. И сенаторам и конгрессменам сейчас действительно нравится идея лизинга оружия. С одной стороны, это не подарок, это партнерские отношения, которые предусматривают оплату, растянутую во времени.

К тому же, предмет лизинга вы потом вернете. Ведь вы не хотите превратить Украину в одну из тех стран, которым постоянно нужна помощь. Если вы хотите быть партнером, то идея лизинга имеет смысл. Например, авиационное топливо - вещь рассматривается Соединенными Штатами как убийственное оружие. Но если соглашение о лендлизе будет подписано, Украина может прийти и сказать: мы хотим авиационное топливо. Для своих внутренних авиалиний и для военных. И это будет очень правильно и естественно.

Или мы вот говорили, что украинским пилотам нужно больше летать и отрабатывать пилотаж, разведывательные маневры. И это не запрещено и каждый миллилитр авиационного бензина будет отработан правильно и согласно условия лендлизу. И это не обидно, это означает, что вы будете способны защитить свое воздушное пространство.

Таким образом, все эти соглашения лендлиза отчасти очень и очень интересные. Честно говоря, я думаю, гораздо важнее развивать сейчас индустрию и партенество, иметь этот лендлиз как аргумент, пока вы присоединитесь или не присоединитесь к НАТО.

То есть, по моему мнению, стоит сконцентрироваться на функциональных отношениях. Я - сторонник идеии Украина-члена НАТО. Но присоединение к этой институции не панацея и не решение всех проблем безопасности. Польша, например, сейчас очень сильно нервничает. И она при этом - член НАТО.

И вот еще интересный факт - не уверен, что большинство украинцев вообще о нем знают. Украина в марте 2014 осуществила крупнейшую за всю историю страны мобилизацию. Более того, это была величайшая мобилизация в Западной Европе от Второй мировой войны. Они передислоцировала бригады из Западной Украины и центра на фронт. Это было и героически, и неожиданно одновременно. Россияне даже не надеялись, что Украина будет на это способна.

Мы точно знаем, что российские генералы в начале апреля говорили Путину, что возможность быстрой победы потеряна. И все - из-за мобилизации. Они говорили: мы потеряли возможность молниеносно, за два дня, взять Киев. Это не означало, что они перестали играть в войну, но тот конкретный момент был упущен. Если говорить о ситуации с 1 апреля и до сих пор, то есть опасность второй попытки. То есть, Россия создала Новороссию, а сейчас помыслит Харькова и Одессы.

Беседовала корреспондент ТСН Наталка Писня

Россияне поддерживают президента Путина и не будут жаловаться на санкции

Россияне поддерживают президента Путина и не будут жаловаться на санкции

12 ноября Сенат США вновь поднимет вопрос предоставления оружия Украине

12 ноября Сенат США вновь поднимет вопрос предоставления оружия Украине

Америка может все же предоставить Украине оружие для защиты

Америка может все же предоставить Украине оружие для защиты
Следующая публикация