Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Культ безобразного

Культ безобразного

"Красота – в глазах смотрящего" (Оскар Уайльд)

Я очень люблю все красивое. Весь этот мир высокой моды, все эти кутюры, тренды, бренды... На люди в этом выйти стыдно и страшно, и выглядит оно хорошо только на подиуме – а все равно люблю ведь. Но теперь, когда захочется прекрасного, я могу разве что пересматривать архивные показы разных там Валентино, потому что в мире массово отказываются от стандартизации, и даже "ангелов" Victoria's secret" прикрыли.

Мир не жаждет красоты. Мы истребляем ее, режем, сокращаем, подвергаем цензуре. Сейчас мир стремится к натуральности. Ведь проще спрятаться за ширмой "как все", чем тянуться к призрачным субъективным идеалам. Проще вырастить джунгли у себя на ногах и под мышками и превратить это в объект для гордости, чем пахать годами в зале, формируя тело Мистера Вселенная.

8 лет назад американская художница Алеа Чаплин получила премию престижного британского конкурса BP Portrait Award за полотно с обнаженными женщинами пожилого возраста. Не за портрет обнаженных молодых пилатес-богинь, нет – за изображение организмов женщин за 60, а то и за 70, голых, дряблых, в пигментных пятнах и обвисших складках. Почему?

Когда-то моим хобби было купить свежий глянцевый журнал и лениво листать его где-то в кафе, попивая капучино. Теперь глянец считается пропагандой дискриминационных клише и изобилует в лучшем случае фотосессиями хайповых андрогинов. А вместе с тем мы в глубине души понимаем – покажи нам даже захудалую манекенщицу образца 90-х и атипичную модель весом 150 кг – и выбор в большинстве случаев будет очевидным. Вот только культивируем мы почему-то совершенно другое.

Мы читаем тонны статей и смотрим сотни мотивирующих постов, морализирующих об уникальности каждого из нас. Мы ежедневно встречаем откровенные фотосессии родов, грудного вскармливания, отчеты из жизни инвалидов и искренне убеждаем друг друга, что они – такие же, как мы. А потом на улице отворачиваемся при виде нищеты и увечья. Мы пропустим вперед маму с коляской и поможем человеку на костылях забраться в салон автобуса. Однако мы не подадим руки поскользнувшемуся пьяному и обойдем бездомного, который просит на кусок хлеба – потому что от пьяного плохо пахнет, а у бездомного, скорее всего, вши. Мы испытываем гадливость к инвалидам, люди с ограничениями кажутся нам ошибкой природы. Дети с синдромом Дауна вызывают у нас отвращение, и мы автоматически начинаем чувствовать отвращение к самим себе, но это ничего не меняет.

Все мы – за равенство и против бодишейминга, однако любое отклонение от нормы воспринимается нами как личное оскорбление, ведь одним из постулатов всех верующих является универсальный "образ и подобие", и, очевидно, поэтому у нас так много расовых скандалов, ведь не может вся планета быть вылеплена по лекалу 33-летнего бородатого мужчины-европеоида.

Мы – за социальное, классовое, гендерное равенство, но наша система ценностей все равно провисает, ведь невозможно заставить себя любить то, что веками формировалось в сознании как дефективное. Сколько бы мы ни пытались убедить мир и себя, что это – норма, в глубине души мы знаем, что лукавим, и между "ангелом" в бикини и любительницей фаст-фуда мы выберем... дальше вы знаете.

А вот Алеа Чаплин. Ее картина с обнаженными пожилыми женщинами называется "Шаги". Название довольно пророческое, учитывая шаги, которые ежедневно героически совершает человечество, чтобы стать терпимее и лучше. Но разве для того, чтобы стать лучше, нужно утверждать, что старость, жир, целлюлит или фурункулы – это красиво? "Я не делала пластику, потому что люблю каждую свою морщинку", – сказала то ли Катрин Денев, ли Моника Беллуччи. Полвека назад эталоном были фото в стиле пин-ап. Двадцать лет назад нам навязывали представительниц "силиконовой долины". Сегодня в тренды вышли отвисшие груди, постродовые растяжки, геморрой, акне, лишай и бубонная чума. Куда идем?..

Читайте также:  Секс на карантине

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции