Пенсионерки в большом городе

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Пенсионерки в большом городе

Сара Джессика Паркер / Getty Images

Олена Концевич рассуждает о сексе, городе и возрасте в современной культуре.

"Никому не нужен сериал о стариках" – так встретили новость о продолжении поклонники культового в 90-х сериала о жизни свободолюбивых женщин "за тридцать". Тогда фильм о дружбе, отношениях, карьере, измене, о принятии и внимании к своему телу во многом опередил свое время. Если сейчас модно выпускать книги о менструации и лепить из глины мужские тестикулы, то "Секс и город" показал нам все это задолго до. В этом году трое из четырех подруг возвращаются на большие экраны, хотя нас уже мало удивишь историями о СПИДе, вибраторах и педикулезе в зрелом возрасте. Тогда – зачем? Чтобы что?

Мнения разделились. Одни утверждают, что без раскованной альфа-самки Саманты сериал невозможен, другие скептически относятся к идее ввести в сериал трансгендерных персонажей в угоду моде. Но и те и другие единодушны в своем приговоре: "Секс и город" о похождениях бабушек никому не интересен. Это мушкетеры еще могли скрипеть потертым седлом 20 лет спустя. А что делать женщинам в 55+? Чему они могут нас научить?

Еще когда десять лет назад на экраны вышел второй сиквел сериала, фильм вызвал возмущение у эстетов: истории о гормонах и климаксе плохо вязались с представлением фанатов о красивой жизни в мегаполисе. Теперь этот контраст еще разительнее. Если вы видели первые кадры со съемок новой части сериала, то вы не могли не заметить седину в волосах Джессики Паркер и неудачно перекачанные ботоксом уста Кристин Дэвис. Кто-то скажет, что вся эта история – исключительно об объективации. Возможно. Но это автоматически должно означать, что любят и хотят исключительно молодых. Времена, когда четверо подруг могли не спать ночи напролет и порхать с коктейлем в руке по элитным клубам Большого Яблока, прошли. Но разве сериал был только об этом?

В Украине, так же как и в большинстве стран бывшего СНГ, люди – особенно это касается женщин – умирают для общества где-то после 45. Они продолжают котироваться как биоэлементы, способные смотреть телевизор, готовить ужин и гулять с внуками. Но работать, влюбляться, развивать бизнес и заниматься сексом они не имеют права. Никто не снимает кино с Микки Рурком в роли героя-любовника, не так ли? Так зачем снимать сериал о сексе и взаимоотношениях, взяв на главные роли третьеразрядных бабулек в предынфарктном состоянии?

Тема пожилых людей в культуре и литературе до сих пор деликатно замалчивается; вероятно, именно она станет "бумом" следующих нескольких лет, вытеснив непримиримые феминистские войны с ветряными мельницами. Потому что быть старым – скучно, это мы помним с детства, когда родители постоянно напоминали нам о звонке или визите к бабушке и дедушке, а мы не очень-то спешили, ведь о чем можно общаться со стариками? О пенсии? О болячках?

"Старики плохо выглядят и плохо пахнут" – вот краткая и самая показательная рецензия, которую мне пришлось как-то услышать от ребенка. У главной героини "Секса и города" детей нет, возможно, поэтому она так бесстрашно возвращается на улицы Манхэттена, продолжая нести постулаты, которые не потеряли актуальности за 20 лет: что женщина имеет право на подруг, на свободу, на выбор, на любовь к себе. На секс, черт побери. В конце концов, сегодня красота благодаря косметическим манипуляциям стала более долговечной, следить за собой стало модным, и, если упаковать женщину даже пенсионного возраста в "Гуччи", облить ее "Кензо" и дать ей в руки ретро-сумочку от "Фенди", она не будет напоминать старую развалину, за чьей жизнью неинтересно следить на экране. Или будет?..

Помните серию "Секса и города", где Саманта познакомилась со стариком-миллионером? Там был прекрасный диалог:

– Какой у тебя возрастной лимит на мужчин?

– Не знаю ... пятьдесят?

– А если мужчина очень и очень богат?

– Эмм ... пятьдесят?

Миллионер был милым, щедрым и веселым, но героиня не смогла заставить себя переспать с ним ни за бриллианты, ни за подаренный остров. Потому что, несмотря на все достоинства, его ягодицы выглядели как ягодицы 72-летнего старика. И это – в продвинутом Нью-Йорке. И это – Саманта, самая либеральная из подруг и, кстати, единственная, кто наотрез отказался сниматься в продолжении. Неужели всему свое время?

Кроме одного-единственного друга-гея у Кэрри теперь может появиться еще десяток друзей с различными гендерами, и это будет восприниматься на ура. Но отношения в 60 до сих пор вызывают у людей удивление, смех и даже гнев. Потому что секс – даже в очень большом городе – это как туфли от Маноло Бланик: они доступны только молодым, красивым и богатым, и даже Кэрри Брэдшоу в ее 56 будет сложно натянуть их на свою ногу.

Читайте также:  Первые кадры: Сару Джессику Паркер подловили на съемках продолжения "Секс в большом городе"

Следующая публикация