Стоит ли бояться ювенальной юстиции

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Стоит ли бояться ювенальной юстиции

Getty Images/Fotobank

24 мая 2011 года Президент Украины подписал Концепцию развития криминальной юстиции для несовершеннолетних, что, по сути, является очередным шагом внедрения ювенальной юстиции в нашей стране. В связи с этим усилилась активность противников внедрения ЮЮ, коими являются, как правило, общественные православно-родительские организации.

Противники называют ювенальную юстицию современным фашизмом и готовы яростно бороться против окончательного внедрения механизмов ЮЮ в Украине. «Безнаказанность подростков, бесправность родителей, рабская покорность перед ювенальными службами из-за постоянного страха больше не увидеть своего ребенка!» - это цитата взята на сайта организации, выступающей против внедрения ЮЮ, jujust.com.ua). Насколько правомочны аргументы яростных противников внедрения законопроекта о ювенальной юстиции, мы спросили доктора юридических наук, профессора кафедры теории государства и права Национального университета «Одесская юридическая академия» Наталью Крестовскую.

Наталья Николаевна, я как одинокая мама очень напугана перспективой внедрения ювенальной юстиции в Украине. Мне рисуются страшные картины отъема у меня восьмилетней дочери за банальный беспорядок в квартире или оставленный случайно в холодильнике просроченный кефир. Действительно ли все так серьезно?

Вы знаете, сколько по статистике случаев лишения родительских прав в настоящее время, без внедрения ювенальной юстиции? От 15 до 17 тысяч в год. Да, чаще всего это касается отцов, утративших связь с семьей. Но это тоже можно назвать отъемом ребенка. 98 тысяч детей в нашей стране лишены родительского попечения, и это без ювенальной юстиции. Большинство детей устроено, часть детей в процессе устройства. Но проблема «детей улиц» как массового явления за последние 5 лет преодолена. И большей частью благодаря действию того сегмента власти, который можно называть системой механизмов ювенальной юстиции. То есть ювенальная юстиция была, есть и будет, как ее ни называй.

Но ведь уже сейчас форумы противников ювенальной юстиции переполнены трагическими рассказами о том, как у любящих родителей были отобраны дети органами опеки.

Существует семейный кодекс, который, кстати, не является частью ювенальной юстиции, и в нем указано 6 оснований для лишения родительских прав и отъема детей без лишения родительских прав. Если пребывание в семье угрожает физическому или психическому состоянию ребенка, то ребенка из семьи могут изъять. Например, органами милиции осуществляется рейд с профилактической целью. И в одной из квартир находят четверых детей, которых родители кормят только хлебом и яблоками. Из всех детей лишь 5-летняя девочка может говорить, а один ребенок болен дистрофией. Детям угрожает голодная смерть. Родители, которым государство выделяет пособие как малообеспеченным, предпочитают потратить это пособие на выпивку. Вы бы не забрали детей из такой семьи? И когда родители потом плачут и говорят, как любят своих детей, они правы: они действительно их по-своему любят. Закон запрещает бить ребенка, издеваться над ним, подвергать физическому, сексуальному, моральному насилию. И государство в этом случае имеет право вмешаться.

Но, с другой стороны, такие вот рейды – грубое вмешательство в границы семьи. Это еще один аргумент противников ювенальной юстиции.

Подобные проверки, как правило, осуществляются в тех семьях, которым государство выделяет пособия на детей. Это большей частью касается приемных семей, домов семейного типа. И если деньги выделяются на воспитание ребенка, а тратятся на ящик водки, то государство имеет право вмешаться. Да и как не проводить подобные проверки, когда, к примеру, одна приемная мама кормила детей только конфетами и печеньем, что привело к авитаминозу. При этом еще и била. А воспитатели детского сада, наблюдая в течение долгого времени гематомы, молчали. О ситуации в этой семье узнали, только когда воспитатели испугались, что ребенок умрет, и догадались вызвать «скорую». Но благополучным семьям бояться нечего.

В России уже действует ювенальная юстиция, и там, по мнению ее противников, уже сейчас внедряются механизмы доносительства детьми на своих родителей. Так ли это?

Я считаю, что это сознательная ложь. В России по инициативе и поддержке Дмитрия Медведева существует движение «Россия без жестокости в отношении детей». Есть горячая линия, по которой несовершеннолетний может позвонить в любое время и пожаловаться, если в отношении него совершен акт насилия. Это особенно актуально для интернатов, детских домов, где, вы сами понимаете, не всегда все гладко. Насилие может совершить педагог, старший ученик, посторонние люди. И плохо, что у нас такого нет.

Я приведу еще один пример. В одном из общежитий Одессы умерли 2 маленьких ребенка. Мама пила и просто забыла их в комнате. Они сначала кричали, потом ослабели и умерли от голода. Соседи слышали крики и, как вы выразились, «не донесли». Или что делать ребенку, которого насилует собственный отец? Не доносить на него? Что делать, если мать заставляет физически работать: лезть в «копанку» за углем или стоять на базаре? Если идет речь о спасении жизни и здоровья ребенка, то система эта должна работать.

Я согласна, что в таких ситуациях нельзя молчать. Но нас пугают тем, что ситуация может дойти до абсурда. Когда подросток может пожаловаться на родителей за то, что его заставили вынести мусор или отняли карманные деньги, обнаружив, что тот курит. Я слышала, что в Америке такие прецеденты не редкость.

Подобные истории про ювенальную юстицию в США – из разряда уличных легенд. Главная цель американских служб по делам детей – сохранить ребенку семью. И там точно также изымают детей, только если пребывание в семье угрожает их физическому и психическому развитию. И, кстати, закон в Украине не запрещает родителям приобщать детей к домашнему труду. Он также не запрещает заводить детей людям, больным шизофренией, но мало ли что будет потом с ребенком? Говорить, что всех детей будут отбирать или всех научат доносить на родителей – лишь нагнетать нездоровую обстановку. Наше общество все еще не воспитано, не толерантно. В нас все еще живет убеждение, что если ребенка не бить, он вырастит сволочью. Тем не менее уже доказано, что как раз те, кто вырос с жестокими доминантными мамами, потом переносят опыт насилия на свое окружение: меня били – и я буду. Этот подход к воспитанию давно отрицается всем цивилизованным миром. Таким образом, наше общество, с одной стороны, нацелено на силовые методы воспитания, с другой – еще с советских времен привыкло к постоянной борьбе с чем-либо. Может быть, пришло время научиться слушать доводы противоположной стороны и искать компромиссы?

Татьяна Корякина

Следующая публикация