День выборов

Дата публикации
Просмотры
1869
Поделиться:
WhatsApp
Viber
День выборов

Кристина Абрамовская выяснила, что выборы в Украине представляют серьезную угрозу для холостых представителей миссии ОБСЕ.

Мне всегда хотелось посмотреть, что и как происходит с бюллетенем после того, как я совершаю таинство голосования. Поэтому на этот раз я записалась наблюдателем на избирательный участок. Дополнительную пикантность ситуации добавлял тот факт, что наблюдала я от "Правого сектора": меня совершенно очаровала щербинка между зубами ее пресс-секретаря Борислава Березы, и это не говоря о магической силе пресловутой визитки Яроша. Но все по порядку.

Накануне выборов состоялся инструктаж наблюдателей: седой, интеллигентного вида мужчина рассказывал нам в штабе ПС о том, что, видя нарушения, на рожон лезть не стоит, потому что "жизнь и здоровье – превыше всего" (А не Украина, подумала я, как можно было бы ожидать от "Правого сектора"). Всю ночь после такого предупреждения мне снились кошмары, как меня посадят в яму за принципиальность, когда я не стерплю вбросов и каруселей, и что я больше не увижу своих родных. Я даже аккуратно раздумывала о том, как бы с базара съехать, но потом вспомнила про свою подругу, которая мотается в зону АТО, как к себе на дачу, и пристыдила сама себя за малодушие.

Наблюдать мне предстояло отправиться в небольшой провинциальный городок. Утром я тщательно подбирала гардероб, чтобы соответствовать образу "правосека". Остановила выбор на рубашке военного покроя от Готье с черепами и готическими надписями, джинсах и высоких черных сапогах, тоже весьма агрессивного вида. Своего я добилась: члены комиссии, равно как и наблюдатели от других партий, боязливо оглядывали меня, видимо, ожидая, что я на их глазах разорву зубами младенца или как минимум достану из рюкзака гранату. Вместо этого я последовательно достала фотоаппарат, смартфон, планшет и ноутбук, стала радостно носиться по участку и фоткать все подряд: особенно меня вдохновили барельефы на стенах школы, изображающие герб городка, Щека, Хорива и сестру их Лыбедь и прочие патриотические картинки.

Вскоре меня пригрел член комиссии от другой националистической партии и позвал  в учительскую пить чай. Это вызвало гнев зампредседателя, женщины лет 50, одетой с провинциальным шиком: "Мы везли родниковую воду для себя, а ты поишь всех подряд!" Разборки по поводу воды из родника длились еще минут 15, пока я не выпила свой чай и не пошла к наблюдателям. Те откровенно скучали, сплетничая и обсуждая, кто сколько получил денег за дежурство: речь шла о сумме 200-300 гривен. За самими выборами особенно никто не следил. Среди наблюдателей было две девушки с серьгами в бровях, несколько парней, женщины и мужчины средних лет и старушки – в общем, все поколения. Красивенький парнишка на соседней лавке оказался преподавателем физкультуры в экономическом колледже. Он негромко жаловался  сидящей рядом женщине: "Я туда как пришел работать, мне сразу сказали – ты тут и жену себе найдешь. А там контингент от 15 до 18 лет. Но они мне просто прохода не дают – постоянно пишут "вконтакте" и везде – Олег Сергеевич…"

Члены комиссии просто скучали –  они, в отличие от наблюдателей, не могли слоняться туда-сюда, ожидая избирателя. Который не особо спешил выполнить свой гражданский долг: приходили  в основном бабушки и дедушки, часто слабовидящие и еле-еле передвигающиеся. Молодежь случалась редко – в основном это были мамы с детьми, которые носились по участку, теряли игрушки и забегали туда-сюда в кабинки, наблюдая, как колышутся занавески. Впрочем, один дедушка пришел на участок уже второй раз, о чем-то незначительном спросил членов комиссии, а потом стал изучать информацию о кандидатах и партиях. Видно было, что ему просто не с кем поговорить.

В целом обстановка очень была расслабленная и доброжелательная; нарушений не было (или я их не заметила), и все проходило спокойно и по правилам. Все ждали вечернего подсчета голосов – самой волнительной части выборов. За полчаса до 20:00 засыпающая комиссия и наблюдатели вдруг получили неожиданный живительный импульс: пришел наблюдатель от ОБСЕ. Я и не ожидала, что на выборах может присутствовать флирт-фактор, но факт остается фактом: вышеупомянутая женщина-зампредседателя воодушевилась, поправила грудь и прическу и кинулась обниматься с ним и фотографироваться. Как я поняла из последующих доверительных разговоров, миссия ОБСЕ считается тут, в городке, оазисом завидных женихов: "У нас тут живут кроме него еще трое, и мы так думаем – они ж все неженатые и, наверное, порядочные. А то так на сайтах знакомств с иностранцами познакомишься неизвестно с кем – с аферистом каким-то…"  Оказалось, что некая Снежана специально даже ждала этого мужчину из ОБСЕ на участке, и как раз вышла, когда он пришел. Теперь я поняла, почему градус ненависти ко мне повысился, после того как я от нечего делать спросила у него: "How to become OSCE-observer?" - и он мне долго что-то писал на бумажке  – явно свой телефон и где его найти, чтобы подавать документы в загс.

Тем временем пришла пора считать бюллетени – процедура не менее утомительная, чем отрывать корешки и выдавать бумажки. Наблюдатели по-прежнему не выказали особого энтузиазма – секретарю комиссии пришлось даже уговаривать всех поставить стулья поближе. "Летела лопата, упала в болото, какая зарплата – такая работа", - декламировал один из членов комиссии, которого упрекнули в том, что он неаккуратно отрезал уголки от огромной пачки погашенных бюллетеней, привета от уничтоженных лесов. Пока считали голоса по партиям, одна наблюдательница доверительно говорила с другой: "Я бы этих депутатов посадила бы всех, как цветочки, и поливала бы, пока с них бы не вышла вся грязь" Та ей отвечает: "А я бы просто их всех пустила в свой дом, чтобы они у меня пожили, как я  живу. А я бы пожила у них". Я только начала размышлять об ассоциативном языке этих женщин, но тут комиссия взорвалась восторженными воплями: оказывается, на их пенсионерском участке кто-то проголосовал за интернет-партию Украины! "Вы видели, кто от нее там баллотируется?" - воскликнул председатель комиссии, не в силах сдержать шквал эмоций. 

Потом эти бюллетени долго запаковывали, писали от руки сотни тысяч протоколов (в XXI веке, когда люди летают на Луну и можно расплатиться смартфоном). Я вызвала покурить женщину на излете - наблюдателя от Оппозиционного блока. И на вопрос "как вы тут в провинции живете"  услышала примерно следующее: "В этом году цены на газ такие – просто Монтана!" Сначала мне показалось, что я ослышалась; потом она еще несколько раз повторила это богатое слово, все время в контексте завышенных цен на что-то. И она же напоследок поделилась своей сокровенной мечтой выйти замуж за наблюдателя ОБСЕ.

Тем временем члены комиссии собирали деньги на послевыборный банкет, приглашая всех присутствующих присоединиться. "Что ж, зампредседателя - женщина молодая, любит выпить, компанию", - сообщила мне одна старушка-наблюдатель.

Что я могу сказать, резюмируя все вышесказанное: выборы – это интересно и познавательно. Правда, нам и государству обходятся – просто Монтана! 

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
1869
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация