Секта Свидетелей Совка

Секта Свидетелей Совка

Кристина Абрамовская диагностирует у определенной части общества "синдром потерянного рая".

На протяжении всего существования человечества его преследовал священный миф о Золотом веке, когда не было боли, страданий, тяжелого труда и болезней. Самая известная из таких легенд – о Райском саде, где не знающие добра и зла Ева и Адам бродили нагие и невинные, пока не проглотили червя сомнения, находящегося в яблоке познания. Эта легенда существует в различных вариациях: например, сегодня поклонники экологического образа жизни любят восхищаться первобытными племенами, которые жили в "мире и согласии с природой, беря от нее только самое необходимое, а не безбожно эксплуатируя ее". Шах и мат таким идеалистическим представлениям поставили археологи, обнаружившие в первобытных пещерах многочисленные следы ритуальных убийств животных и человеческих жертвоприношений, а уж детоубийство вообще было единственным способом контрацепции и регуляции численности племени.

Но в последние годы люди создали еще один феерический культ о том, что такое счастье. Речь идет о Секте Свидетелей Совка. Его адепты тщательно собирают высохшие косточки и хранят локоны Ильича-ребенка, складывают горкой ржавые консервные банки, пластмассовые октябрятские значки и нафталиновые пионерские галстуки, возводя целые алтари. Его священнослужители, как заведенные, раз за разом повторяют свои заклинания: "Давали квартиры! Медицина и образование были бесплатными! Мороженое без консервантов по 15 копеек! Пионерские лагеря и профсоюзные здравницы! Белка и Стрелка! Гагарин в космосе! Не было педофилов, порнографии и геев! Выиграли войну! Изобрели водородную бомбу! Нас все боялись!" И напоследок – самый главный тезис – "какую страну просрали…"

В Райском саду я не была, зато с высоты прожитых лет могу судить о том, чем на самом деле был совок. А именно – бесконечной грязью, беспросветной нищетой и очередями. В моей памяти слишком хорошо сохранились воспоминания об очередях за 200 (а вскоре и за 150) граммами масла в одни руки, в которую очередь занимали по несколько раз, и куда приходилось тащить не только меня, но и брата-младенца в колясочке. Просто смертоубийственные очереди в районной поликлинике, которые надо было отстоять за справкой в школу (и это я еще не застала ужасов советского акушерства и гинекологии!). Очереди на ту самую бесплатную квартиру, где мои родители стояли бесконечное количество лет. Моя семья жила в однокомнатной хрущевке, и счастье было в том, что мы там жили САМИ: соседские семьи состояли из двух-трех, а то и четырех поколений, ютящихся в проходных комнатках. Какие-то непрекращающиеся съезды КПСС – в чем был их смысл, мне, школьнику, было непонятно, но почему-то меня это должно было интересовать. У всех моих одноклассниц были почти одинаковые ботинки, куртки, портфели, игрушки – только их можно было купить в каждом универмаге. Полы в школе, непонятно зачем натертые мастикой – единственное ее предназначение было безбожно пачкать школьную форму и колготки отвратительным рыжим цветом. Поощряемое доносительство в школе – заводились специальные тетрадки, куда записывали, кто чего сказал и кто курил на районе. Никакое мороженое и пресловутая колбаса по 2.20 не могут в моей памяти перебить воспоминания о мерзком запахе подгорелой манной каши, которой неизменно пахло в детсадовской, а потом и в школьной столовой. Меня передергивает от воспоминаний о грязных поездах, на которых приходилось летом ездить к бабушке, а особенно туалетах и очередях туда. Также я прекрасно помню продуктовые шопинг-туры в соседнюю Белгородскую область за творогом, курами и яйцами. Банка сгущенки и горошка, спрятанные "на праздник". У меня была книга про древний Египет, которую я зачитала до дыр, даже не мечтая однажды попасть к пирамидам. Прекрасно помню, как моя мама унижалась перед профкомом, чтобы получить выездную визу в дружественную ГДР, и так и не поехала.

Как можно это считать "Золотым веком", я не понимаю. А самое главное – как об этом можно забыть? Скорее всего, у некоторых граждан бывшего СССР от этих унижений и мытарств развился стокгольмский синдром, и они, как адепты тоталитарных культов, полюбили свою плеть странной, мазохисткой любовью? Множество ученых от Фрейда до Фромма и Юнга описали этот феномен "бегства от свободы", когда не только у отдельных людей, а у целых народов выключается мозг и они не просто становятся стадом баранов, а начинают возводить своих истязателей в статус божеств. Казалось бы, к ХХI веку, когда все продвинулись и зачитали до дыр учения суфиев, Кастанеды и практикующих йогов, такие элементарные вещи уже не могут быть актуальными. Но нет – Секта Свидетелей Совка процветает и даже усиленно вербует новых членов, заражая трупными миазмами умы современной молодежи.

Уже выросло поколение совкодрочеров 1985-го и даже 1990-го года рождения! Вместе с айфонами и планшетами они получили готовенькую идею о Золотом веке, в котором жили их счастливые и беззаботные предки. Пока, разумеется, не пришли проклятый капитализм и демократия и не заставили всех шевелить копытами, а не мирно стоять в стойле, ожидая баланду и радуясь отсутствию профилактических порок по субботам.

Следующая публикация